ЛитМир - Электронная Библиотека

Крылова Наталья Сергеевна

Сказка для взрослых. Как бывает… - _1.jpg

ПРОЛОГ

Роман, как водится – в стихах,

Я представляю вам о жизни,

О любви, мольбах, о прочих

Прелестях, как было, во всех

Веках и временах, всегда,

О разных людях и нелюдях.

Историю различных судеб

Как не бывает, и как бывает.

А было ли, на самом деле?

Спросите, отвечу вам – Кто знает.

КНИГА ПЕРВАЯ

СВЯТОЙ ОТЕЦ

В губернии одной, в какой – не помню,

В церквушке местной, скончался старый поп.

И молодой наместник в час прискорбный,

На место прибыл в срок.

А горожане всё не примут в толк:

Отец их новый – юн, хорош собой,

Ему бы девушек гонять толпой.

А он, в раздумьях святых.

В речах с молитвою, смиренный,

С покорной главой склоненной.

К посту, к молитве призвал их.

Не примечая, по невинности своей,

Что девушки, как пчелы к меду,

К мессе, спешат толпой.

На исповедь таких очередей

Не видывал весь свет, ей богу.

И юному отцу, девицы признавались,

Мол, не выданные замуж, а влюблялись.

А он им, агнец божий, все одно:

“Причастие…, молитвы…, пост.

Водицу ключевую пьем, а не вино.

И чистым будет тело, крепким дух.”

Так говорил Отец младой, им вслух.

А про себя молитву пел за всех:

“О, Господь наш, детей своих прими.

Прости их грех, покаялись дети твои.”

Он сердцем чистый, легко молясь,

С креста не сводит невинных глаз.

НЕ ГОВОРИТЕ С НЕЗНАКОМЦЕМ

Не говорите с незнакомцами в лесу.

Прошу! Я призываю вас, молчите!

Слова их могут быть пророчеством

Нечаянным, иль чаянным проклятьем.

Не говорите с незнакомцами вообще.

И может избежите наговора.

Силу духа оставите быть может при себе.

К чему пустые эти разговоры?

Весной, в губернии, в какой не помню,

На окраине другой, болезням и судьбе

Покорный, отец богатого семейства слег.

Пред смертью, зовет семья святого отче.

С молитвами, с причастием, в покаяние,

Отходит в мир иной, старый купец.

И с легкими за спиной крылами,

Вознесся к небесам он наконец.

И отче наш пустился в путь.

А время было уж не ранним,

Первая звезда успела уж блеснуть.

Вдруг, перед ним туман густой,

Дорогу скрыл. Ему бы повернуть

В обратный путь, а он вперед.

Почувствовав внезапную усталость,

Прилег, под старым деревом,

На мягкий мох вздремнуть.

Несомненно – зря! Конечно зря!

Незнакомец, насмешливо:

“Что…, сморила с ног вечерняя заря?”

В тишине, насмешка, как выстрел прогремев.

И юный друг наш вздрогнул, обомлев.

Видит, перед ним – старик.

Старик – лишь телом!

С глазами полными огня, и блеском озорным.

Незнакомец, также насмешливо:

“Да, вид такой, как будто ты из рая.”

Насмешник легкий разговор завел, играя.

Придя в обычный мир свой, и покой,

Спокойно отвечал наш молодой герой -

“Добро, что нужно вам?”

Незнакомец: “ Хочу спросить.”

Отец: “Спросите.”

Незнакомец: “Зачем ты молодой и в рясе?”

Отец: “Избрал сей путь Господь, забрав отца и мать,

Младенцем рос у алтаря, тогда познал покой.

Верой, любовью к Господу я начал прикипать.”

Незнакомец, насмешливо, и как бы искушая:

“А что святой Отец, неужто выстоишь пред страстью?”

Отец: “ Да. Что такое страсть? Покорный я,

Пред божьей властью.”

Незнакомец, лукаво: “Но, раз есть Бог, и нечисть есть?”

Отец, с негодованием: “К чему сей разговор?

Мне ни к чему такая ересь!”

Незнакомец, миролюбиво:

“ Ну полно, не сердись,

Я лишь хотел проверить,

На сколько, верой ты силен.”

Отец, растерянно: “Проверить?”

Незнакомец, лукаво: “Да, проверить.

Ведь молод ты, незнающий порока,

Обед принял, под рясой скрываешь естество.

А между тем красавиц много, желающих его.

Неужто женских прелестей, любви, не хочется тебе?”

Отец, смиренно: “Любви? Да – есть любовь от Бога,

К ближнему, вера есть, и сострадание к пороку.

В иной любви не вижу проку!

Божью любовь познав, познаешь все

И примешь как от Бога…”

Незнакомец, насмешливо и надменно:

“Ха… ха… ха… Глупец!

Ты молод, красив…и глуп к тому же!

Не знаешь ты себя, и свой удел.

Ты к Богу верою зардел…

Так знай – при первом искушении,

Ты потеряешь, то, что так красиво тут напел!”

И с этими словами растворился

В глуши лесной, злой дух иль черт,

Что так над молодым отцом глумился,

И в убеждениях его, поколебать

Смутой черной, умудрился.

Стоял отец опустошенный, застигнутый врасплох.

Нечаянным свиданием, покоя и ума лишенный,

Известного лесного бунтаря, хозяина сомнений многих.

И спохватившись, крестом святым окинул он себя.

В обратный путь, уже потерянный, молитвы позабыв.

Он этой встречей был обеспокоен, давило грудь.

Как будто ждал, еще чего-нибудь…

Но вот проходит день, за ним другой,

И снова будто бы настал в душе его покой…

ЯВЛЕНИЕ

Весенняя пора в самом разгаре.

И тают белые снега, в огненном пожаре.

Игривый ветер поднимает лужи.

Душа кипит, на смену ледниковой стуже.

Окончен пост, и веселятся девы в хороводах,

Девичьей красой головы кружат,

Юных кавалеров, глупости летят,

Не новые, искушения – капканы коварные,

От самого лукавого – давно готовые.

Шло время. Святой Отец, почет и уважения,

От горожан стал получать, за кроткий нрав,

За отпущение грехов, за все, что мог

Посланник божий, покаявшимся дать.

Уж пост прошел, а он, по-прежнему, в посту,

И на коленях, пред иконами святыми,

В молитвах, прощение, за маловерие

У Господа просил усилить крепость сил…

Вдруг шум…, и крик, толпы,

Донесшийся снаружи, прервал

Общения святых, молитвы тишину нарушив.

Отец наш встал, и поспешил двери открыть,

Чтоб, с ветром свежим, в объятья

Девушку пустить.

Отпрянула толпа от церкви, не смея, в гневе,

Переступить дверей святые петли…

“Святой отец, отдай нам эту ведьму,

сожжём её, святым огнем,

1
{"b":"601184","o":1}