ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Леонид Анатольевич Волков

Страсти по февралю. Очерки о календарях, о возникновении их и устройстве. Казусы календарные

© Волков Л. А., 2016

© Хейлик О. Н., 2016

© Издательский дом «Сказочная дорога», 2016

* * *

О времени

И кто у кого в плену: мы – у времени или оно – у нас?

Счастливые, говорят, времени не замечают. Повезло и мне: расширил, благодаря путешествиям, горизонт, за которым – время другое. И теперь стоит представить: отдёрну занавес, а там… Венеция, оркестр, играющий у Дворца дожей… Таиланд, один из пляжей Краби… И – время остановилось…

Здорово, знаете ли, в поисках красот сдвигать шторку пространства-времени… время от времени длить это время… а, возвращаясь откуда-либо, ощущать – прошла вечность…

Так что ж это за категория – время? Для одних оно тянется, накрапывая, как моросящий дождик, для других – торопится, журча взахлёст…

Двигаясь, приравниваем мы порой вектор времени к расстоянию: проезд на электричке, скажем, до Малаховки равен часу, вырванному из жизни… И ничего, главное, не изменишь: со скоростью сей везут.

Другое дело, к примеру, на Карадаге, где наглядно всё: время – Мятеж Камня…

Или – с кем-то наедине: наполнено

А вообще, время – само по себе. Капает…

Следить за ним – как в детстве: вырывая листки из отрывного календаря или наблюдая за маятником ходиков, считать зори, лета (именно лета в обход зим) – не увлекательно?

Люди издавна «мерили жизнь», из лет слагая век… год деля на месяцы, сутки – на часы… И, позволяя себе вольность в обращении с невидимым временем, изобретали календари… за что их, случалось, карали.

Так, у жрецов Древнего Рима вплоть до 304 года до н. э. владение календарём, или умение мерить лета, долгое время были «за семью замками»…

Как бы ни было, на протяжении веков никто так и не смог изменить ход времени – сжать или растянуть, тем более – повернуть вспять.

Сумели – и точно довольно-таки – распределять его… что бы ни намечали, делать вовремя.

И всё же… Каждому, как заблагорассудится, дано кроить время… на чём-либо концентрируя его, делая ставки…

Страсти по февралю

Но неумолимо время – бег его в будущее.

Caleo{Caleo означает «зову, объявляю». – Здесь и далее примечания автора.}

С древности календари, по которым предки наши вели счёт времени, завораживали. Хотя само по себе слово «календарь» ассоциируется с долгами: в день календ, то есть в первый день месяца (всё равно какого), римлянам полагалось платить по долговым книгам, называемым calendarium.

Наступление календ во всеуслышанье объявлялось глашатаями после новолуния – при появлении на небе тонкого серпа, знаменующего возвращение жизни на круги своя. Как напоминание об уплате долгов.

Календари, стало быть, – долги наши (перед вечностью).

Страсти по февралю. Очерки о календарях, о возникновении их и устройстве. Казусы календарные - i_001.png

Перед вами – трискель (треножник), древнейший символ бега времени

Почто февраль обидели?

О римских тайнах и приключениях февраля

Без клеопатры не обошлось
Страсти по февралю. Очерки о календарях, о возникновении их и устройстве. Казусы календарные - i_002.png

А наш календарь солнечный: ориентирован не на Луну. Позаимствован из Древнего Рима. Давно, за 45 (или, возможно, чуть меньше) лет до явления на Землю Христа, календарь, которым мы ещё почти сто лет назад пользовались (просто год в нём на три дня в четыре столетия более растянут, чем нынешний), ввёл – вместо лунного – полководец-царь Гай Юлий Цезарь, живший в 100–44 годы до н. э., и соответственно календарь был назван в его честь – юлианским.

Ввёл – чего ради? Чтобы счёт дней привести в согласие со светилами и временами года.

