ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Valentine’s Day Blues ==========

В воздухе было так много любви, что Гермиону уже почти стошнило в читаемый ей учебник. Кто вообще придумал специальный день для глупых романтических признаний? Какая чушь! И как же это мешало при подготовке к ЖАБА!

И это даже не день Святого Валентина, который будет только завтра. На дворе была пятница тринадцатое февраля. Но все это хихиканье и болтовня о свиданиях в Хогсмиде становились просто невыносимыми — Гермиона еле сдерживалась. Она в сердцах шарахнула учебником Арифмантики по столу и воскликнула:

— Достали! Я не могу учить в таком шуме!

Вместо ответа Гарри что-то невнятно пробурчал. Он пытался победить Рона в магических шахматах, так что все внимание было направлено на доску перед ним. Да и Рон ей настроение не улучшил:

— Да брось ты, Гермиона. Тебе надо немножко расслабиться. Это же День Святого Валентина. Самые классные в году выходные в Хогсмиде!

Гермиона подняла бровь, на что Рон закатил глаза.

— Блин, точно, ты же завтра никуда не идешь.

— О, догадался, наконец! Я никуда не иду. Имел бы ты хоть немного свободных от управления своим желудком мозгов, тоже бы остался. До наших ЖАБА всего четыре месяца!

— Гермиона, да забей ты, отложи учебу хоть на денек и отдохни, — воззвал к ней Рон.

— Нет! Это мой окончательный ответ, — сурово заявила Гермиона. — Кстати, я не поняла, ты-то что из-за меня переживаешь, ты же вроде с Луной собирался пойти?

Рон бросил взгляд на Гарри и откашлялся.

— Да… не, я просто так. Я подумал, что тебе нужно подышать свежим воздухом.

— Знаешь, мне хватает свежего воздуха на Гербологии, огромное тебе спасибо за заботу! — огрызнулась Гермиона.

Их разговор прервал возглас Гарри.

— Вот так! — он переместил свою королеву на четыре клетки по диагонали, а затем откинулся назад с довольным выражением лица.

Рон на долю секунды взглянул на доску, а затем его ладья взяла королеву Гарри и лениво пробурчала:

— Шах и мат.

Гарри уставился на доску. Моргнул. Не обращая внимания на его выражение лица, Рон продолжил:

— То есть, единственный способ вытащить тебя в Хогсмид — это организовать внезапную отмену ЖАБА?

— Точно! — решительно сказала Гермиона. — На этом все, уже пора отдыхать.

Рон поднял руки, показав Гермионе «сдаюсь», забрал шахматную доску и поднялся по лестнице в спальню, бормоча под нос: «Тупой зубреж».

Честно говоря, в день Святого Валентина Гермиона пошла бы в Хогсмид только в одном случае. И этим случаем был парень, который немигающим взглядом уставился на то место, где секунду назад стояли волшебные шахматы. Если бы в Хогсмид Гермиону пригласил Гарри Поттер, она бы без вопросов приняла приглашение, особенно если бы перед этим он признался ей в своей бессмертной любви. Потому что она точно испытывала бесконечную любовь к нему. Если бы он только прочистил себе мозги и посмотрел на нее как на девушку, а не как на Рона с сиськами…

Наконец Гарри выдохнул и откинулся в кресле. Он перевел взгляд с пустого стола на девушку и произнес фразу, которую она слышала сегодня, наверное, больше тысячи раз:

— Гермиона, почему бы тебе просто не взять завтра у себя выходной и не пойти в Хогсмид?

Гермиона застонала.

— Только ты не начинай. Отстаньте уже от меня с этими дурацкими вопросами. Хорошо? — устало сказала она.

— Тогда объясни мне по-человечески, — развел руками Гарри, — и я «отстану от тебя».

— Да я же уже объяснила! — воскликнула Гермиона. — Я учу…

— Неа, не пойдет, — сказал Гарри. — Не вешай мне лапшу на уши! Рона ты можешь одурачить, но я слишком хорошо тебя знаю. Ты не поэтому не хочешь идти. Гермиона, пожалуйста, скажи правду, — умоляющим тоном добавил Гарри. — Что случилось?

Гермиона оглянулась вокруг и увидела, что за последние десять минут гостиная полностью опустела. Они остались вдвоем и девушка решила сказать Поттеру полуправду:

— А ты не подумал о том, что мне не хочется идти одной?

— Так ты и пойдешь не одна, — недоумевая, почему Гермиона не понимает очевидного, ответил Гарри. — Ты пойдешь со мной.

— Под словом «одной» я имела в виду, что на свидание в Хогсмид, вообще-то, ходят с парнем, — пробурчала Гермиона сквозь сжатые зубы.

