ЛитМир - Электронная Библиотека

До недавнего времени я вела спокойный размеренный образ жизни. Имела хоть и небольшую, но уютную квартиру почти в самом центре города, престижную и хорошо оплачиваемую работу, любимого мужчину и регулярный секс с ним. Да, не все было совсем уж так, как хотелось бы. Например, возлюбленный не спешил делать мне предложение руки и сердца, никак не желая переходить на следующую ступень в наших отношениях. Это огорчало, но я разумно говорила себе, что ситуация под контролем и пройдет совсем мало времени, как Глеб примет правильное решение. А еще надо сознаться, что двухкомнатная квартира в элитном современном доме мне не принадлежала, я ее снимала. Но арендная плата была вполне по карману, хозяева уже несколько лет жили где-то в Америке и возвращаться, по моим данным, в обозримом будущем не собирались. А вот работа моя, это да, это была твердыня, что-то вроде трех китов, на которых, по представлению наших предков, с сотворения мира покоилась земля.

Вот и я была абсолютно уверена, что уж здесь, на службе, то есть, у меня все как надо и совершенно надежно. И это мнение не основывалось на одних лишь радужных мечтах и самоуверенности. Все оттого, что потратила немало сил и времени, чтобы добиться этого места в центральном спортивном комплексе нашего славного города, во-первых. Ответственно относилась к своей деятельности, во-вторых. Работала, не покладая рук, с полной отдачей и даже, сказала бы, с энтузиазмом, за что имела карьерный рост, благодарности в трудовой книжке и постоянно растущую заработную плату, в-третьих. Могла бы перечислять и дальше. В-четвертых, в-пятых и так далее – считай по пальцам сколько угодно. Но, как оказалось, к моему глубокому разочарованию, ничто в этой жизни не бывает непоколебимо. И первая трещина в моем жизненном укладе возникла, все же, не на трудовом фронте, а на личном. А, может, нет? Или да? Пожалуй, все же, первые неблагоприятные перемены произошли в любовных отношениях.

Глеб Соломатин – моя любовь на протяжении уже двух лет, а в глазах общественности, к сожалению, только мой любовник. Он точно приобрел известность в определенных кругах. Имела в виду спортивную жизнь страны и Европы, не говоря уж о нашем городе. Он был… Почему, собственно, был? Он и сейчас являлся спортсменом с большой буквы. Соломатин даже в европейском чемпионате участвовал, вот какой он спортсмен! Пловец. Великий труженик. И еще просто обворожительный мужчина. Высокий рост, атлетическая фигура, правильные черты лица, умные карие глаза… В общем, он был и будет мечтой любой женщины. Но, к сожалению, эти самые красивые в мире глаза с недавних пор смотрели в мою сторону с явной прохладой.

Вот такая случилась непредвиденность. Как? Отчего? Не могла себе представить такого когда-либо. И сначала даже не отдала себе отчета, насколько все серьезно. Возможно, не верила в реальность такого поворота, или переоценила свои личные данные и его отношение ко мне. Так или иначе, но не сразу стала предпринимать какие-нибудь действия по спасению наших отношений, решив, что это все от загруженности и усталости встречи перестали быть частыми, из-за постоянных его тренировок и состязаний, и все нормализуется само, стоит только Глебу немного отдохнуть. Но время шло, а положение дел уже свелось к тому, что мы видеться стали все меньше и меньше. Тогда пришлось глубоко задуматься и вникнуть в суть происходящего. И первым всплыл такой вопрос: когда же начались эти самые изменения.

