ЛитМир - Электронная Библиотека

Данияр Сугралинов

Level Up 2. Герой

Глава 1

Рестарт

Активация героического навыка «Обман времени» в связи со смертью носителя. Резервное копирование базы данных. Очистка логов. Очистка оперативной памяти носителя. До запуска 3… 2… 1…

«Augmented Reality! Platform. Home Edition»

…Я все еще вижу отпечатавшееся на сетчатке глаз дымно-багровое зарево пламени, ощущаю вяжущий запах крови, слышу чьи-то истошные крики, чувствую вкус рыхлой влажной земли во рту, когда просыпаюсь.

– Фил! Я дома! – От кошмарного сна меня пробуждает звонкий Викин голос, доносящийся из прихожей.

Она проходит в спальню и, наклонившись, целует.

– Вика… Родная… – тру глаза и потягиваюсь, чувствуя, как ломит кости, а потом не могу удержаться, хватаю девушку и тяну на себя.

Она со смехом падает в мои объятья. Обнимая, перекатываюсь на нее, упираюсь в кровать локтями.

– Что, не ждал, Фила? – Вика дерзко и с вызовом улыбается. – Серьезно, я думала, ты вовсю свободой пользуешься – ладно, не девочки, но с друзьями-то уж мог бы в выходной погулять?

– Ждать не ждал, но пользоваться свободой не собирался. Ты же знаешь – у меня сейчас выходных нет. С утра бегал, потом изучал рынок, прикидывал, что да как, потом бокс и тренажерка… К вечеру уже так вымотался, что отрубился, читая Адизеса. Он пишет до того полезные книги, что они меня в сон…

Она затыкает мне рот поцелуем и лезет рукой под футболку.

– А ты чего…

Я хочу спросить, почему она вернулась от родителей, к которым уехала на все выходные, на день раньше, но кровь отливает от мозга. На ближайшую четверть часа желание что-либо спрашивать пропадает…

Когда мы, отдыхая, молча лежим, пытаюсь ухватить клочья ускользающего сновидения, но в голове мелькают только образы – лес, погреб, дождь, какие-то люди и моя полная беспомощность. Я эти мысли отбрасываю – обычный кошмар. У меня все хорошо! Любимая рядом, родители здоровы, у сестры карьера прет в гору – ее повысили, и мой племяш Кир с нового учебного года пойдет в элитную школу. Ну, а я… Я в полном порядке и уверенно продолжаю качаться – причем как в плане мышц, так и в плане уровней и опыта.

– Так ты чего раньше, чем планировала, вернулась? – вспоминаю я незаданный вопрос.

– Ты знаешь… Мы сидели за столом, обедали, разговаривали. Родители, брат, дочка… – Вика умолкает, погружаясь в воспоминания. – И меня вдруг так сильно к тебе потянуло! Почувствовала что-то непонятное, как будто я тебя теряю! Сначала хотела просто позвонить, потом смотрю – отец на рыбалку собрался с ночевкой, у мамы тоже свои заботы… Расцеловала Ксюшку – и в машину. Так гнала, чтобы успеть засветло вернуться, чуть в аварию не попала – вынесло на встречку, развернуло, мимо белый «крузак» пронесся… – Вика рассказывает отрешенно, словно это все произошло не с ней. – Зашла домой, услышала твое сопение, и сразу отлегло!

Прижимаю ее к себе, проникшись рассказом, – работает эмпатия. Я, будто наяву, ощущаю горечь потери и чего-то жуткого, что могло произойти, но обошло нас стороной. Некоторое время мы лежим молча, а потом Вика отрывает голову от моей груди и легко поднимается. Встаю и иду вслед за ней в ванную, не в силах оторвать взгляд от ее округлых упругих полушарий.

– Поужинаем? – спрашивает она, когда мы вместе принимаем душ. – Мама передала всяких пирожков.

– Жареных?

– Пареных! – Вика хлещет меня мочалкой. – С яйцами, луком, капустой и картошкой!

– Да я просто спросил, ты чего, – отвечаю я, уворачиваясь. – Маме спасибо большое! Все-все, сдаюсь!..

Викина реакция объясняется просто: я ее уже задолбал своими лекциями о полезной и вредной пище. А куда деваться, когда стоит побаловать себя обычной жареной картошкой, как система начинает засыпать предупреждениями и угрожает дебафами. Вообще, судя по сообщениям интерфейса, все жареное повышает риск онкологических заболеваний и повышает уровень холестерина. И все бы ничего, но каждый раз, когда я вижу снижающиеся пусть даже на тысячную долю процента жизненные силы, удовольствие от вкусной еды смазывается.

