ЛитМир - Электронная Библиотека

Annotation

Чулкова Ольга Николаевна

Чулкова Ольга Николаевна

Хайпанули

3

Хайпанули

Ольга Чулкова

Мир движется вперед благодаря тем, кто страдает

Лев Толстой

Президент встал в шесть утра, по нему можно было сверять часы. Надел спортивный костюм, пошел в тренажерный зал. Никого не встретил, не любил, пока не приведёт себя в порядок, встречаться с кем бы то ни было. Потом еще поплавал минут сорок. День, как всегда, предстоял трудный: встречи, совещания, важная, закрытая от СМИ,конференция с деятелями культуры, которые являлись его доверенными лицами. Уже шла предвыборная кампания. 18 лет он был у власти. 31 декабря 1999 года бывший президент преподнес сюрприз всей стране, назвав его своим преемником. Для него это не было неожиданностью, хотя он не входил в ближайшее окружение президента. Но, когда силовики, а потом и олигархи стали вести с ним разговоры, то занервничал. За последние годы он сделал стремительный рост в карьере, не предпринимая особых усилий. Как будто кто-то невидимый взял его за руку и вел всё выше и выше.

Жена не хотела уезжать из Санкт-Петербурга в Москву, просила не соглашаться на новое назначение. У них всегда были доверительные отношения, и он сказал правду: "Не соглашусь,меня просто зачистят, будем прозябать в этой старой трёшке. Но дело не в квартире, просто выпадем из круга общения". - "Я в него и не входила. Что меня с работы уберут?" - спросила она. - "Вполне возможно, в данном случае гадать - это все равно, что на кофейной гуще. Я человек системы, если откажусь, система меня зачистит". - "Ты уверен, что в Москве не съедят?"- "Попытаюсь сохранить достоинство, высказывать свое мнение, когда меня будут спрашивать. Конечно, я зависим, знаю, когда промолчать, когда сказать.Разведка научила многому". -"Когда в разведке работал, мне кажется, ты не был так закрыт, как сейчас. Ты стал очень сдержанным, даже с дочками редко общаешься. Уезжаешь на работу рано, приезжаешь поздно. Им не хватает отца, пойми". -"Постараюсь больше уделять им внимания. Но в Москву переезжать придется. С собой брать только самое необходимое".

***

31 декабря 1999 года семья собралась за праздничным столом, гостей не было. Он до последнего сомневался, пойдёт ли всё по обговоренному сценарию. Президент был фигурой непредсказуемой, мог передумать. На его уходе настаивали силовики, потому что страна катилась в пропасть. Кое-кто из олигархов поддерживал силовиков. Он слабо верил в патриотизм и тех, и других. "Много политиков, чьи имена на слуху, меня знают больше в силовых кругах. В правительстве я недавно. Почему меня?" -размышлял он и иногда его охватывал страх.Начинало сосать под ложечкой, в такие моменты он старался что-то делать, не оставаться один на один со своими мыслями.Ему не дали времени на размышление.Получалось как в армии: дали приказ стать преемником президента, и, как военный человек, он не мог его не выполнить.

Уже все сидели за столом, жена вместе с дочками, которые умели и любили готовить, накрыли праздничный стол. Сели в 11 вечера, по традиции, проводили Старый год. До Нового года оставалось 10 минут, он не мог сидеть, несмотря на всю свою выдержку, кажущееся спокойствие, нервничал, как никогда, но изо всех сил пытался этого не показать родным. Жена,в праздничных в хлопотах,не замечала его состояния.

Женился, когда было за тридцать, три года встречался с будущей женой, хотел убедиться, она тот человек, с которым можно прожить жизньв горе и радости. Она такой и оказалось, ее не волновали драгоценности, тряпки. В чём-то, как и он, жена была аскетична. Довольствовалась необходимым.

- Садимся, садимся! - сказала жена. - Что-то вы разбрелись от праздничного стола, сейчас президент начнёт поздравлять!

Он сел. Почувствовал, как подрагивают кончики пальцев.

