ЛитМир - Электронная Библиотека

========== 1. ==========

Серые - это не ангелы. Это не священные существа, не мудрые и не обладающие знаниями. Серые - это пепельные полукровки, которые боятся как высших небесных тварей, сотканных из солнечных лучей, так и демонов, рожденных из земли и огня.

Они не имеют ни пола, ни возраста, ни представления о себе и мире. Серые могут только догадываться о том, кто их родил и зачем. Осознание их предназначения в мире сродни инстинкту.

Им забыли придумать имя и наделить разумом высших существ. Сотканные из тумана, они слепы для реального мира живых людей. Они заперты в своем измерении, но, научившись жить в нем, они догадываются, что происходит в настоящем. Планета, где живут серые - это та же Земля, с теми же законами, куда эхом доносятся реальные события.

Их мир - это мир душ, мыслей и подсознания. Их предназначение - быть хранителями людям и дарить утешение. Их смерть так же безболезненна и внезапна, как и рождение. Серые не боятся ее. Они боятся остаться в вечности, непознанными собой.

========== 2. ==========

Холодный ветер пронизывает до самых костей, треплет одежду и волосы. Яркая звездная ночь. Млечный путь тускло освещает пески, сквозь которые тянется железная дорога. По ней редко ходят поезда, и на сотни километров - одинокая платформа, на которой в это самое мгновение толпится человек сорок. В том числе и я. Люди без прошлого. Без имени.

Возле горизонта пылают костры, бьют искрами в самое небо, влекут. Но я безошибочно угадываю, что мне к ним не попасть. Да и зачем? Оттуда, как из надтреснутого утренним лучом сна, доносятся обрывки звуков старинных музыкальных инструментов и тонкое женское хоровое пение. Отчего-то я уверен, что оно обычно затевается перед самым рассветом, а вот сегодня - нет. Почему? Неужели тому причиной - мы? Возможно ли, что нам оказана такая честь?

Провожают.

Кажется, я стою тут минут двадцать, как и все люди, но во тьме их не рассмотреть. Да никому до этого и нет дела. Каждый углубился внутрь себя, задавшись одним и тем же вопросом: “Кто я? Где я? Что мне делать?”. Ответ и есть, и нет. В ожидании поезда я курю в рукав и, задрав голову, смотрю в небо. Оно на диво прекрасно. Оно завораживает. Я слежу, как по нему плывут отдельные звездочки, пересекая Млечный путь, созвездия Большой и Малой медведицы и Гончих Псов. Они движутся, кто быстрее, кто медленнее. Одну из них я провожаю отчего-то особенно тщательно. Она опускается всё ниже, к горизонту, но не исчезает, а становится неумолимо крупнее. Приближается. Поезд.

На платформе шевеление, но все по-прежнему молчат. Я трогаю себя за рубашку, касаюсь ладонями карманов брюк. Пусто. У меня нет ни денег, ни документов. Стук колес всё яснее, он уже заглушает пение, костры гаснут, и из тьмы вырывается паровоз, освещающий дорогу мощным фонарем, бьющим метров на двадцать вперед.

Останавливается. Всего три вагона, все освещены и пусты. И в них необычайно уютно, как дома. Забираемся внутрь, каждый садится, безошибочно определяя свое место, в том числе и я.

Деревянная лавка, столик, на котором салфетка и железная пепельница. Поезд характерно дергается и отправляется с места. Я курю сигарету за сигаретой.

Зачатый в пустыне, теперь я рождаюсь.

========== 3. ==========

За четыре года я выучил все улицы и проспекты города, все вокзалы, стадионы и парки. В моем измерении каждый объект эквивалентен тому, что на Земле. Там, где должен быть дом - у меня и стоит дом, только выглядит немного иначе.

Не меняются только люди. Мужчины и женщины, взрослые и дети здесь ведут полноценную жизнь, хотя их тела находятся в соседнем измерении. Реальность моего мира - их сон, их подсознание. Никогда они не вспомнят, что видели тут. Но, находясь на этой планете, они знают, что с ними происходит в родном, материальном мире, который отражается тут, как в кривом зеркале.