Глаза Гарри засияли и, бросив: — Сейчас вернусь, — он рванулся по лестнице вверх в спальни мальчиков.

Через минуту он спустился вниз, держа левую руку за спиной, и сел обратно в кресло. Гермиона вопросительно подняла бровь и он, наконец, произнес:

— То есть, раз это свидание, то без парня ты не пойдешь?

— Ну, да, — Гермиона начала опасаться того, какая дикая идея пришла ему в голову. Он что, попытается найти ей пару? Ничего себе шуточки!

— Как насчет того, чтобы пойти со мной? — нервно спросил Гарри.

— Чего? — воскликнула Гермиона. Еще того не легче — он собрался пригласить ее на свидание из жалости. Гарри Поттер — объект ее романтических снов, парень, который мог заполучить себе любую девушку школы, ее лучший друг, наконец.

— Эм-м… — все, что смог выдавить из себя Гарри. Если бы Гермиона не погрузилась настолько глубоко в себя в поисках логических ответов на то, что сейчас происходит, она бы заметила, что Гарри очень волновался.

— Я, это… ты хочешь пойти со мной завтра в Хогсмид… на свидание? — наконец произнес Гарри.

Гермиона просто не могла поверить наглости Поттера. Она, конечно, хотела пойти с ним на свидание, но не так же…

— Гарри, мне не нужна твоя жалость, — с отвращением сказала Гермиона.

— Причем тут жалость? — огрызнулся обескураженный Гарри.

— Да, конечно… — своим авторитарным тоном высказалась Гермиона: — Ты — Гарри Поттер! Ты можешь заполучить любую девушку, и я уж точно не в твоем вкусе, учитывая твой предыдущий роман с Чжоу.

— Да Чжоу-то здесь причем? — начал недоумевать Гарри.

— Я хочу сказать, — подняла палец Гермиона, — что тебе нравятся красотки спортивного телосложения, а я серая мышка, зарывшаяся в книгах, так что это стопроцентная жалость!

— Ты не…

— Я — да! Я заучка и совершенно непривлекательная девушка, и все это знают, — бросила Гермиона.

— А что, если я скрывал свои чувства к тебе за романом с Чжоу? — спросил покрасневший Гарри. — Что, если все это время мне нравилась ты? Что, если я влюблен в тебя?

Гермиона замолчала. Они стояли, тяжело дыша, уставившись друг на друга. Их дыхание и треск огня в камине — все, что пробивалось сквозь тишину, воцарившуюся в комнате. Внезапно Гермиона рассмеялась.

— Гарри, я тебя умоляю! Ты лучше ничего не мог придумать? И знаешь что? Мне не нужно свидание с тобой и мне совершенно точно не нужна твоя жалость! Так что перестань врать себе и мне, и оставь меня в покое, мне не нужен такой день Святого Валентина!

Гермиона, ухмыльнувшись, села, а Гарри остался стоять, не находя слов. В полной тишине Гарри взглянул на девушку. В его заблестевших от непролитых слез глазах отразилась боль. У Гермионы перехватило дыхание от ужаса за вырвавшиеся слова. Адреналин, на котором она закатила свою речь, исчез.

— Гарри, я не это имела в виду, я…

— Ты думаешь, — оборвал ее Гарри. Он сглотнул и начал сначала: — Ты так плохо обо мне думаешь? — спросил он опасно тихим голосом. — Ты думаешь, что я буду врать своему лучшему другу? Я когда-нибудь врал тебе?

Гермиона буквально видела, как ее дружба — ее первая настоящая дружба — рушилась прямо перед ее глазами. Она вскочила и сквозь слезы забормотала:

— Гарри… Гарри, прости меня! Я не это имела в виду!

— Можно было и догадаться, — продолжил Гарри. Потом он взорвался: — ДА ХОТЬ ЧТО-НИБУДЬ В ЖИЗНИ У МЕНЯ БУДЕТ ТАК, КАК Я ХОЧУ?

Гермиона вздрогнула, когда Гарри пронесся мимо нее. У подножия лестницы в мужские спальни он швырнул с размаха в стену то, что прятал за спиной и взбежал наверх.

Ничего не понимая в произошедшем, Гермиона подошла к тому месту, нагнулась, подняла и осмотрела брошенное. Одинокая очаровательная красная роза лежала рядом с коробкой конфет в форме сердца, левая часть которой смялась от удара о каменную стену. Он на самом деле не врал ей! Он хотел пойти с ней на свидание! В ее голове пронеслись слова Гарри: «Что, если все это время мне нравилась ты? Что, если я влюблен в тебя?»

1
{"b":"605862","o":1}