- Начинай открывать шампанское! - Он взял со стола бутылку шампанского, и в это время президент сказал, что принял решение уйти в отставку, назвал его своим преемником.

Дочки, жена, словно оцепенели.

- Ты знал?

- Знал,- честно ответил он.

- И не сказал! - с ужасом произнесла жена.

- Ты же знаешь, всё могли переиграть, как бы я выглядел в твоих глазах?

Она обняла его и заплакала: "Я тебя не поздравляю, несчем,главное, чтобы по силам ноша оказалась". Она не успела договорить, как разом зазвонили домашний и сотовый телефоны. Отвечал однозначно: "Да, да, спасибо!". Телефонные звонки не прекращались до четырех утра. Дочки легли спать, а они перенесли остатки еды на кухню, жена сказала: "Ты хоть представляешь, какая это ответственность?Огромная страна! Предприятия стоят, война в Чечне.Господи, почему ты согласился? Ты же виноватым останешься". Он пробовал отшутиться: "Отступать некуда, за нами Москва. Ты теперь первая леди, но недовольнаяледи".- "Ты же знаешь, я человек непубличный, а ты, вижу,рад. Думаешь, будешь самостоятельной фигурой? Не дадут!Вспомнишь мои слова". Если это понимала жена, то он тем более. Знал, на что шел, но знал и то, что его плохо знают те, кто привел его к власти. Он, разведчик, не мог не знать, что либеральные генералы дали ему прозвище "окурок". Что, видимо, на их языке означало: ненужная вещь, которую только загасить и выбросить. Но, бывало, и не с таким пренебрежением сталкивался в своей жизни. Сейчас не намерен был уступать никому. Впервые почувствовал себя свободным. Среди тех сил, которые по непонятным даже ему причинам, привели его к власти, патриотов не было. В сказки про патриотизмне верил. Каждый в этой жизни преследует определённые цели. Он хотел признания людей, хотел попробовать восстановить развалившуюся страну. Планы строил грандиозные, но в первые же дни столкнулся с панибратским отношением. Один раз перед заседанием Госсовета с такой открытой, доброжелательной улыбкой сказал одному из сильных мира сего:"Обсудим это на Госсовете, не кулуарно",- отвернулся и пошел к своему креслу, хорошопредставляя, как тот побагровел от злости. "Не простит! - мелькнула мысль. -И не надо! Хватит уводить деньги, наживаться на чеченской войне".

***

После бассейна почувствовал легкость, бодрость. Время поджимало, решил вставать на полчаса раньше, иначе сейчас, в предвыборную кампанию не успеть с делами. Принял контрастный душ, надел джинсы, футболку, спустился в столовую. Завтрак стоял на столе. Ему нравилосьзавтракать в одиночестве. Так редко удавалось побыть одному, что дорожил этими утренними часами. Усмехнулся, подумав, что все СМИ наперебой ищут его сына, его новую жену, его счета и недвижимость. Пишут, где его дочери, за кого вышла замуж его бывшая жена. Он давно дал указания: ничего не опровергать, ничего не подтверждать. Успел съесть овсянку, в дверь постучали. "Входи",- он знал, что это пресс-секретарь. Обменялись рукопожатиями. С пресс-секретарем сложились хорошие, почти дружеские отношения, он ему доверял, могли и поспорить.

- Сегодня встреча с культурной элитой. Будут просить о...

- Знаю, знаю. Он под домашним арестом?

- Сняли арест...

- На их театральные постановки, фильмы тратится больше, чем на всю культуру. И недовольны! И не подсудны! Гордятся, что на международных фестивалях призы получают, в черный цвет выкрасили Россию и аплодируют им. Плохо у нас, я диктатор, судебная власть не работает, свободы слова нет... Попробовали бы на Западе из казны деньги на подобные постановки получать! Хотят туда, да! Там не заработаешь на дворцы. Из-за этих расходов нет денег на настоящую культуру. Надо все ставить с головы на ноги! Но выйдут с плакатами, начнут кричать... Да свободнее, чем они, и людей в стране нет. Провинция стонет, но им не до этого.

1
{"b":"608958","o":1}