ЛитМир - Электронная Библиотека

Посвящается всем павшим на этой бессмысленной войне мирным жителям Донбасса

Нельзя допустить, чтобы ужасы прошлого были преданы забвению. Ведь наш страх вызван тем, что произошло: оно может повториться, может распространиться, охватить весь мир

Карл Ясперс

Предисловие

«Записки очевидца необъявленной войны» – это взгляд на войну в Донбассе глазами местного жителя. Три года войны, три года крови и смертей в той или иной степени затронули каждого жителя Донбасса, у многих война изменила привычные взгляды на жизнь и на окружающий мир. Закономерно, что тот, кто сам пережил войну, лишается многих иллюзий, становится более реалистом. Именно поэтому в данной книге вы не найдете дешевого пафоса, ура-патриотизма, восхваления, оправдания или романтизации войны, которые свойственны в основном тем авторам, которые о войне знают лишь из телевизора или Ютуба. Возможно, прозвучит несколько банально, но я считаю, что это нужно повторять как можно чаще: война – это кровь, смерть, голод, нищета, покалеченные тела и судьбы людей. Это двадцатилетние инвалиды, жизнь которых уже никогда не станет прежней. Это дети, видевшие за свою короткую жизнь больше, чем семидесятилетние старики мирной эпохи. И наконец, это голодные пенсионеры, целыми днями стоящие в огромных очередях за кульком гуманитарной помощи.

На страницах этой книги перед читателем пройдет масса событий. Это и киевский майдан, и многочисленные антимайдановские протесты, и 2 мая в Одессе, о котором нельзя было не упомянуть, и осада Славянска, бои за Саур-Могилу, Шахтерск, Иловайск, Донецкий аэропорт, Углегорск и Дебальцево… Не мог я также не упомянуть о многочисленных терактах этой войны, обстрелах городов, падении малазийского Боинга, о многочисленных преступлениях воюющих сторон. Как местный житель, не мог я обойти стороной и тему положения мирного населения ЛДНР. Видя многие события своими глазами и сравнивая с тем, что показывает телевизор, не мог я не сделать и своих выводов о работе как украинских, так и российских СМИ.

Хронологически события в книге доведены до июля 2017 г. включительно. Остается лишь надеяться, что война в Донбассе завершится в ближайшее время и мне не придется писать дополнительные главы о новых боях, терактах, обстрелах жилых кварталов, смертях мирных жителей…

Как бы ни развивались события в дальнейшем, то, что произошло за последние три с половиной года, уже не стереть из памяти. Несомненно, что об этих событиях будут помнить даже наши внуки, о них напишут в учебниках истории. Однако то, что именно о них там напишут, в определенной степени зависит и от нас самих.

Часть 1. Разжигание войны

Войны начинаются в умах людей

       Из преамбулы Устава ЮНЕСКО

Глава 1. Менталитет жителей Донбасса

Посещающие Донбасс жители других регионов Украины или же России неоднократно отмечали, что жители этого края обладают особым менталитетом, который отличается как от украинского, так и от российского. Менталитет этот не появился из ниоткуда в 2014 г., он формировался долгие годы и корни его следует искать в далеком XIX веке.

Так в чем же именно заключаются особенности донбасского менталитета? И что повлияло на его формирование?

Еще в XIX веке Донбасс начал формироваться как индустриальный регион. В богатый природными ресурсами край ехали предприниматели не только из других губерний Российской империи, но и из-за границы. Одним из таких предпринимателей-первопроходцев Донбасса был британец Джон Юз, основатель Донецка. Другой британец, Карл Гаскойн, стал основателем Луганска.

Вслед за талантливыми предпринимателями, строящими в Донбассе новые заводы, шахты и фабрики, потянулись и те, кто желал на них работать, в основном это были вчерашние крестьяне из центральных губерний империи. Так вокруг новообразованных шахт и заводов начали появляться рабочие поселки, переросшие вскоре в промышленные города.

Жизнь в этих городах и поселках была несладкой: каждодневный 12-14-часовой труд в невыносимых условиях, отсутствие безопасности труда, частые аварии на шахтах и низкий уровень медицины вносили свой вклад в формирование характера и менталитета рабочих Донбасса.

