ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 1. Утраченные воспоминания

Утро у госпожи Пем выдалось напряженным. И виноваты в этом были не мигрень в придачу с высоким давлением, часто случавшиеся в непогожие осенние дни, а двое учеников, человек и вампир, в очередной раз удивившие всю школу.

Да уж, партнеры заставили поволноваться всех. Особенно ее, медсестру в больничном крыле. Когда покрытый кровью Симон появился у дверей школы вместе с неподвижной Эммой на руках, поднялась ужасная суматоха.

Пем поморщилась от воспоминаний и сделала глоток настойки пустырника. Такую же настойку пришлось дать и мисс Джейн Берли, когда та пыталась пробиться в палату к Симону. И напрасно госпожа Пем старалась образумить несчастную девушку, объясняя, что Симон потерял сознание у самых дверей школы, и с тех пор не приходил в себя. Возможно, это и к лучшему. Сращивание костей, даже магически ускоренное – далеко не приятная процедура.

Госпожа Пем не поверила глазам, когда вышла в первый раз из палаты, чтобы отдать гномам испачканные кровью простыни. В коридоре столпилось такое количество учеников, которое ей до этого видеть не приходилось.

Пем ненавидела, когда ее пациентов лишали покоя и необходимого сна, посему она сузила глаза и, повысив голос, довольно резко посоветовала ученикам расходиться по комнатам: ведь отбой давно наступил. Джейн Берли оказалась наименее вменяемой, поэтому, чтобы избавиться от нее, пришлось использовать максимальную дозу успокоительного (девушку, со слезами на глазах, повторявшую, что сила ее любви непременно спасет Симона, держали вдвоем Анвар Роу и Лиз Сименс). Хвала ясному небу, этим утром она, похоже, все еще спала…

По крайней мере, когда мадам Пем вышла в коридор проверить, не прогуливает ли кто уроки, волнуясь за партнеров, то увидела лишь троих учеников. Те явно дежурили здесь с раннего утра. Два обычных человека и один полукровка.

Мадам Пем окинула всех оценивающим взглядом, под которым двое мальчишек съежились. Мисс Бангер, похоже, настолько глубоко ушла в себя, что даже не услышала скрипа открывающейся двери. Она сидела на скамейке, держа на коленях раскрытый учебник по Истории вампиров. Но взгляд Аниты равнодушно замер на заголовке в начале страницы.

Госпожа Пем давно знала, что мисс Бангер занимается уроками почти круглосуточно. Вот почему медсестра совсем не удивилась, увидев ее с книгой. Но отрешенный взгляд Аниты пугал…

Похоже, девушка винила в случившемся себя, ведь именно ее неосторожность позволила партнерам, нарушив приказ Локсли, отправиться в Лондон. Но была бы её помощь для вампирки ценнее, чем помощь Симона? Все-таки, книжные знания и даже назубок выученные заклятья – это одно, а реальный бой – совсем другое. Тем более, что необходимость защитить партнера, заставила Эмму в схватке использовать все магические силы. «Возможно, мисс Бангер думает, что могла бы сейчас оказаться на месте Спенсера, а то и хуже», – вздохнула про себя госпожа Пем.

Медсестра перевела взгляд на взлохмаченных мальчишек. Берли настолько бледен, что его веснушки выделяются на лице сильнее обычного. Интересно, почему он не выучит простые заклинания для чистки лица? Или ему все равно, как он выглядит? Парень не метался в отчаянии, как накануне младшая Берли. Тем, не менее, его волнение легко читалось по дрожащим рукам, в которых он крутил белую пластмассовую баночку с неизвестным содержимым.

Медсестра даже порадовалась за Симона Спенсера: хорошо иметь таких верных друзей. Вот вампиры, например, не спешат сюда, с утра пораньше, чтобы проведать Эмму. Впрочем, наблюдательной, как и все, кто работает с детьми, Пем, не раз казалось, что Ким завидует своему более красивому и успешному другу. Но, видимо, горькое чувство давно прошло. Чтобы понять это, стоило сейчас взглянуть на Берли: вытянувшееся лицо, губы подрагивают и что-то шепчут. Вон как беспокоится о Спенсере!

Кстати, а что здесь забыл полукровка Джонсон? Пем нахмурилась, вспоминая: вроде, ни с Симоном, ни с Конни его никогда не связывали близкие отношения. Полукровки, которых в школе не так уж и много, вообще держались обособленно, не примыкая ни к вампирам, ни к людям. Вот и сейчас Арам стоял в стороне, пытаясь держаться, как можно спокойнее.

