ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Людвиг Светлана

Семейный очаг

В холле зазвонил колокольчик и, заслышав его, я поторопилась навстречу новому постояльцу. Рабочий кабинет мой специально располагался недалеко от входа. Я всегда старалась встречать гостей сама – мне нравилось держать всё под контролем: знать, кто прибыл, куда его поселили, не возникло ли проблем. И ещё хотела, чтобы запоминали меня: здоровалась, представлялась, рассыпала комплименты.

В этот раз приехало целое семейство – постоянные клиенты мистер и миссис Рэд с двумя маленькими дочками. Дежурная приветливо улыбалась, но раньше неё гостей беззвучно приветствовал дядя Оллин, наш любимчик среди местных духов. Он всегда первым выходил к постояльцам, стелился дымом по полу и педантично протирал обувь, чтоб никто не занёс грязь в наш маленький семейный отель.

– Доброго вечера, дорогие гости! – поздоровалась я, кутаясь в тонкий паланкин. Дом всегда грелся стараниями здешних призраков, но с улицы всё равно неприятно задувало. – Как добрались? Устали с дороги, наверное? Вы сегодня поздно, почти под вечер.

– Здравствуй, Эмили! – поприветствовала меня миссис Рэд, пытаясь одновременно и отдышаться, и раздеть своих девчонок, и дать указаниями грузчикам по чемоданам. – Устали – не то слово! Мы выехали поздно – собирались будто черепахи! А тут ещё эта метель, пурга… Чудом извозчик нас довёз! Говорит, в какое другое место и не поехал бы даже со станции по такой дороге, а в «Семейный очаг» можно и рискнуть!

Украдкой я улыбнулась. Да уж, в такую погоду заблудиться не сложно, если духи не сопровождают в пути. К тому же для продрогших слуг у нас всегда найдётся небольшая комнатка, скромный ужин и место в служебном горячем источнике.

– Как всегда прекрасны, миссис Харт, – галантно поцеловал мне руку отец семейства.

– Вы мне льстите, – скромно отвела я взгляд и вдруг с грустью вспомнила, что прекрасной была не всегда.

Когда-то я работала здесь служанкой – скромной девочкой с прилизанным хвостиком тёмных волос под косынкой. А мистер Рэд и тогда ещё мисс Джой приезжали сюда поразвлечься вдали от знакомых. Меня они, разумеется, не знали. И не замечали даже, пока я не стала хозяйкой. Впрочем, и в первые годы, когда я получила отель в своё полное распоряжение, для многих постояльцев я была всего лишь «миссис Харт, будьте любезны…» Сомневаюсь, что меня кто-то запоминал в лицо – всего лишь очередная прислуга, только статусом чуть выше горничный.

Я сделала себя сама. Глядя на обеспеченных гостей, которые сумасбродно тратят баснословные деньги и мчатся в жуткую глушь, чтобы посетить знаменитые горячие источники, где тепло поддерживают духи, я захотела стать им равной. Распустила чёрные как смоль волосы, накупила домашних платьев, в которых многие светские модницы не погнушаются явиться и на торжественный приём, начала пользоваться косметикой, заказала у ювелиров крупные броские украшения с альмандинами. Вот тогда-то и появилась «как всегда прекрасная дорогая Эмили». И клиентов внезапно стало в несколько раз больше.

Семью Рэд благополучно заселили. Планировали накормить их с дороги, но они попросили лишь лёгкий перекус, а полноценный ужин подать уже после купания – уж больно не терпелось им окунуться в горячую ванну. Ни одна купальня готова не была, но я заверила, что всё устроим, отдала распоряжение девочкам принести халаты и полотенца, а сама отправилась на переговоры с духами – никого кроме меня они не слушали.

Выбрала я самых покладистых: тётю Саманту и бабулю Кэрри. Моему мужу обе они приходились настолько далёкими предками, что количество «пра» в правильных обращениях никто подсчитывать и не брался, однако традиционно одну называли «тётя», а другую «бабуля».

– …а наша шалава Лоренсу и говорит: «Не бойся, если у вас с Розали всё так серьёзно, привози её на следующий год сюда, чтобы не ревновала». Ты представляешь? Собственному мужу говорит вести любовницу! А сама на капитанчика так глазами и постреливает! Устроила бордель из приличного места! – ворчала тётя Саманта, клубясь над водой словно пар. Дамой при жизни она была тучной, а после смерти больше напоминала осьминога с человеческой головой. – Но ничего! Кузен Морис как показал этому, с позволения сказать, военному, что случается, когда чужих жён уводишь, так у этого сразу все неприличные мысли выветрились!

