ЛитМир - Электронная Библиотека

Annotation

Багровский Артур

Багровский Артур

Космический Армагеддец

"КОСМИЧЕСКИЙ АРМАГЕДДЕЦ"

история с душком авантюризма, иронии и сарказма

по мотивам романа

"КОСМИЧЕСКИЙ АПОКАЛИПСИС"

Аластера Рейнольдса.

(полусценарий)

ЧАСТЬ 1. ЧЕЛОВЕК СО ШРАМОМ

Сон о ночной автопогоне: некто удирает от полиции. Поздним утром Фёдор Фролов выходит из добротного, но запущенного загородного дома, видит покосившийся почтовый ящик. Короткое воспоминание: момент наезда на почтовый ящик. Фёдор бросает тревожный взгляд на закрытый гараж. Фёдор затравленно осматривается и торопливо уходит по улице.

Фёдор едет в вагоне надземки. За окном панорама большого красивого современного города. В окне отражение Фёдора - это крепкий, склонный к полноте блондин с короткой стрижкой и в очках а-ля Леннон.

Второе воспоминание о ночной погоне: за рулем машины Фёдор.

Остановка. Фёдор выходит из дверей вагона. Уличная суета. Фёдор входит в современное здание, со стилизованным под классицизм порталом с надписью УНИВЕРСИТЕТ. Он идет по людным и шумным коридорам мимо студентов и преподавателей, некоторые из которых с ним здороваются по имени отчеству. Все выше и выше, лестницы, коридоры. Людей становится меньше.

Дверь с табличкой ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ.

Пустой коридор. Дверь с табличкой КАФЕДРА АРХЕОЛОГИИ.

Дверь резко распахивается, навстречу вылетает молодой, но полноватый тип в кое-как заправленной рубашке и помятых брюках. На носу тонированные очки а-ля Берия. Это - младший научный сотрудник Чухонцев.

Чухонцев язвительно. Доброе утро, Фёдор Петрович!.. О, сочувствую!

Недоумение.

Чухонцев. Вам отказали в научном гранте! Опять!

Недоумение.

Чухонцев. О, я видимо поспешил с новостью. Это стало известно вчера во время заседания ученого совета. Я ведь там присутствую... в отличие от вас.

Фёдор, нахмурившись, проходит в дверь.

Чухонцев вдогонку. Сочувствую!

Дверь с табличкой ЗАВЕДУЮЩИЙ КАФЕДРОЙ АРХЕОЛОГИИ ВИЦЕ-ПРОФЕССОР ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ И. К.

Фёдор врывается в кабинет профессора и прямо с порога бросает. Слыхал, мне снова отказали в научном гранте!

Профессор, сухонький, живой старичок в старомодном пенсне. И вам доброго утра, Фёдор Петрович. Чтобы получить научный грант, как вы только что изволили заметить, нужно заниматься наукой. И соблюдать элементарные правила приличия. Например, не врываться в кабинет своего научного руководителя.

Фёдор. Выходит, если бы я постучался, а потом раскланялся - грант мне бы дали?

Профессор. Видите ли, Фёдор. Неуважительное отношение к людям указывает на аналогичное отношение ко всему прочему. В том числе и к работе. Федя, мы все и я лично глубоко уважаем вашего дедушку, благодаря которому вы до сих пор бесполезно занимаете место на кафедре. Но грант вы не получите. По крайней мере, до тех пор, пока я занимаю этот кабинет.

Фёдор. Я...

Профессор. Да-да, жалуйтесь ректору и проректору - это ваше конституционное право. А сейчас потрудитесь пройти на свое рабочее место и заняться наукой. Кстати уже одиннадцатый час. Но вы, я уверен, как обычно были в архивах, разумеется.

Преображенский склоняет голову к столу - разговор окончен.

Фёдор покидает кабинет.

Злоба, непонимание.

Фёдор заходит в просторную комнату, где находится несколько человек. Не здороваясь и не замечая никого, он проходит к своему столу, падает на стул и смотрит на древнюю карту мира, на которой еще нет Америки.

"Раньше мир был мал, и всё было куда проще".

Новое воспоминание о происшествии. Автомобиль мчит по ночному пригороду. Фёдор за рулем нервно оборачивается, подъезжая к дому, задевает почтовый ящик, прячет машину в гараж и забегает в дом. Не включая света, выглядывает в окно второго этажа.

"Погони нет? Оторвался? Может, пронесло и всё обойдется?"

Фёдор шлепается в кресло, расстегивает ворот рубашки, отирает лицо носовым платком и закрывает глаза.

Воспоминание внутри воспоминания. Мелькают сцены из более раннего события: Фёдор пытался ограбить ювелирный магазин.

Неудача. Полиция. Преследование. Бегство.

За окном раздается звук едущего автомобиля. Фёдор вздрагивает, подскакивает к окну. Мимо проезжает такси.

Облегчение.

"Снова неудача!"

Досада.

Фёдор вспоминает несколько попыток ограбить банк, торговый центр, казино.

Затем попытки получить кредит в различных банках.

Отказать!

Отказать!

Отказать!

Отказать!

Затем звучит фраза из уст насмехающегося Преображенского: "Федя, мы очень уважаем вашего дедушку, но грант вы не получите".

Фёдор в настоящем времени: он по-прежнему за рабочим столом. Фёдор достает из стола потрепанную папку, развязывает тесемки и смотрит на разрозненные листы.

"Чертовы дедовские дневники! Из-за этого маразматика меня подняли на смех, отказали в гранте".

Фёдор вспоминает, что уже давно засиделся в аспирантах. Тот противный Чухонцев, что столкнулся с ним в дверях, моложе его на три года, но уже защитился и посмеивается над Фёдором. Фёдор сидел бы тихонько и дальше, но примерно полгода назад он честно решил заняться археологией, которую не любит.

Поскольку интереса к науке нет, придумать Фёдор сам ничего не мог, потому и решил прибегнуть к помощи дедовских дневников.

Его дед - Аполинарий Аполлонович Фролов-Бельведеров - в прошлом выдающийся ученый-археолог. Он исколесил всю Галактику, сделал множество открытий, заслужил звание АРХИПРОФЕССОРА ДРЕВНЕЙШЕЙ ГАЛАКТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ, являлся почетным членом многих университетов и научных обществ множества планет, до последнего момента возглавлял кафедру.

Пять лет назад дед принял решение зачислить на кафедру внука, поскольку заботиться о нем был уже не в силах. После этого Аполинарий Аполлонович подал в отставку и зажил тихо в своем отдаленном доме.

1
{"b":"606687","o":1}