ЛитМир - Электронная Библиотека

– Крошка, а не пойти ли тебе со мной?..

– Куда? – спросил Смех голосом, в котором появилось женское контральто.

– Хочешь к тебе, а хочешь ко мне, – ответил мужчина.

– А не пойти ли тебе одному… – и дальше Смех сказал такие слова, от которых мужичина остолбенел. Причем сказал это Смех с явно мужскими интонациями. Хотя последнее время его голос приобрел мягкие женские обертона.

– Ты чего? Педик? – спросил вызывающе мужичина. И разразился грубой бранью.

– Пошел туда, откуда на свет вылез… – сказал ему Смех. – И в зад тебе то, чем папа делал.

– Я тебя… – И дальше мужичина сказал такое, от чего женщина могла бы огорчиться, а мужчина прийти вне себя.

Дальше Смех сделал все автоматически в считанные секунды. Он схватил мужичину за волосатый нос и вывернул его так, что тот оказался на полу.

– А, – заорал мужичины. – Наших бьют!

Здесь к Смеху подскочили еще двое таких же носатых. Смех дал одному «резонансного», другому пощечину, от которой он влетел под соседний столик. Столик с пивом, за которым сидели трое мужиков, опрокинулся. Началась потасовка.

«Господи, что я делаю? Я же беззащитная женщина…» – подумал Смех, глядя на мужика, который замахнулся на него пивной кружкой, и внутренне рассмеялся. Неожиданно он перехватил руку нападавшего, вырвал кружку и хотел долбануть того по лбу. Но вместо этого вдруг элегантно поставил кружку на стол и посмотрел на мужика так увлекательно и заманчиво, что тот остолбенел. Чувствуя свое превосходство, Смех кокетливо поправил платье на пышной груди, взял сумочку в левую руку и, изящно покачивая бедрами, направился к выходу. «Я не должна их бить… Я должна вызывать у них любовь. Они должны меня добиваться и желать. Да! Улыбка сильней кулака. Я это увидела. Так значит, я могу привлекать мужчин. Я привлекательная и даже очень!»

Дома Смех встал перед зеркалом и долго на себя смотрел. Он понял, какой женщиной он мог бы стать, если бы родился с другим полом. Он сам себе нравился.

Вечером позвонил шеф.

– Как дела? Как успехи? – спросил он. – Ты кто? Он или она?

– Я уже она, – сказал Смех.

– Какую кличку тебе дать? Смех уже не годится. Я буду называть тебя новой Мата Хари.

– Матом по Харе, – уточнил Смех, вспоминая случай из бара.

– Я должен на тебя посмотреть. В твоей квартире тебе оставаться нельзя. Мы для тебя сняли неплохую квартирку в другом районе. Прошин тебя перевезет. Завтра вечером заеду посмотреть на тебя и твое новое гнездышко.

Сиси

На следующее утро Смех с помощью майора Прошина переехал на новое место жительство. Это была однокомнатная квартира. Совсем недавно здесь сделали ремонт и завезли новую мебель. На столе Смех нашел инструкции и документы на имя Сисилию Берг. В документы Сисилии была вклеена его фотография. Согласно инструкциям Смех должен был ходить в рестораны, в бассейн на всякие презентации, вечеринки и проверять свое умение воздействовать на мужчин. Он должен был потерять девственность в течение двадцати четырех часов. О себе Смех прочитал такую легенду. Сисилия, является дочерью бельгийцев французского происхождения из когда-то богатой, но разорившейся семьи. Некоторое время она, проработала актрисой варьете. Десять лет прожила в Париже. Смех прочитал еще много интересного, что ему могло помочь выполнить задание. В инструкциях было также написано, какие книги ему следует прочитать и какими контрацептивами следует пользоваться, чтобы избежать беременности. «Двадцать четыре часа, чтобы потерять невинность? Это не слишком быстрое начало? Да, стартовая скорость вполне приличная!.. И как я это сделаю?» – подумал Смех. Он еще раз просмотрел пригласительные билеты и выбрал приглашение на выставку модного художника и вечеринку киношников в ресторане «Орфей» по поводу презентации нового фильма под названием: «Обделанное дельце».