Разговор я подслушивала из небольшой комнаты, в которой заодно проверяла, не забыл ли кто личные вещи. Новость о капитане меня не расстроила – скорее, повеселила. К выходкам наших призраков я давно привыкла, а что произошло с несостоявшимся кавалером гадала долго.

– Сами, ну ты же знаешь, что невестке приходится нелегко: Лоренс уехал в столицу, на ней всё хозяйство, мужчины рядом нет… – попыталась смягчить гнев миролюбивая бабуля Кэрри.

– Вот и крутила бы хвостом перед собственным мужем, когда тот раз в год приезжает! Глядишь, остался бы. Или он для неё не хорош?

От возмущения я фыркнула. Глянула в окошечко – тётя Саманта оживлённо жестикулировала, а худая бабуля лишь извивалась тонкой худой струйкой – и вышла прямо к призракам. Не хорош для меня Лоренс, как же! Это я для него вечный хвостик, скучная провинциалка, которая осела на земле и не рвётся в облака. Нужна я ему такая с его энтузиазмом, раз он ради столичной жизни даже семейное дело бросил. Хотя его оно всегда тяготило. Было бы иначе, я бы так и ходила в служанках да конца дней, так что мне повезло.

– Добрый вечер, дамы! – улыбнулась я лучезарно, будто и не слышала их болтовню. – Представляете, к нам приехали Рэды, всем семейством!

– В такую метель? – скептически спросила тётя Саманта, посмотрев в небо, на купол, который сегодня поддерживали малоизвестные мне духи – для них редко находилась работа, только вот в такую пургу, и делали они её без просьб и напоминаний.

– Я тоже подивилась! Устали с дороги, но жаждут отогреться в наших тёплых водах. Вы ведь не откажетесь нагреть?

Полная призрачная дама прищурилась, нахмурила брови и скрестила внезапно появившиеся руки на груди. Я знала, что из-за гостей она не откажет, но и не преминет потрепать мне нервы. Впрочем, сюда я отправилась потому, что у тёти Саманты получалось меня нервировать меньше всего.

– Милочка, а не много ли ты на себя берёшь? Мы – древние духи семьи Харт, ты же всего лишь жена нашего потомка. И то не настоящая.

За семь лет от этой фразы я научилась не кривиться. Сначала очень обидно было, страшно – я упрашивала духов помочь чуть ли не со слезами на глазах. Потом изучила, кто из призраков на что падок, и дело пошло легче. Правда эти намёки – с неизменными снисходительными ухмылочками – на то, что мы с Лоренсом только расписались и обменялись кольцами, меня порядком раздражали. Иногда я даже подумывала попросить фиктивного мужа со мной переспать, но он каждый раз приезжал к нам, оставляя в столице какую-то из своих пассий… да и я понимала, что такая мера мне нисколько не поможет. Разве что призраки формулировку изменят.

– Тётушка Саманта! – всплеснула я руками. – Я ни за что не рискнула бы вас беспокоить так поздно, но мистер Рэд так любит наш отель! Другие гости говорили, что он тепло отзывался в столице обо всём покойном семействе Харт. Говорит, более милых и радушных привидений не сыскать на белом свете! Вы же не станете его разочаровывать?

Конечно же они не стали: зарделись, смилостивились и просочились под воду – прогревать. Гостям, в отличие от меня, призраки почти не показывались. По крайней мере, не в купальнях – не каждый человек может пережить, что за ним подглядывают два болтливых духа. Особенно если духи женского пола, а посетитель – мужского.

По дороге я перехватила одну из горничных и отправила предупредить Рэдов, что через четверть часа они могут спускаться. Сама почти вернулась в кабинет – хотела всё-таки пересмотреть список покупок. Но вновь зазвенел колокольчик.

Сегодня я никого не ждала больше. Все номера забронировали заранее, а тут вдруг… Заинтригованная и слегка взволнованная я поспешила снова в холл. Но как только увидела пришедшего, всё встало на свои места.

1
{"b":"603582","o":1}