Возникает вопрос, почему же эти люди, знавшие о тяжелых условиях труда, все же ехали работать в Донбасс? Дело тут в том, что прибывали работать сюда в основном беглые крестьяне, которые разыскивались властями и своими помещиками. Государство и частные владельцы предприятий, которым необходимы были новые работники, закрывали глаза на прошлое этих людей. Так что здесь собирался наиболее свободолюбивый контингент, не желавший далее жить в крепостном рабстве. И даже после отмены крепостного права крестьяне черноземных губерний, оставшиеся в результате реформы почти без земли и предоставленные сами себе, ехали в поисках лучшей жизни в Донбасс.

Еще одна причина быстрого заселения Донбасса – сравнительно высокие зарплаты рабочих. В своих родных деревнях они вынуждены были влачить полунищенское существование, а на заводах и шахтах Донбасса за месяц зарабатывали столько, сколько у себя в деревне не заработали бы и за полгода.

Таким образом, в Донбассе концентрировались не только свободолюбивые, но и предприимчивые и сильные по характеру люди, привыкшие надеяться в жизни только на себя. Это стало главной причиной крайне низкой религиозности донбассовцев. Шахтер, спускающийся каждый день в забой, где он в любой момент может погибнуть (а аварии, напомню, случались гораздо чаще, чем сейчас), во многом благодаря этой ежедневной опасности стал фаталистом. «Чему быть, того не миновать» – рассуждал он. И такой человек уже не боялся ни бога, ни черта.

Еще до революции 1917 г. доля религиозных людей в Донбассе не превышала 22%. В основном это были шахтерские жены, молящиеся каждый раз, когда муж уходил в забой. Даже сейчас, в XXI веке, в церквях Донбасса вы увидите гораздо больше женщин, чем мужчин. А если и встретите на церковной службе мужчину, то вероятность того, что он шахтер или металлург, будет крайне низка.

Именно поэтому старых храмов в Донбассе сейчас очень мало. Лишь на севере Донецкой области, в местах, освоенных до XIX века, они еще кое-где сохранились.

Для каждого человека, прибывающего сюда, Донбасс становился второй Родиной. Своеобразность и уникальность этого края, а также те трудности, которые людям пришлось пережить после переселения сюда, способствовали тому, что переселенцы начинали любить Донбасс гораздо больше того места, где они родились. Здесь они нашли себя, здесь они себя реализовали, здесь чувствовали себя как дома, лучше, чем на Родине. Так возник донбасский патриотизм.

Журналист Ю. Юров дает этому такое объяснение: «Происходит свой пассионарный толчок, зарождается новый субэтнос с собственным не просто советским, а донбасским патриотизмом».

Для большинства донбассовцев любовь к своему родному краю всегда была превыше любви к государству. И неважно, СССР это был или Украина. Куда бы донбассовец не приехал, он всегда будет чувствовать себя прежде всего «гражданином Донбасса». Это только лишний раз подтвердили сотни тысяч беженцев из пылающего в огне войны Донбасса. Куда бы они ни бежали от войны – в Россию или в Украину – везде они чувствовали себя чужими, везде им крайне трудно было адаптироваться, привыкнуть к новым условиям жизни. Жизни вдали от Родины. И именно поэтому к концу 2015 г. большинство из них вынуждены были вернуться домой. Да, война, от которой они бежали, не закончилась, но дома, как говорится, и стены помогают. Тот факт, что все эти люди не смогли прожить вдали от Донбасса больше года, уже говорит о многом.

Казалось бы, что те, кто за все время войны ни разу не покидал Донбасс, кто сидел под ежедневными обстрелами в подвалах, должны испытывать определенную долю ненависти или презрения к тем, кто уезжал на время активных боев. Но нет, ничего подобного у нас не было. Наоборот, вернувшихся беженцев встречали соседи с радостными лицами. «Когда нас встречают соседи, то обнимают, целуют, с надеждой спрашивают: «Насовсем?» я даже не ожидала», – говорит бывшая беженка.

1
{"b":"600302","o":1}