ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Любовь и так далее
Пандора. Одиссея
Украшения строптивой. От пяти пар сережек до международного бизнеса
Вязание из шнура. Простые и стильные проекты для вязания крючком
Как запомнить много английских слов
Расплата по чужим счетам
Последний вздох
Даже если я упаду
#МАМАмания. Забавные заметки из жизни современной мамы. Книга-дневник

Сюзан Смит

Надежда Даггера

Серия: Альянс - 3

Перевод: Александра Йейл (1-3, 20 главы), Александра Мельниченко (4-7 главы), Юлия Тен (8-11 главы), Екатерина Чернявская (12-14 главы), Анастасия Михайлова (15 глава), Мария Гридина (16-19 главы)

Редактура: Мария Гридина, Анастасия Михайлова

Вычитка: Мария Гридина, Анастасия Михайлова

Русификация обложки: Poison_Princess

Переведено для группы: https://vk.com/hot_universe

  

ГЛАВА 1

Прижимаясь спиной к холодному металлу, Даггер цеплялся за потолок клетки, где его заперли. Он уперся ногами в узкие пазы и, левой рукой ухватившись за толстые прутья, наблюдал, как медленно открылась вторая дверь. В правой руке он держал длинную цепь с острыми, словно бритвы, лезвиями, предназначенными резать плоть и кость.

Игнорируя стекающую по руке кровь, Даггер искоса видел, как капли падают на пол далеко внизу. Он удерживался совершенно неподвижно и выжидал, когда большое существо внизу повернется. Даггер концентрировался в уме на холодных расчетах, даже когда тело угрожало ослабеть от истощения.

– Дерись, дерись, дерись, дерись! – выкрикивала толпа, желая, чтобы он спустился.

Даггер отвернулся от людей. Он видел, что собираются запустить в клетку к нему и другому мужчине задолго до того, как это случилось. И знал, что если хочет выжить, нужно призвать на помощь каждый имеющийся у него навык.

Так все и проходило, а двое из четверых мужчин, которые были с ним в клетке, были уже мертвы. Четвертый тоже не продержался бы долго, судя по тому, как он, словно в опьянении, отшатнулся от двери. Мужчина был покрыт кровью собственных ран и ран мужчины, которого только что убил. Животное напало бы в ту же секунду, как почувствовало кровь, именно поэтому Даггер развернулся и забрался по сплетению прутьев под потолок куполообразной клетки.

Он уже убил двоих из четверых мужчин, выпущенных на ринг вместе с ним. Толпа вокруг выкрикивала требование убить оставшихся двоих, запертых вместе с ним для боя на смерть, но Даггер всех проигнорировал. Он знал, что нужно беречь силы для того, что случится потом.

Поэтому он взобрался наверх и, сделав глубокий вдох в попытке успокоиться, окинул взглядом арену, ища того, кто ответственен за происходящее. Даггер знал, что этот человек где-то в толпе, наблюдал за ним. Даггер даже чувствовал на себе злорадство взгляда, как и всякий раз, выходя на бой. Он блуждал взглядом по переполненным трибунам. На мгновение он посмотрел на дретуланца, сидящего в кресле в своей ложе высоко над толпой. В то время как Джолин Талья владел и управлял ареной под названием «Дыра», он был лишь вторым в списке Даггера для убийства.

Нет, он высматривал того, кто думал, что «владел» самим Даггером; того, кто купил его у хозяев подпольных групп, получавших прибыль от того, что мужчины и женщины, вроде Даггера, боролись не на жизнь, а на смерть. Даггер был загадкой. Он прожил дольше любого бойца и до сего момента больше всех остальных приносил прибыли как своему «хозяину», так и тем, кто делал на него ставки.

Даггер остановил взгляд на третьем ряду, откуда на него пристально смотрели знакомые черные бусинки-глаза. На мгновение все вокруг Даггера сузилось до одной фигуры, спокойно сидящей в огороженной секции трибуны. Их взгляды встретились в безмолвном поединке силы воли: один с триумфом, а второй с обещанием.

Бледное белое лицо мужчины выделялось среди пестрой толпы на трибунах. Он не пытался скрываться или оставаться инкогнито. Он знал, что Даггер найдет его, и хотел быть найденным. Глубокая лютая ненависть пылала в душе Даггера, угрожая вырваться наружу, пока ему не начало казаться, что он сейчас взорвется.