Мадам Пем громко кашлянула, привлекая всеобщее внимание. Точнее, ей хотелось, чтобы ее, наконец, заметила Анита. Мальчишки и без того не сводили с нее глаз.

– Думаю, бессмысленно спрашивать, ходили ли вы на завтрак. А ведь вы знаете, что для того, чтобы быть здоровым, нужно хорошо питаться! – недовольным тоном заявила Пем, – Симон и Эмма, к сожалению, еще не пришли в себя, поэтому вам лучше отправиться на занятия.

– Но… Нам бы хоть ненадолго их увидеть! – Анита умоляюще прижала ладони к груди. Толстая книга тут же упала с ее колен. – Я хочу убедиться, что Симон жив…Ведь это из-за меня…

– Не из-за вас, мисс Бангер, а из-за собственной глупости и безответственности, – возразила Пем.

– Но, можем мы хотя бы узнать, как они себя чувствуют? – Арам Джонсон неожиданно подал голос, опередив Кима, который хотел спросить то же самое.

Берли бросил в его сторону неприязненный взгляд. Его руки сами собой сжались в кулаки:

– Шел бы ты отсюда, Джонсон, пока я добрый…

– Отвали, Берли! С каких пор, чтобы узнать о здоровье Эммы, нужно спрашивать у тебя разрешения!

– Мистер Джонсон, мистер Берли, немедленно успокойтесь! Забыли, что вашим друзьям нужна тишина? Хотите знать, насколько плохи их дела? Во-первых, они подверглись многочисленным заклятиям, из-за чего наступило магическое истощение. Понятия не имею, как они вообще смогли добраться до школы. У Симона раздроблен плечевой сустав, и множество синяков и ссадин по всему телу, а вот мисс Конни повезло меньше… В результате режущего заклинания задето правое легкое. Боюсь, ей придется лечиться дольше, нежели Симону. К тому же, весь этот стресс, который она перенесла: сначала несчастье с родителями, потом – нападение в Лондоне…

– Это опасно? – снова встрял Джонсон. Ким, недовольный его интересом, с силой ударил кулаком по стене. Но это не произвело на полукровку никакого впечатления.

– Последствия могут быть самыми разными. Вот почему партнеров пока не следует тревожить. Самое страшное уже позади. Опасности для жизни нет, но мне бы не хотелось, что все мои усилия пропали даром из-за слишком любящих друзей. Надеюсь, вы понимаете…

– Да! Спасибо, что заботитесь о них, – Анита подняла учебник с пола, встала со скамейки, схватила Кима за рукав и потащила его к выходу. При этом девушка не преминула бросить строгий взгляд в сторону Джонсона, и тот, отделившись от стены, медленно побрел следом…

Медсестра удовлетворенно вздохнула.

***

Госпожа Пем меняла Симону холодный компресс на лбу, когда его ресницы вдруг дрогнули. Поймав расфокусированный взгляд зеленых глаз, она почувствовала беспокойство. Словно Спенсер смотрел на нее и не узнавал.

Играя в гляделки, Пем пропустила момент, когда Симон схватился правой рукой за забинтованное плечо, и умудрился сесть на кровати. Его лицо исказилось от боли.

– Нет, мистер Спенсер, вам еще рано вставать! Чтобы кости правильно срослись, вы не должны делать лишних движений! – заметив, что Симон, не обращая внимания на ее слова, пытается встать с кровати и перебраться на соседнюю, к Эмме, медсестра осторожно толкнула его назад, – Мистер Спенсер, ваше поведение возмутительно! Вам нельзя прикасаться к Эмме: пока ваша магическая сила не восстановилась, вы будете черпать ее из тела несчастной вампирки, как ее партнер. Вы, что, ей смерти хотите?

Симон посмотрел на нее таким тяжелым взглядом, что у мадам Пем подкосились ноги. Ох, и не любила же она лечить влюбленные парочки! От них, и здоровых-то, одни неприятности.

И тут Симон заговорил, от волнения проглатывая окончания слов:

– Я не хотел навредить ей! Я бы никогда не попросил Эмму защищать меня! Зачем она кинулась меня спасать? Кто её просил? Она жива??

Госпожа Пем жестом попросила его лечь обратно на кровать. Мол, буду с тобой говорить только после того, как ты выполнишь мое требование. Конечно, она не знала всей истории, случившейся с партнерами в Лондоне, но их ранения говорили сами за себя, да и Спенсеру следовало успокоиться.

1
{"b":"607024","o":1}