Призвав из Александрии рекомендованного царицей Египта Клеопатрой учёного Созигена, кесарь по его совету добавил десять дней в год и ещё 11-й – раз в четыре года. Тем самым не только усовершенствовал существующий на тот момент в Риме лунный календарь (год в нём, правда, состоял из чуть более чем требуется для лунного, числа дней – 355, а не 354), но и расставил поочерёдно длинные и короткие месяцы. Уже без участия Клеопатры.

Цезарь с Созигеном на пару даже астрономический труд написали. На два тысячелетия вперёд постарались…

Если не брать во внимание, что вообще календари, и солнечные в том числе, изобрели задолго до римлян, чей счёт времени, кстати, не был образцовым, – пользовались ими шумеры, жители Вавилонского царства… Так, изображённым на стенах египетских храмов «объявлениям о долгах» – более 10 тысяч лет! А найденным на стоянке Сунгирь под городом Владимир секторным дискам и так называемой «вестоницкой кости» с зарубками (обозначающим дни лунного календаря) из Чехии – и вовсе 30 тысяч лет.

Кто же изобрёл календари? Наблюдательные. Как? Наблюдая: день да ночь – сутки прочь… зима, лето… – год.

Чего проще (казалось бы) – за исходное взяв время смены ночи и дня (оборот Земли вкруг своей оси), рассчитать, сколь суток понадобится нашей планете, чтобы обернуться вкруг Солнца, сколь вкруг Земли – Луне…

Но… надо ведь ещё согласовать одно с другим…

В общем, едва человеку открылось – всё повторяется, он понял: «виновно» Солнце… Луна опять же – являясь то ущербной, то полной…

И Homo стал складывать: сутки в неделю, те – в месяц… год делить на десять, на двенадцать месяцев…

Хотя не проще ль было бы – считать по зарубкам (от дня Сотворения мира)?

Такие разные месяцы!

Но начнём не по порядку – с «обделённого», второго по счёту, месяца. (И то – справедливости ради – не мешало б февралю откроить день-два, уравняв его с прочими месяцами!) Чем, спрашивается, провинился завершающий зиму{Хотя, строго говоря, не февраль, а март 20 (21) числа завершает зиму. И 1 декабря соответственно – не зима ещё. Астрономическая (не календарная) зимушка в Северное полушарие (а соответственно лето – в Южное) приходит в день зимнего солнцестояния – 21–22 декабря, когда солнце – на лето, а зима – на мороз, и длится 89 дней. (При этом времена года в Северном и Южном полушарии противоположны.) // Вот и февральские морозы, что не так давно (в прошлом веке ещё) свирепствовали: кащеевы – 2 февраля, велесовы – 11 февраля, – в этом случае посередь зимы.}, что его так урезали: до 29 суток дотягивает не всегда? Притом что остальные одиннадцать месяцев из года в год «шикуют»: у четырёх из них – по тридцать, у остальных – и вовсе по 31 дню.

Почему, скажите, именно февралю раз в 4 года – и то не всегда – оказывают «милость», добавляя «лишний» 29-й день? Чем оплошал февраль-враль, что его обделил Цезарь две тысячи лет назад, учредив календарь с ущербным фебруарием?

Однако, если разобраться, не обделял «fe…» верховный жрец Рима – наоборот, ещё день пожаловал…

Февраль в Арьергарде

Подозрение возникает сразу: если в календарях лунных 355-е сутки добавляют заключительному месяцу, а в нашем солнечном (обычный год в котором 365 суток) «привилегия» на 366-е – у второго, похоже, февраль в календаре предков – месяцеслове – тоже стоял позади всех?

Так что не начинался ли и у нас год некогда не с января-про-синца, а с весеннего «сухого» – марта? (Как в Вавилоне, где начало года приходилось именно на весну. Или, как в Румынии, где Новый год до сих пор празднуют 1 марта.)

1
{"b":"599445","o":1}