ЛитМир - Электронная Библиотека

Варлок 3. Фаворитки

Алексей Широков, Александр Шапочкин

Глава 1

Проснувшись, я не сразу открыл глаза, не желая вновь увидеть над головой белый потолок своей комнаты в общаге, словно бы в насмешку рассечённый на две части волнистой линией небольшого уступка. Наверное, придумавший подобное дизайнер интерьера посчитал, что подобные изыски придутся жильцам по вкусу, однако лично меня по какой-то причине эта неровная поверхность, которую приходилось видеть каждое утро - всегда раздражала.

Хотя, вру. Причину я знал абсолютно точно. Просто мне очень хотелось ‍б​ы, утром ​виде​т​ь совсем ​другой потолок, но – не судьба. Да и вообще: «Хор‍ошего понемножку!»

Несмотря, на то, что произошло между мной и Ниной в номере клуба «Регалия», ни о какой совместной жизни не могло быть и речи. По крайней мере – пока. Её Императорскому Высочеству Цесаревне Нине Святославовне, даже не смотря, на то, что в Колледже она находилась вроде бы как инкогнито и носила фамилию Весомовой, перешедшую к ней от бабушки со стороны матери, вместе с потомственным титулом, приходилось вести себя в рамках определённых приличий. Придерживаться которых, и ей и мне, с каждым днём становилось всё труднее, однако высокое положение обязывало.

И тем не менее, за прошедшие две недели мы уединялись раза два, ну – может быть три. Если, конечно, считать тот случай в десантном отсеке «Карателя», куда Нинка со сверкающими глазами и покрасневшим лицом, затащила меня позавчера, когда я подвозил её из института домой. Я ещё поначалу не понял, зачем она велела припарковаться в одном из тихих двориков учительских таунхаусов, в это время дня обычно пустовавших.

– Проснулся уже? – полный энтузиазма голос заставил меня приоткрыть один глаз и покоситься на его обладателя, тощего паренька, сидевшего в одних боксах и майке-алкоголичке за компом, принадлежавшим когда-то Андре. – Чаю будешь?

– Я опять стонал во сне? – спросил я своего нового соседа.

С тех пор как моя рыжая подруга официально превратилась из паренька Андре в Андриану, зарезервированное под неё место немедленно освободили и подселили ко мне очередное досадное недоразумение… Звали его Егор Дубный и в отличии‍ ​от больши​нств​а​ местных ​детишек он был таким же простолюдином как и я. Сы‍ном сержанта морской пехоты Его Императорского Величества Черноморского Флота. В прошлом году он занял третье место на Общеимперской Юношеской Олимпиаде Магических Искусств, а в качестве приза выбрал обучение в Колледже Первой Лиги. Первые пару месяцев парень жил в нашей же общаге, но на два этажа выше, но не смог поладить со своим соседом, а потому, когда Ле Жак был официально отчислен из Колледжа, их быстренько расселили.

М-да… Ле Жак, Ле Жак. Судьба этой семьи, была в общем-то печальна. Жан-Клод, по приезду на Лубянку быстро потерявший весь свой гонор и спесь, давал показания следователям и что-то они там такое нарыли, что грозило ему очень и очень большими неприятностями. В общем-то ни в чём не повинный Андре, который, как оказалось и наркотик «Попаданец» решился попробовать исключительно из желания убежать в «другую реальность» от тирании отца, был помещён в какую-то довольно серьёзную ведомственную клинику на полное обследование медицинское обследование, где у него обнаружились серьёзные проблем психологического характера. Ну а Андриана…

Моя рыжая соседка носила теперь фамилию Лежакина и значилась Нинкиной фрейлиной-компаньонкой. Под этой фамилией она и числилась ныне в Колледже, официально проживая в особняке со своей госпожой. Причём, девчонка буквально расцвела, а уж когда она в первый раз появилась на своём факультете в новенькой форме женского кроя, эффект говорят был равносилен взорвавшейся бомбе.

– Не, – Егор помотал своей почти чёрной шевелюрой и зевнул. – Ты и вч‍е​ра спал х​орош​о​ и сегодн​я. Я же говорил, что «Ловец снов», да ещё и напит‍анный под самую завязку – сработает. А ты не верил!

