ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Острый осколок

Глава 1 Исправлять всегда тяжелее — результат непредсказуем

Думаешь ты одним местом, оно у тебя вместо головы, руки растут все из того же места, и неприятности находишь на него же. Самое многострадальное место в мире!

Легкий сизый туман рассеянными облачками поднимался от поверхности огражденного камнями озера, окутывая своими влажными ладонями траву у берега. Он спешил и рвался вдаль от воды, раскрывал свои широкие стелящиеся во все стороны объятья, стремясь спрятать весь сад под непроглядным покровом собственной дымки. Близится рассвет. Не зря торопится. Еще ват и яркие, пронзающие насквозь неплотное тело белесых облачков лучи изгонят трудолюбивый туман. Маленькие капельки на узких, торчащих во все стороны травинках будут единственными свидетелями ночных событий.

Стройный мужчина с забранными в высокий хвост белокурыми волосами, облаченный в коричневый банный халат стоял на веранде большого особняка. Руки его заведены за спину, а взгляд устремлен куда-то за горизонт. Еле уловимое дуновение сзади, и из неоткуда появляется фигура в черном костюме, скрывающем даже лицо. И вновь идеальное спокойствие. Редкая идиллия, извечно краткая в нашем мире.

Узкая красная полоса выплыла из-за горизонта, окрашивая небо в розово-лиловые оттенки. Неизвестный стоял на одном колене, оперевшись предплечьем о другое, и низко склонив голову. Он не смел нарушить покой своего господина.

— Выяснили? — мужчина в халате не отрывал взгляд от горизонта.

Любой усомнившийся в силе этого мага прощался с жизнью на месте. Зрение приносит ему лишь эстетическое удовольствие. Он пренебрегает им, считая самым обманчивым из всех остальных чувств, которые у мужчины невероятно обострены. Еще за вар до появления слуги маг чувствовал его незримое присутствие в округе.

— Да, Garon.

— Говори.

— Проклятые мертвы. Де…

— Ты хотел сказать, повержены, — раздраженно поправил маг.

— Мертвы.

Маг резко обернулся. В глазах плескалась злоба и удивление. Слуга наклонил голову еще ниже.

— Garon nya!

— Продолжай, — уже спокойно разрешил господин. Его тело расслабилось, а глаза снова стали гипнотизировать только им известную цель на порозовевшем небосводе.

— Магия земли, Garon. Все проклятые обратились в прах. Полное уничтожение. Вы не сможете их восстановить.

Только произнеся последние слова, разведчик понял, что позволил себе не просто усомниться в силе своего господина, а полностью уверовать в его беспомощность в данном вопросе. Эта мысль была его последней.

Мужская фигура все так же неподвижно стояла на дощатых половицах. Голые ступни овевал робкий ветерок. Несколько острых щепок торчали из досок, образуя рытвины в идеальном полу. Растекаясь по ровной поверхности и заполняя процарапанные борозды, алая жидкость медленно приближалась к обнаженной карамельной коже.

— Garon nya. Вы запачкаетес-с-сь, — голос раздался из глубины комнаты. Он оказался глухим и свистящим. Его обладатель был плотно укутан в черный плащ, что защищал его от любопытных глаз. Скрытый тенью не спешил падать на одно колено.

— Пол жалко, — невысокая фигура в плаще хрипло рассмеялась. Маг никак не отреагировал на это, — нужно быть с-с-сдержаннее, Ваша С-с-светлость, — съехидничал голос.

— Не стоит присылать зеленых юнцов, тогда и полы будут в порядке.

— А как же тогда представление?

— Так ты мне их для разминки подсовываешь? Еще не насмотрелся?

— Ну что вы, Ваш-ш-ша С-с-светлость. Ради ТАКОГО я готов вам хоть вс-с-сю армию отдать на рас-с-стерзание, — сладострастно произнес голос.

— Ее растерзание займет не больше чем пол вара. В чем радость?

— Вы правы, поэтому я рас-с-стягиваю удовольствие. Дурачок там, глупыш-ш-ш с-с-сдесь, а мне представление.

— И кто после этого садист? — ответа маг не требовал и сразу продолжил, — давай к делу.

— Как с-с-скажете, Garon.

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять — шутки закончились. Господин спустил пар, но новости, мягко говоря, необычные. Держать Его Светлость и дальше в неведении — чревато жизнями.