Он смотрел на Кордуса Келмана. Лысина миллиардера-наемника ярко поблескивала под прожекторами арены. Он был в списке самых разыскиваемых преступников в многочисленных звездных системах. Ублюдок оказался достаточно умен, чтобы оставаться на границе владений Альянса – не совсем внутри, но и не совсем снаружи.

Келман проживал в области, считавшейся дикой и опасной, чтобы хоть кто-то решил туда сунуться. Беззаконный регион, с которым не желала иметь дело ни одна звездная система, понимая, что пока существует этот сектор, все его обитатели будут жить в нем, подальше от остальных регионов. Так и продолжалось, пока Келман не напал на планету, где Хантер, Даггер и несколько других триваторцев пытались взять ситуацию под контроль. Бунт оказался ловушкой.

Келман стал тайным лидером, стоящим за инсценированным сражением, приведшим к захвату Даггера. Даггер не знал, что случилось с его напарником, Эйджем. Когда их транспорт потерпел крушение, Даггер потерял сознание. С тех пор прошло уже больше двух лет. Все это время Келман присутствовал на каждом его вынужденном бое. Ночь за ночью наемник наблюдал за Даггером и за тем, как гнев и сумасшествие постепенно подавляли его разум.

Даггер прервал зрительный контакт, когда услышал хриплый крик последнего мужчины, и зверь оказался под ним. Минута промедления, и человек исчез в горле чудовища. Отвратительный хруст костей был заглушен ревом зрителей.

Даггер выжидал, удерживаясь на локте, чтобы оставаться на месте, пока животное развернулось по своей оси и принюхалось. Гартейн был огромным серым существом, проживавшим на болотах планеты Кеплер-10. Даггер видел таких лишь в познавательных роликах, которые смотрел за прошедшие годы лишь во время отгулов на борту различных военных судов.

Ростом существо было около четырех метров, а весом более десяти тысяч килограмм. С каждой стороны пасти торчало по три бивня различных размеров, позволявших животному выкорчевывать деревья и другие препятствия на своем пути в беспрестанном поиске пищи, а также служили для защиты. Генетика существа позволяла переварить что угодно и кого угодно. Язык гартейна мог вытягиваться почти на два метра, позволяя утянуть добычу в огромный рот. Зубы были большими и плоскими, созданными пережевывать все, что он находил, прежде чем проглотит остатки добычи. Быть пережеванным и съеденным не стояло для Даггера в списке предпочтительных способов умереть.

Даггер знал об одной слабости гартейна – существо было почти слепым. Оно ориентировалось исключительно по обонянию. Поэтому у Даггера было преимущество – арена была залита кровью мертвецов, маскировавшей его запах.

Он терпеливо ждал, когда существо сделает полукруг и подставит свою широкую серую спину. Оттолкнувшись ногами от прутьев, Даггер отпустил захват и упал прямо на спину животного. Длинная, увенчанная лезвиями цепь, оказалась под подбородком гартейна. Наклонившись вперед, Даггер ухватил кончиками пальцев другой конец цепи, когда она вылетела с другой стороны шеи зверя.

Даггер ухватился покрепче за звенья с обеих сторон, понимая, что если отпустит, потеряет свое преимущество, и все будет кончено. Откинувшись назад, он напряг мышцы рук, вонзая острые лезвия бритв в толстую шкуру гартейна. От громкого яростного рева арена содрогнулась.

Даггер уперся коленями позади шеи существа и, впившись пятками в крупные плечи, начал размахивать руками из стороны в сторону, будто распиливал. Животное покачнулось, и когда метнулось на металлические прутья, Даггер чуть не упал. Единственное, что спасло его от сплющивания между огромным телом и металлической решеткой – левая нога, оказавшаяся у существа подмышкой.

Сила удара была такой, что прутья решетки погнулись. Стоявшие возле клетки зрители дернулись, некоторые закричали и упали, а другие побежали прочь от длинного выползшего языка. Одна упавшая женщина оказалась недостаточно быстра. Громкий пронзительный крик хаотично заметался между стен, когда язык проскользнул между прутьев и обвился вокруг ее лодыжки. Окружавшие женщину люди предпочли сбежать, а не помочь ей, пока гартейн тянул ее к себе.

1
{"b":"602436","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Последняя Академия Элизабет Чарльстон
Рассказ дочери. 18 лет я была узницей своего отца
Обычный ребёнок
Ближняя Ведьма
Могила в горах
После – долго и счастливо
Криптия
Спящие
Пусть простить меня невозможно (Пусть меня осудят 3)