ЛитМир - Электронная Библиотека

Киселев Андрей Александрович

Контракт с красной печатью.(Мистическая повесть)

Буря столетия

Такой бури Игорь не помнил еще в своей жизни. Здесь на Нупцзе и в палатке с ребятами. На высоте в семь с лишним тысяч метров. Она застала их вечером. И хорошо, что успели поставить большую на пятерых палатку и закрепить ее как надо. И, что успели присыпать ее частично снегом. Да, не то, что частично, вообще почти зарыли по самую макушку. Плюс еще ее занесло снегом и этим обжигающим ледяным сбивающим с ног ветром. Да, так, что только макушка ее торчала и то одним краем из снега с противоположной от ветра стороны.

В Гималаях такие бури дело частое, как, в общем, и в целом в горах. И грозы порой губительны. Но Игорь Талаленко не помнит такой сильной бури. Он видел нечто подобное в Пакистане в Каракоруме. И в Гималаях Непала тоже. Но эта превосходила все ожидания альпинистов. Она прибила к земле даже всех в базовых лагерях по обе стороны Эвереста.

Что-то подобное было в 1996 году, когда погибли на Северной стороне несколько туристов восходителей. Это был черный день в истории Эвереста. И, похоже, и сейчас что-то подобное твориться здесь и повсюду в Гималаях. И не вройся заранее они с ребятами в снег, то и палатку бы им не поставить. И сбросило бы всех или по одному ураганным ветром к черту в пропасть.

- "Придется откапываться утром, когда все стихнет" - подумал Игорь - "И то стихнет ли? А то жди спасателей. Застрянем тут все и надолго. Да, и спасатели не смогут ничего сделать. Гиблое будет тогда дело".

- О спуске к базовому лагерю не стоит даже думать - Сергей Иваненко начальник и старший первой этой штурмовой пятерки так сказал под вечер - Всем спать до утра, а там посмотрим. А то самим себя спасать придется. С риском для жизни.

Игорь Талаленко, и, правда, не помнил такого даже на К-2, когда были на восхождении с Сергеем Иваненко. Это просто была буря столетия. Он Игорь такой бури еще не видел при своей еще не очень большой, но насыщенной событиями и большой жизни. Жизни в горах, где он чувствовал себя как дома. Оставив родных, жену двоих детей и больную свою мать, и любимую тещу, которая каждый раз бесилась, когда он уезжал в очередной горный свой поход. Но гордилась зятем, когда он возвращался с очередной победой. И если еще приходилось давать интервью репортерам и участвовать на чествовании целой группы по телевизору. Она стучала в свою тещи грудь и говорила и хвасталась всем своим мужественным зятем.

- Это мой Игорь - она хвасталась всем соседям в доме - Он был на горе в Гималаях. И его показывали по телевизору.

Он в тот момент был как родной ей сын. Даром, что у Игоря Талаленко была своя родная мать. В городе Красноярске. Он, правда, редко к ней приезжал. Но все же приезжал. Он жил в Питере с женой и детьми. Там же жила только отдельно его теща.

И горы, горы, горы...Он не мог без них жить. Они поработили Игоря. Его тело и душу. Он жил только ими. Порой даже этим обижая свою супругу Валентину. А она переживала за него и боялась. Каждый раз боялась, когда он уходил с командой альпинистов в горы. Но всегда возвращался целым и невредимым, даже когда сообщали о гибели целой группы.

Он был словно завороженный. И это было именно так.

Никто не знал толком всего об Игоре Талаленко. О его ранней молодости, что сейчас погрузило его в далекие воспоминания. Под вой ветра за палаткой. И звон висящей над головой на веревках металлической посуды.

Игорь посмотрел на спящих в такую лютую непогоду своих товарищей. Но он почему-то не мог заснуть. Такого не было у него вообще. Он в подобную погоду спал крепче всех. Но сегодня в эту ночь не мог. Здесь на Нупцзе на высоте (7674м). На хребте в глубоком снежнике протяженной вершины. Было ощущение присутствия кого-то рядом. Рядом с самой палаткой. Там был кто-то. В той пурге и буре. Но как? И зачем? И на такой высоте...

Игорь не выдержал этого. Словно кто-то смотрел в упор, на него молча и ждал его. Рядом с палаткой. И когда он встал на корточки и пополз на коленях осторожно чтобы не разбудить спящих ребят и открыл палатку, то увидел чистое звездное небо. И бури, как ни бывало. Только звезды и видимость под ними до самой Юго-Западной стороны Эвереста. Были ощущения такие как тогда, когда он с супругой Валентиной были в отпуске во горной Франции в Шамони и на Гран Капуцине. Один в один. Он чувствовал пристальный чей-то на себе сейчас взгляд. Кто-то точно стоял за палаткой. И буря внезапно прекратилась как по волшебству.