И в памяти начала вырисовываться картина. Сначала выглядела она очень расплывчато и совсем неразборчиво. Вроде, первое напряжение между мной и любимым возникло тогда, когда Глеб познакомил со своим старым другом. Или чуть раньше? Нет, пожалуй, я начала чувствовать отчуждение именно после того. Этот Дмитрий почему-то сразу мне не приглянулся. Хотя, что уж там говорить, он выглядел тоже ничего так себе, если бы я к нему присмотрелась со вниманием, наверняка нашла бы ряд достоинств, только глаза его смотрели как-то странно. На меня. Если теперь взялась все припоминать, то надо сознаться, что под его взглядом отчего-то хотелось сжаться. Я не из робкого десятка и в свои почти двадцать семь успела пройти через многие испытания. Это и не очень легкая жизнь в родительском доме, когда наша семья трещала по всем швам и в итоге распалась, а потом еще не вписалась в новую ячейку общества, которую мама снова создала с отчимом. Дальше была спортивная школа с большими физическими нагрузками и бесконечным кочевым образом жизни на несколько лет подряд. В постоянных тренировках и переездах с места на место я взрослела и закалялась. О подлости, зависти и жестокости знала не понаслышке. Но и дружескую поддержку смогла оценить. Затем были проблемы со здоровьем, которые преодолевала в гордом одиночестве. А после выздоровления пришлось по новой устраиваться в жизни, и потратила немало времени в поисках работы, нашла достойную без чьей-либо помощи и принялась строить карьеру. В общем, не росла я тепличным растением за надежной толщей стекла оранжереи. А как встретилась тогда с глазами Дмитрия, так отчего-то растерялась.

В его взгляде присутствовало что-то тревожащее. Он как смерил меня в тот раз с головы до ног. Прищур его тоже что-то да значил. Но мне ни к чему было в тот момент обо всем этом задумываться. Ну, познакомил меня Глеб с каким-то своим другом, посидели тогда минут десять вместе в кафе перед зданием, где я работала, и вообще тогда не думала, что свидимся еще в будущем. А оказалось, что судьба начала нас сталкивать с раздражающей регулярностью. Сначала не придавала этому значения. И как иначе, если Дмитрий Ткачев приехал к нам из самой Москвы в составе высокой спортивной комиссии всего на несколько дней. Я рассудила, что как приехал, так и уедет. А что до посещения им спортивных объектов, так это было его служебной обязанностью. И то, что искал встреч с Глебом, тоже легко объяснялось, их давней дружбой, например.

– Иришка! – Позвонил мне на работу любимый месяц назад, и голос отчетливо выдавал его возбуждение. – Я тебе сейчас такую новость скажу! Представляешь, Димка сказал, что попробует замолвить за меня пару слов, и возможно меня возьмет под свою опеку Хабаров. Ты поняла, о ком я сейчас тебе сказал? Это же сам Хабаров! Он столько олимпийских чемпионов воспитал!

Тот разговор меня нисколько не насторожил. Я была такой наивной, оказывается, что восприняла новость, как большое благо для него и для нас.

– Ир! – Этот звонок случился уже на следующий же день. – Димыч скучает в нашем городе. Конечно! Это же не Москва! Это все понятно, и я решил, что должен его по возможности развлечь. Ну, показать разные там достопримечательности… Что? Нет, слишком бурное веселье и всякие там молодежные тусовки не в его вкусе. Он у нас мужик обстоятельный. Да. Вот я весь сейчас в проблеме, куда его сводить. Ты можешь что-нибудь посоветовать? – В трубке раздался неразборчивый голос, возможно, Глеб прикрывал ее ладонью, поэтому я не особо поняла, кто там и что говорил. – Ир! Дмитрий сейчас рядом. Он знает, что мы с тобой собирались сегодня вечером встретиться и говорит, что наш с ним поход может и подождать другого раза. А я подумал, почему бы нам втроем, куда не пойти? Что скажешь? Мне кажется, что это выход, и будет здорово. Так что, мы подождем тебя в кафе напротив, как в прошлый раз? Давай, не задерживайся.

Тот вечер закончился в ресторане на набережной. Есть в городе такое уютное местечко на берегу нашего синего Черного моря. Представьте себе узкую террасу, над самыми волнами, небо со звездами и луной над головой и приятную мелодию в исполнении оркестра, которая так и обволакивала вас в ночной час. Все было очень приятно, пока Дмитрий снова не принялся сверлить меня этим своим непонятным взглядом.

– Сколько тебе лет? – Спросил вдруг прямо в лоб.

– Что? – Не поняла его так сразу, еще не придя в себя от приятной расслабленности и мечтательного настроения, навеянного ночной свежестью и тихой музыкой.

– Лет, спрашиваю, тебе сколько. – Он как будто немного был раздражен моей медлительностью.

1
{"b":"607546","o":1}