В городе есть и кладбища. Они заполнены печальными белыми духами, которые часами стоят, опираясь на кресты и гранитные памятники. Я не хожу к ним. Боюсь их помутневших, неморгающих глаз, из которых льется тоска лунного света. Еще страшнее те, у кого сквозь белое одеяние просвечивается черное тело. К таким частенько прилетают демоны. С крыльями, как у летучих мышей, они опускаются к “своим” мертвым, чтобы забрать, и в этот миг по кладбищенскому острому осеннему воздуху пробегают волны печали. Как стрелы, как пули, как осколки от взрыва гранаты, они ранят всех, и я бегу прятаться, смущенный, скорченный, растерянный. Мне становится больно до слез. Моя сотканная из тумана душа темнеет. А мне нельзя умирать, как и нельзя становиться демоном. У меня есть друзья, перед которыми я в ответе.

Люди… Частенько, прогуливаясь по растрескавшимся асфальтным дорожкам, заросшим жесткой степной травой, я подлавливаю своих “клиентов”. Пока их только двое, но с ними не так уж и просто. Моя задача - их уберечь. Я их интуиция.

Чтобы как-то воздействовать на подсознание своих подопечных, мне приходится с ними дружить. Я главный герой их снов, хотя в своем физическом мире я для них не существую.

А вот и Марго.

- Привет, Орландо! - моя подопечная весьма романтичная натура. Это она придумала мне такое красивое имя. Вообще-то, я откликаюсь на любое. Потому что у меня его нет, но моим друзьям нужно как-то ко мне обращаться. И как, каждый выбирает для себя сам.

- Здравствуй, - киваю своей очаровательной рыжеволосой подруге. Ей всего шестнадцать, совсем юная, такая воздушная. Вот только зубы кривые и картавит. На мой взгляд, это придает моей спутнице особый шарм. Мне нравится, что в моем измерении я могу видеть своих друзей так, как они выглядят на самом деле. - Как дела в школе?

- Тройка по алгебре, а еще я с Мишкой завтра гулять иду, - тараторит.

- С Мишкой? Это с каким? Уж не тот, что из третьего подъезда в тренировочных штанах и оранжевом свитере?

- С ним!

Закуриваю. Мишка… В голове проносится тысяча образов, которые смывает волна жуткой тревоги. Мишка… Что-то тут не то. Нельзя с ним идти гулять. Предчувствую беду. Вот только как это Марго объяснить?

- А ты видела, как он смотрел на Надьку? Ты ему нужна, чтобы ее позлить. А то она неприступная слишком, - улыбаюсь, пуская дым в небо. Маргоша останавливается, с возмущением меня рассматривая.

- Я ему нравлюсь!

- Конечно. Только не ты одна, - с моей подружкой бесполезно спорить. Хотя, мне простых подопечных не достается. А с Марго самый сложный период мы прошли. Как-никак четыре года вместе. И за этот срок я понял, что проще повернуть стадо запаниковавших бизонов в другую сторону, нежели переубедить ее. Если только хитростью.

Девушка хмурится, я подбадривающе похлопываю ее по плечу и иду дальше.

Через несколько часов нужно будет вернуться и вселить в Марго уверенность, что Мишке она нужна только в качестве девушки на одну ночь. А если не поможет… Устрою ей недомогание. Потому что знаю, что с этой прогулки Марго не вернется. Но причина пока не ясна. Остается ждать, пока на меня не снизойдет озарение. А пока нужно навестить второго подопечного.

========== 4. ==========

Бреду по липовой аллее. Город старый, много заброшенных зданий, искривленных сухих деревьев, а вдоль дороги стоят причудливые газовые фонари, над которыми парят белые дирижабли. Мимо меня проносятся трамваи старого образца. По покрытым трещинами стенам домов вьется плющ, а лавки с облупившейся на них краской не привлекают никого, кроме птиц.

1
{"b":"604628","o":1}