Пока Вика переодевается, я успеваю настрогать свежих овощей к ужину. Это единственный способ хоть как-то нейтрализовать вредную пищу – доказано системой.

– Как Ксюша? Мама с папой? Витек? – спрашиваю Вику, высыпая требовательно мяукающей кошке последнюю пачку корма в миску.

– Да все у них хорошо. Витька на каникулах. Ему последний год в школе остался, потом в армию. Так что сутками за компом, в игрушки гоняет… Готовится к службе! – В голосе ее слышится сарказм.

– А во что играет? – из какого-то подсознательного интереса спрашиваю Вику.

– Да бог его знает, я в новых играх не особо разбираюсь. Бегает, стреляет в одной, во второй тоже бегает, только колдует… Ксюха моя тоже, Витька для нее авторитет, сидит рядом – смотрит, учится, сама пробует. Ругать бесполезно, знает, что дедуля с бабулей все ей разрешат, стоит мне выйти за порог! Разбаловали вконец! – Вика вроде бы ругается, но видно, что больше для проформы.

– Ну, так… Бабушки, дедушки – они такие. Лишь бы внуки улыбались… – Я изрекаю банальность – меня тоже баловали.

– Слушай, мама уже весь мозг съела расспросами о тебе. А я и рада бы ответить, но что? Не буду же я объяснять им, какой ты хороший, надежный, умный, а потом ставить перед фактом, что ты – безработный! Может, на следующие выходные вместе съездим? Познакомлю тебя, наконец… – рассуждает Вика и тут же перескакивает на другую больную для нее тему: – Слушай, а что у тебя с планами? Надумал? Может, все-таки в «Белый холм»? У меня там кадровичка знакомая, они крупные дистрибьюторы, но с продажниками текучка, постоянный недобор штата. Может, попробуешь? Там средненькие ребята за год работы уже на машину с салона зарабатывают, а тебя так вообще с руками оторвут! Ты же продажник от бога! Я договорюсь…

– Вик, ну что ты опять… Я понимаю, что ты привыкла рассчитывать только на себя, – так дай и мне возможность самому решать. У меня есть идея бизнеса, я уверен, что все получится. Но нужно еще немного времени, чтобы подготовиться и стартовать правильно. Я же не просто так сейчас рынок изучаю…

– Так ты же даже не говоришь, что задумал! – восклицает Вика. – Почему ты даже мне не можешь сказать? Может, потому, что у тебя нет никакой идеи и ты мне и прежде всего сам себе голову морочишь?

– Идея есть… – Меня сбивает телефонный звонок. – Минутку, отвечу.

Смотрю, кто звонит. – Какие люди, это Сява! Давно его не видел, не слышал, чуть ли не со сдачи мой старой квартиры. Вика понимающе кивает, встает и идет мыть посуду. Я выхожу на балкон, чтобы шум воды не заглушал голос, и отвечаю:

– Привет, Слав!

– Филипп Олегович, добрый вечер!

– Вечер добрый, Вячеслав! А что так официально? – Меня немного удивляет обращение Сявы – никогда такого от него не слышал.

– Филипп Олегович, а я вам вот по какому вопросу звоню! – развязно тянет он, и я понимаю, что Сява поддал. – Что там с нашим общим бизнесом? Когда планируется запуск?

– Сява, давай не сейчас. Начнем с недели на неделю, я позвоню.

Слышу, как он шепчет кому-то: «С недели на неделю начнем! Секретаршей моей будешь!», и женский смех.

– Филипп Олегович… – Сява снова со мной. – Ну, вы там смотрите! Чтобы…

– Так, дружище. Не знаю, с кем ты там и где, но лучше отойди от них подальше и перезвони. Все, жду.

Обрываю связь. Мне не понравились проскользнувшие в Сявиной речи чуть ли не покровительственные нотки. Остаюсь на балконе в ожидании, когда он перезвонит. Из кухни доносится Викин голос:

– Фила, все в порядке? Кто звонил?

– Все хорошо, я скоро.

Жду минуту, две, потом на экране все-таки появляется его лыба до ушей – фотографировал его для профиля в телефонной книге контактов.

– Фил, я один, как ты просил, – говорит Сява обычным голосом. – Что случилось?

1
{"b":"609029","o":1}