Поразмыслив, Смех решил начать день с того, с чего начинают его не обремененные заботами молодые женщины. Сначала он решил пойти в фитнес-клуб и для поддержания фигуры отдаться тренажерам и бассейну. Затем он собирался пойти в салон и просвети там все время до самого вечера. Его беспокоила стрижка и прическа. Ему хотелось всего и быстро: маникюр, педикюр, массаж, маски, солярий, процедуры омоложения. Вечером он собирался на выставку модного художника. И затем его ждала вечеринка киношников. Ни на что другое времени уже не оставалось. Смех взял сумочку и вышел из квартиры. На улице он поймал машину и поехал в фитнес-клуб.

Тренер на тренажерах проявил к ней недюжинный интерес. Норовил взять за талию, заглядывал в глаза, без конца делал комплименты.

– Лучшей фигуры я не видел… А глаза! Какие у вас глаза…

В конце занятий он попросил телефон.

– Я занята до конца жизни, – ответила ему Сисилия Берг и ушла плавать в бассейне.

Тренер не мог себя сдержать и пришел за ней в бассейн. Он стоял у края бассейна с другими тренерами и, переговариваясь, с ними с восхищением смотрел, как плавает новенькая.

«У меня кажется, появились поклонники», – подумала Сисилия Берг, изящно двигая руками и ногами в воде.

В салоне Смех сделал себе короткую прическу, подкрасил волосы, оставляя природный русый цвет и затем отдался приведению себя в порядок, не пропуская ни одного кабинета. В бутике при салоне Смех купил себе брюки, подчеркивающие талию и бедра, зеленовато-голубой блузон цвета морской волны с несерьезным декольте, которому Смех придумал такое поразительное название: «Мужики, все ко мне! Я всем дам!» И еще он купил обалденные туфли на высоких каблуках, перстенек и золотые сережки в уши.

После салона Смех на такси поехал на выставку в центр города. Белые брюки и мягкий блузон цвета морской волны сделали свое дело. На него сразу начали обращать внимание. Мельком осмотрев картины, Смех подошел к художнику, который выставлял свои творения, представился журналисткой Сисилией Берг и начал хвалить живопись автора за стиль, вкус, колорит и поиск своего художественного пути. Он не заметил, как оказался в центре внимания. Художник сам знакомил его с посетителями, представляя Сисилией Берг. Очень скоро Смех понял, что самоощущение красоты могут передаться женщине только через восхищенные взгляды мужчин. Только мужчины могут своим вниманием рассказать женщине, как она красива. Смех читал о своей красоте в восхищенных глазах мужчин и понимал, что это поднимало его на определенную высоту. «Нет, художник для потери девственности мне не подойдет», – подумал Смех, понимая, что у него появился выбор. Он стал принимать ухаживания молодого критика. Через некоторое время он принял предложение от какого-то магната посидеть в баре. Магнат познакомил его с каким-то продюсером. Все мужчины интересовались глубоким декольте на его груди и Смех пожалел, что не надел что-нибудь поскромнее под названием: «Мужики, не все сразу». Продюсер повез ее на вечеринку киношников и познакомил там с двумя интересными актерами, а также с режиссером фильма «Обделанное дельце». Он все никак не мог выбрать, с кем ему потерять невинность. К сожалению, не нравился ни один из кандидатов. Он мучился и потом успокоил себя тем, что это дело, в конце концов, чисто техническое и для него лично ничего не должно и не может значить. Он просто должен выполнить задание шефа – потерять невинность за двадцать четыре часа. У него оставалось четыре часа. И он мог управиться до утра.

Ближе к ночи режиссер клялся ему в вечной любви и обещал снять в своей следующей картине. Ему также клялся в вечной любви продюсер.

– Не будем церемониться, – сказал им Смех. – Зовите меня просто Сиси.

Это предложение понравилось обоим.

Смех заметно устал и не мог сделать окончательный выбор. Он готов был отдаться любому, лишь бы успеть до утра. Он решил уступить режиссеру. Но и магнату-продюсеру, в общем-то, хорошему парню, тоже не смог отказать. Поэтому поехали отдыхать за город в особнячок втроем. Режиссер как конструктор сюжетных положений и эпизодов, предложил довольно прямо:

7
{"b":"608991","o":1}