Он оставил всех спать дальше, а сам стал собираться в дорогу. Зачем, он и сам себе сейчас не мог объяснить. Он собрал рюкзак, полностью и весь, набив его теплой одеждой и снаряжением. Сам, одевшись в теплый анорак и теплые такие же альпинисткие штаны. Забрав все веревки, какие только были в их палатке и все крючья, что смог найти. Обув тихо ботинки в кошки, он, Игорь вылез из палатки.

Было удивительно, никто даже не пошевелился в палатке, когда он уходил. Все спали. Спали без задних ног. Даже храпели. Особенно Серега Иваненко. Высота и недостаток воздуха. Но сон был убийственный. Никто его не услышал. И он вылез из палатки.

Игорь осмотрелся в темноте и зажег налобный на своей каске фонарик. И он увидел его. Сразу и тут же рядом почти с собой.

Игорь напугался и отступил назад, даже вскрикнув.

- Ты кто и откуда здесь? - он произнес незнакомцу, смотрящему в упор на Игоря Талаленко.

Незнакомец словно некая выросшая из самой вершины Нупцзе живая статуя зашевелился и произнес ему - Меллори.

- Что? - он переспросил того, дрожащим от испуга голосом.

- Меллори - ответил ему снова незнакомец, в допотопной альпинисткой одежде и такой же обуви. В самодельных кошках на ботинках и старым рюкзаком за плечами.

- Как ты сказал? - он его переспросил еще раз, так толком ничего не понимая.

И тот подошел к нему ближе и произнес ему, Игорю - Джордж Меллори.

Глаза ему почему-то были знакомы. Именно глаза. Он их, казалось, видел и раньше. В темноте ночи они казались ему черными, хотя это было не так.

- Идем, у нас мало времени - произнес ему человек назвавший себя Джорджем Меллори - Надо успеть до рассвета. Нельзя терять ни минуты. Я покажу тебе Эверест.

Не ясно, что сейчас с Игорем произошло, но он пошел с ним. Может, это был гипноз, может, еще что-то, но он пошел за ним. Пошел в темноту ночи, глядя в спину впереди идущего давно уже умершего в горах человека.

Лучший альпинист

Он работал теперь в бизнесе. И в новой стране. В России. Не было уже давно Советского Союза. Теперь это была наша Раша. И ему, как ни странно было легко. Ему здесь все легко теперь давалось. Сама жизнь, работа в коммерческой фирме связанной со спортом и торговлей. Здесь он познакомился и со своей будущей женой Валентиной. Теперь у него была семья, и даже дети. Двое. Мальчик и девочка. Сережка и Вика. И он стал мастером спорта по скалолазанию.

Все как-то сразу и почти мгновенно сложилось после того как он заключил тот странный контракт на жизнь в той электричке с тем типом в черном пиджаке с галстуком и с черными острыми глазами, которые резали его тогда по живому. И даже было больно, когда их взгляды встречались.

Странный тип. Очень странный. Но после того, как Игорь Талаленко заключил с ним договор, все стало легко складываться и вся изменилась к лучшему его жизнь. Прошлая во всем не удачная и тоскливая ни кому не нужная одинокого скитальца жизнь куда-то исчезла, а на смену ей пришла новая.

И он теперь работает в сфере торговли, и он спортсмен высшей категории. И участник многих соревнований по скалолазанию и имеет даже награды медали и кубки. Он Игорь учавствовал в соревнованиях "Тигр скал" в Ялте и на Кавказе, в районе Казбека. Побывал в числе своей команды от клуба "Аннапурна" в самых высокогорных и заснеженных районах. Там же тогда он отличился, как никогда когда в одиночку покорил скальные высокие башни Шхельды и прошел траверсом в двойке с со своим теперешним другом и товарищем Сергеем Иваненко двуглавую Ушбу. Потом двойкой они побывали на Западной стене Донгузоруна. Тогда он привез массу грамот от спорткомитета. Это была его самая яркое и звездное время. Когда ему было всего тридцать лет. И все это за какой-то очень короткий срок. Он даже не успел опомниться, когда ему уже стукнуло за сорок. Но темп жизни не изменился. Все шло как нельзя лучше. Снова Кавказ и тренировки в составе спортивных команд и уже со своими учениками в горах. Теперь им покорены в скоростной гонке на время между группами Тетнульд и Гестола, Джанги Центральная и Джанги Западная. Снова награды и грамоты и звание "Тигр скал".

1
{"b":"607577","o":1}