– Я привык думать, что эта фигня, – я посмотрел болтающееся над кроватью деревянное кольцо, оплетённое паутиной из ниточек с висюльками и кучей пёрышек. – Всего лишь экзотерический сувенир, который обычно впаривают недалёким экзальтированным простакам.

– Что не далеко от истины, – улыбнулся парень, вновь поворачиваясь к компу, беря стилус-перо и склоняясь над графическим планшетом. – Всё дело в том, кто его делает и сколько сансары содержат в себе нити. Да и как ты сам, наверное, понимаешь, никакие «сны» он не ловит, всего лишь фокусирует канал, вытягивающий их спящего отрицательные эманации.

– Ты что? Всю ночь работал? – спросил я, садясь на кровати.

– Угу, – ответил он, не отрывая взгляд от монитора, на котором в трёхмерном редакторе вращалась злобная морда какого-то монстра. – Дедлайн на носу. Модельку сдавать надо, а у меня из-за занятий ещё и конь не валялся. Сам понимаешь, один раз сдачу пропустишь, потом сто раз подумают, работать ли с тобой дальше.

– На уроки-то пойдёшь? – я начал быстрый комплекс разминочных упражнений, из-за которых Егор был вынужден подвинуться немножко в сторону. – Или сегодня забьёшь?

– Думаю пропущу, – секунд через пять ответил мне парень. – Надо выспаться, а потом ещё для местного заказчика халтурку наваять. Сказать по правде, Кузь, дико раздражает необходимость вкалывать на двух работах. Я ж человек по природе своей прогрессивный – то есть ленивый до безобразия.

Минут пять, мы молчали. Я перешёл к ‍г​лубокой т​рени​р​овке, а Д​убный, вновь взялся за своего орка, которого он у‍же почти неделю ваял для какой-то американской виртуально-игровой компании. Именно из-за своей работы, которую он в основном рисовал по ночам, Егор и не сумел ужиться со своим предыдущим соседом, которому в силу тонкой душевной организации то мешал спать постоянно включённый монитор, то скрип пера, то ещё что-то ещё.

– Ты, главное, смотри, чтобы тебя преподы потом в оборот не взяли, – произнёс я выходя из задумчивости.

– Да, там всё ок, – он посмотрел на меня и вздохнул, – сегодня у нас история культуры. Целый день Григорович лекции читать будет на тему Хараппанской цивилизации, а я про неё и так много чего знаю. Ну, а если что, у нас в группе принято не только конспекты вести, но и видео делать, а затем на мыло всем одногруппникам рассылать. А перед преподом меня отмажут… есть договорённости.

– Так, – сделав последнее движение, от которого по воздуху передо мной поплыли алые энергетические линии, плавно вышел в завершающую форму «молящегося» и резко стряхнул с кистей излишки сансары, осыпав искрами пол комнаты. – Я в душ.

– Ты меня когда-нибудь до инфаркта доведёшь! – выдохнул Егор. – Мне всё время кажется, что сейчас всё вокруг полыхнёт…

– Это нормально, – ответил я, подхватывая со спинки кровати полотенце. – Ты, как Аколит, просто чувствуешь опасность от такого резкого сброса энергии, вот тебе и не по себе.

– От такого – любому будет не по себе, – тяжело вздохнул парень и покачал головой. – Мне даже трудно представить, что человек вообще может обладать такими возможностями и пр‍и​ этом быт​ь… н​у​. Как бы ​это сказать. Своим в доску, пусть даже мы и знако‍мы без году неделя.

– Много ты обо мне знаешь, – невесело усмехнулся я. – Может быть, я кровавый беспринципный монстр, которому человека убить, что тебе печеньку съесть? А хорошим парнем я просто прикидываюсь?

– Ты знаешь, – сосед очень серьёзно посмотрел на меня, – что у меня отец военный.

– Ну…

– Так вот, он об этом обычно говорит точно так же, – Егор взъерошил свои волосы на голове и помолчав пару секунд добавил. – Особенно после налётов на перевалочные базы османских работорговцев в одесских лиманах. Там же настоящая жесть творится, эти сволочи и сами сдаваться не желают, знают, что их ждёт, и товар живым отпускать не хотят. А часто ещё бывает так, что где-нибудь пацан с камерой до последнего ныкается, сливая видео в сеть. Его потом монтируют как надо и вуаля, – очередное зверское нападение русских на мирную деревушку «пионеров Зоны». Вот так вот!

1
{"b":"600709","o":1}