ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Е.А.Широков

Третий возраст

Введение

Введением обычно называют ту часть руководства, в которой отражаются положения, раскрывающие путь в какую-нибудь фундаментальную науку. Введение в содержание научно-популярной книги, на первый взгляд, представляется излишним. Но однажды, преодолев 30-летний рубеж практической врачебной деятельности, я понял, что нет ничего более фундаментального, чем Наука о Сохранении Здоровья. Все другие медицинские дисциплины – лишь производные от этой большой области знаний. Врачи, биологи, химики и физики – мы все исследуем лишь частности огромного общего. Изучая отдельные стороны патологических процессов, мы познаем мир болезней. Но жизнь человека состоит не из болезней. По сравнению с нашими представлениями о заболеваниях, мы совсем мало знаем о закономерностях течения обычной жизни, до болезни. Или о течении жизни вне болезни. «Нормальной» физиологии (науки о функционировании внутренних органов) для таких представлений явно недостаточно.

Посмотрите в зеркало на свое лицо. Посмотрите на себя так, как посмотрел бы житель Земли на инопланетянина. Назвать это чудо «организмом» – не поворачивается язык. Организм – у инфузории. А перед вами Человек – сложнейшая биомеханическая система, наделенная интеллектом и душой. В сравнении с ним любой самый современный самолет – незамысловатая детская игрушка. Как и авиалайнер, Человек предназначен для путешествия по жизни, он приспособлен для этого. Как и в полете, в человеческой жизни есть разбег и взлет, длительный и сложный перелет и, разумеется, посадка. Видели Вы когда-нибудь перелет без посадки? Согласитесь Вы когда-нибудь на такой полет? Первая часть пути, с точки зрения сохранения жизнеспособности лайнера, не представляет серьезных трудностей. Если двигатели тянут и путь свободен, нужно только набрать нужную скорость и плавно потянуть штурвал на себя. Теперь вся жизнь – впереди, и все возможности открыты, нужно только набрать достаточную высоту и выбрать правильный курс. В пути будет все: встречный ветер, воздушные ямы, восторг полета и страх падения. Самолет приближается к пункту назначения… Любой пилот скажет вам, что посадка – это самая опасная и сложная часть полета. Нужно вовремя выйти на глиссаду, выпустить закрылки и шасси, плавно снизить скорость и точно, по расписанию, приземлиться. При этом необходимо помнить, что в XXI веке все полеты проходят в сложных метеоусловиях.

Нет ничего более печального, чем зрелище беспорядочно падающего, беспомощно кружащего, разваливающегося на куски лайнера – красивой и сильной машины, предназначенной для полета. Старость, обремененная болезнями, обездвиженная и слабоумная, – это и есть неуправляемое падение, в котором встреча с землей становится решением всех проблем. Нормальный полет заканчивается плавным снижением, мягкой посадкой и аплодисментами. Человеческая жизнь заканчивается старостью, умудренной опытом и сознанием плодотворно прожитых лет, удовлетворением достигнутого, созданного, выращенного.

Пилоты знают законы воздухоплавания, они имеют инструкции по технике пилотирования, уделяют особое внимание заключительной части полета – посадке.

