ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сара Эдисон Аллен

Хранительница персиков

ГЛАВА 1

Убежище

В тот день, когда Пэкстон Осгуд отнесла тяжелую коробку и многочисленные конверты с приглашениями на почту, начался сильнейший ливень, воздух словно побелел и не было видно ничего дальше протянутой руки. К вечеру все реки в городе вышли из берегов и не было никакой возможности доставить почту, чего не случалось с 1936 года. Когда наконец на улицах подсохло, из подвалов была выкачана вся вода, а на аллеях убрали обломанные ветки, все приглашения наконец были доставлены. Но, к сожалению, по неправильным адресам. Соседи через заборы передавали приглашения получателем, смеясь над тем, какой у них в городе бестолковый почтальон. На следующий день в кабинете местного врача образовалась большая очередь из людей, которые порезались о бумагу конвертов, так как те были запечатаны словно цементом. Но приглашения все равно не нашли всех своих получателей. Казалось, что конверты словно играются, так как позже некоторые из них были обнаружены в птичьем гнезде или на крыше сарая.

Если бы люди обращали внимание на знаки, они бы поняли, что если воздух побелел, то впереди грядут перемены, порезы от бумаги значат, что то, что написано на бумаге, гораздо важнее взглядов, а птицы всегда стремятся защитить человека от вещей, которых тот не видит.

Но никто не придал этому ровно никакого значения. И тем более Уилла Джексон.

Вот уже неделю на прилавке ее магазина лежал нетронутый конверт с приглашением. Она с любопытством доставала его из почтового ящика, но когда поняла, что это и от кого, уронила его так, будто он обжег ей ладонь. Даже теперь, спустя столько времени, проходя мимо, Уилла подозрительно смотрела в его сторону.

– Да открой ты его уже, – наконец раздраженно сказала Рейчел одним утром. Уилла повернулась к Рейчел Эдни, которая стояла за кофейной стойкой. У нее были темные короткие волосы и в ее бриджах и спортивных кроссовках она, казалось, вот-вот собирается вскарабкаться на гору. И сколько бы раз Уилла ей не говорила, что она не обязана одеваться в вещи, которые продаются в ее магазине – Уилла сама редко что носила кроме джинсов и ботинок, – Рейчел была уверена, что должна наглядно показывать одежду из ассортимента.

– Не буду. В этом нет нужды, – ответила Уилла, решив, что сейчас самое время заняться распаковкой недавно пришедших экологически чистых футболок. Она надеялась, что это занятие поможет ей позабыть о том странном чувстве, которое было похоже на огромный воздушный шар ожидания, раздувавшийся в ней, и которое каждый раз охватывало ее, когда она думала о конверте. Когда она была моложе, Уилла часто отдавалась этому ощущению, как раз перед тем как сделать что-то очень глупое. Но она думала, что давно уже переросла это. Она наполнила свою жизнь таким спокойствием, что, казалось, ничто не сможет выбить ее из колеи. Но, видимо, она ошибалась.

–Ты такая высокомерная, – цыкнула Рейчел.

Уилла засмеялась.

– Объясни, почему мой отказ открывать приглашение на торжественный прием от самой богатой женщины в городе делает меня высокомерной?

– Ты смотришь на все, что они делают, с пренебрежением.

– Не правда.

– Ну, создается такое впечатление, что ты в тайне мечтаешь быть одной из них, – сказала Рейчел, надевая фартук с вышитым на нем названием магазина: «Кофе и спортивные товары».

Рейчел была младше Виллы на восемь лет, но Уилла никогда не считала, что Рейчел еще слишком глупа и неопытна, как другие девушки в свои двадцать два года. Рейчел успела пожить и без гроша в кармане, и ни в чем себе не отказывая, она многое знала о человеческой натуре. Единственная причина, по которой она осталась жить в Вотер Волс, ее влюбленность в местного мужчину. Как она всегда говорила, любовь меняет все.