— Это маг земли.

— Я и без тебя это понял. Кто? — терпение покидало мага.

— Каш-ш-шир.

Время потянулось как нуга, медленно и нехотя. Тишина подавляла все вокруг. И только две птички яркого окраса весело щебетали, танцуя в воздухе друг с другом. Теплые лучи пробуждали желание жить и двигаться. От этого контраст счастливой беззаботности и безмолвного напряжения казался чем-то нереальным. И это несоответствие в равновесии природы нарушил громкий хохот.

— Ха-ха-ха… я пятьсот весен хожу между мирами и ищу… ха-ха-ха, а он… ЗДЕСЬ!

Маг опустился на колени и стал колотить кулаком в пол, истерично хохоча, но от его хохота кровь стыла в жилах. С таким смехом на устах маньяки вырезают деревни за одну ночь.

— Герцог Олсана?

— Ха-ха-ха, ну Атар, ну и гений!

Замах и новый удар останавливается, лишь достигнув земли, что скрывалась под дощатым покрытием. Смех прекратился. Лицо, изуродованное гримасой смеха, превратилось в мраморную маску холодного безразличия.

— Пол вос-с-становлению не подлежит, — грустно вздохнул сиплый.

— Как уведомил твой юнец, сейчас у меня много чего не подлежит восстановлению, и пол волнует меня меньше всего, — герцог поднялся с колен и отряхнул с костяшек правой ладони врезавшиеся в загорелую кожу влажные от росы песчинки.

— Где он?

— Хрустальный лес-с-с.

— Да уж, не думал, что мое самолюбие ранят сегодня трижды. Тринадцать проклятых в пыль за один раз. Растет мальчик, — маг зашел в спальню и направился к прикроватной тумбочке, — никак не ожидал, что он бродит у меня под носом, а теперь еще и к эльфам собрался. Да такого ему вообще не могло в голову прийти! Как хитро! Он обвел меня вокруг пальца!

Взяв кувшин с кристально чистой водой, герцог с горла сделал пару больших глотков. Ледяная жидкость сводила челюсти, но великолепно приводила мысли в порядок.

— Кто-то ему помогает. И этот кто-то очень умен. Его нужно убить! — глотнув еще раз, маг поставил кувшин, — все планы спутал мне, щенок!

— Вас-с-с бьет мелкая дрожь, Ваш-ш-ша С-с-светлость. Может стоит одец-с-са.

— Это не холод, это предвкушение. Наконец-то! Первым падет Ритар! Потом Марон! А за ними меня ждет целая долина!

Широкая улыбка обнажила хищные зубы, не присущие человеческой расе. Глаза полыхали черным огнем, скрывая радужку своими языками. На ухоженных руках аристократа удлинились ногти, принимая более острую форму.

— Теперь она будет моей, — утробный рык чудовища вырвался из уст герцога. Зеленоватое свечение затопило всю комнату.

***

— Готовы?

— Эм… а может еще потренируешься?

— Ласкан, хватит истерить, я уже достаточно напрактиковалась. У нас больше нет времени. Вот так, — я провела руками вдоль огромного мужского тела и помотала пепельной косой, перекинутой вперед, для большей убедительности, — я не явлюсь к эльфийскому двору!

— Да уж.

— И что бы это значило? — грозно смотрю на Широ.

— А ничего. Баск над такой тобой разве что посмеется и все.

— Неужели? — мне спокойно кивнули, — ну тогда твой вид введет его в состояние перманентной истерики. Вот обрадуется Владыка местами живому, местами мертвому главе тайной разведки, да еще с такой яркой головкой. Прям маяк а-ля «хватайте меня, я здесь»!

В меня запустили старой, рассохшейся от жары кедровой шишкой, ловко сорванной с ветки громадного дерева. Я увернулась и поспешила ответить залпом из более мелких, но более болезненных при попадании ольховых шишек.

— Правда от хохота он помрет быстрее, чем от разочарования, — и впечатала три снаряда прямо в лоб медлительному эльфу в нетренированном теле феникса.

Издеваться над слабым Широ — одно удовольствие. Феникс немедля сгорел, а я начала прицельный огонь по нейтрально настроенным зевакам.

1
{"b":"599891","o":1}