Не мешает и нам познакомиться с жизнью в сложных условиях старения. Многолетнее общение с пациентами разного возраста позволило мне сделать небольшое открытие: люди, дожившие до средних 40–50 лет, не имеют никакого представления о себе, любимом. Эти люди, как правило, уже состоялись как отцы, матери и государственные деятели. Но они не знают, как нужно пользоваться сложной биомеханической системой, которую получили в подарок от родителей. Ведь до сих пор она работала безупречно. Однако, преодолев время и пространство, перегрузки и повреждения, это совершенное произведение Творца начинает давать сбои: то сердце заноет, то голова закружится, то навалится усталость. Двигатели нашего условного лайнера работают с перебоями, давление в трубопроводах растет, центральный компьютер «глючит». Перегрузки грозят помпажем (инфарктом) и штопором (комой). А впереди – самая трудная и сложная часть пути, уже видны посадочные огни. Пора бы изучить особенности маршрута, пилотирования, расположение запасных аэродромов и погодные условия. Но Руководства нет. Даже к электрическому чайнику придается инструкция по эксплуатации. Она содержит хотя бы простейшие рекомендации: не заливать что попало, не включать абы куда. Вокруг полно журналов о здоровье и рекламных проспектов, которые настойчиво предлагают что-нибудь купить. Колдуны и лекари завалили книжные полки магазинов своими советами. Но научно-популярных книг, в которых было бы написано, как правильно жить, нет совсем или очень мало. А они нужны. Современная медицина на наших глазах творит настоящие чудеса. Врачи, физиологи, психологи довольно много знают об устройстве и функционировании Человека. Но эти знания очень далеки от народа.

Этой книгой я хочу перебросить хотя бы узкий мостик через пропасть невежества..

Детям и молодым людям такую книгу можно не читать: молодости свойственно верить, что жизнь вечна, а старости нет и никогда не будет.

Сорок – сорок пять лет… Перед Вашими глазами проходит старость родителей, Вам уже известны маршрут полета и аэропорт прибытия. Самое время посадить экипаж за изучение руководящих документов. К 50 годам все знания должны быть систематизированы и реализованы. Это время выйти на посадочную глиссаду.

Для 60-летних – перед Вами настольная книга, руководство к действию и повседневной жизни. 70-летние найдут в ней способы справляться с болезнями и сохранить жизненную активность. 80-летние откроют для себя то, что было раньше известно, но теперь хорошо забыто. 90-летние обнаружат ошибки и дадут ценные советы.

Читайте на здоровье!

Глава 1

Старость и общество

Немного истории

На протяжении многих приближенных к нам веков существования человеческой цивилизации старость никакой социальной, а тем более медицинской, проблемой не была. Продолжительность жизни людей была небольшой, и до старости (в том немощном виде, в котором она представляется нам сейчас) доживали немногие. Средняя продолжительность жизни в первобытном обществе составляла 15–22 года, в Древнем мире – 20–30 лет. Незначительно увеличившись в Средние века и в эпоху Возрождения (25–30 лет), еще 200 лет назад она не превышала 40 лет. К концу XIX столетия жизнь среднего человека уже достигала 47–50 лет. Тенденция увеличения продолжительности жизни особенно отчетливо проявила себя в XX веке. Сначала в экономически развитых странах, потом и во всех остальных продолжительность жизни приблизилась к 60, а затем и к 70 годам. В первом десятилетии XXI века в некоторых странах Европы люди стали жить больше 80 лет.

Это не значит, что в давние времена все умирали молодыми. Статистический показатель средней продолжительности – это срез всей популяции, включая детей и молодежь. В обществе, где люди, в основном, не доживали и до 40 лет, были и 90-летние старушки и 100-летние старцы. Но высокая рождаемость в сочетании с огромной младенческой смертностью легко уравновешивала «личные достижения» немногочисленных долгожителей.

И все же, пожилые люди составляли заметный слой населения даже тогда, когда средняя продолжительность жизни приближалась к 30 годам. В XVI веке численность людей, доживших до 60 лет, в Англии составляла 8–9%, во Франции – 7 %, в Японии – 9 %. В Киевской губернии Российской империи их было около 6 %. Многочисленные исследования останков древних людей представляют весьма убедительные данные о продолжительности жизни и причинах их смерти. В то время травмы и инфекционные болезни чаще всего приводили к преждевременной смерти. Но старые больные люди были и в те времена… Например, полуслепой, больной артритом старик (стоянка Шанидар, Ирак) с высохшей рукой мог жить, но, очевидно, только благодаря поддержке других членов племени.

1
{"b":"603617","o":1}