Но Уилла не хотела вникать в то, что она чувствовала или не чувствовала по отношению к богатым семьям в городе. Рейчел никогда не жила дольше пары месяцев в одном месте, с тех пор как выросла. А Уилла здесь с самого рождения. Она унаследовала интуитивное понимание мистического развития города, но она совершенно не понимала, как это все объяснить другим, кто этого всего не чувствовал. Поэтому она задала вопрос, который наверняка смог бы отвлечь Рейчел:

– Что у нас сегодня в меню? Пахнет изумительно.

– Чудеснейшие вещи: смесь из сухофруктов и орехов с кофейными зернами в шоколаде, овсяное печенье в кофейной глазури и кофейные брауни. – Рейчел жестикулировала так, словно была ведущей телевикторины.

Почти год назад Уилла позволила принять Рейчел руководство недавно закрытой маленькой кофейни в магазине и посоветовала ей делать разные закуски, которые бы содержали кофе в своем составе. Как оказалось, это была отличная идея. Приходить в магазин по утрам сейчас стало сплошным удовольствием. Чувствуя с порога сладкий запах шоколада и бодрящий аромат кофе, Уилла думала, что нашла для себя идеальное убежище.

Магазин Виллы, специализировавшийся на спортивной одежде из экологически чистых материалов, находился на Нейшенл стрит, главной дороге, ведущей к Катарактовому национальному заповеднику, который был известен своими потрясающими водопадами в самом сердце Голубого хребта в Северной Каролине. Все магазины для путешественников и туристов располагались на этой длинной главной улице. И именно здесь Уилла нашла свое призвание. Хотя она никогда не интересовалась пешим туризмом или кемпингом, но ей было намного комфортнее рядом с другими владельцами магазинов и новенькими в городе, чем с людьми, которых она знала с юности. Именно здесь она и чувствовала себя в своей тарелке.

Магазины располагались в старых зданиях, которые были построены более века назад, когда Вотер Волс был еще маленьким городком для лесорубов. При малейшем давлении доски пола трещали и скрипели, как кости старухи, и именно поэтому Уилла узнала, что сзади подошла Рейчел.

Она повернулась и увидела, как Рейчел протягивает ей этот жуткий конверт.

– Открой его.

Уилла с неохотой взяла его. Он был плотным и приятным на ощупь, словно обтянутый кашемиром. Только чтобы Рейчел оставила ее в покое, Уилла открыла конверт. В этот момент зазвонил дверной колокольчик, и девушки одновременно подняли головы на посетителя.

Но в дверях никого не оказалось.

Рейчер потерла руки.

– У меня мурашки по коже.

– Моя бабушка говорила, что это значит, будто около тебя только что прошел призрак.

– Суеверие – это мужской способ оправдать те вещи, которые они не могут контролировать, – фыркнула Рейчел. – Давай же, – подтолкнула ее локтем Рейчел, – Прочитай.

Уилла достала приглашение и начала читать вслух.

«12 августа 1936 года маленькая группа жительниц Вотер Волс организовали сообщество, ставшим важным общественным клубом в городе, который организует благотворительные вечера, спонсирует культурно-массовые мероприятия и выделяет ежегодные стипендии.

С большой гордостью Женский общественный клуб приглашает вас, как бывшего члена или родственника бывшего члена клуба, на празднование семьдесят пятой годовщины основания нашего клуба.

Приезжайте, чтобы вместе с нами отметить семьдесят пять лет благодушных деяний. Празднование будет первым событием, которое пройдет в недавно отреставрированном «Мадам Блу-Ридж», и состоится 12 августа в семь часов вечера.

Прошу вас ответить на письмо в прилагаемой карточке.

С уважением, Пэкстон Осгуд, президент клуба».

– Видишь? – произнесла Рейчел из-за плеча Виллы. – Не так все плохо, как ты думала.

– Не могу поверить, что Пэкстон устраивает все это в «Мадам Блу-Ридж».

– Ой, да перестань. Я бы все отдала, чтобы увидеть, как там внутри. И ты, кстати, тоже.

– Я не пойду.

– Да ты сумасшедшая! Твоя же бабушка...

– …помогла основать клуб, я знаю, – закончила за нее Уилла, отложив приглашение. – Она это сделала, а не я.

1
{"b":"608113","o":1}