ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нуаркх и Хенши внимательно озирались по сторонам, а также не убирали рук с приготовленного оружия. Тоннельник знал обозначение причала, на котором их дожидался Железный шрам, и потянул Хенши к нужной винтовой лестнице, грубо отталкивая прохожих. Убийцы не решились атаковать под носом Архонта, и крутые ступени оказались покорились без проблем. На вершине их ожидала Хаотри, а ее верная команда толкала по причалу последние тележки с припасами.

— Мой мальчик уже бьет хвостом от нетерпения, где вас носило!? — Хаотри жестами приказала поторопиться.

— Ты видела, что твориться под дворцом Куклы? Лаборатории Калрингера кажутся после этих катакомб жизнерадостным местом. — Поинтересовался Нуаркх, выходя на покачивающийся деревянный помост, который тянулся к жабрам огромного Аргийского скалогорба. — Интересно, чем она там занимается? Какую тайну хочет разгадать.

— Предпочитаю об этом не думать. — Покачала головой Хаотри, а после отвернулась и приказала очередному моряку резвее шевелить облезлым хвостом.

Троица преодолела узкий причал и оказалась в покачивающейся тени Аргийской громады. Железный шрам имел вытянутое обтекаемое тело длиной в полсотни метров. Загнутый трап исчезал в кольце мясистых жабр, которое отделял горбатое туловище от острой морды с множеством глаз. Голова оканчивалась острым клювом, иссеченным частой сетью бугристых шрамов. Иногда клюв расходился восемью треугольными лепестками и выпускал дюжины зазубренных щупалец, каждое вдвое толще груди Змея Урба. Огромное тело и раздвоенный хвост обрамляли плавно колышущиеся ленты плавников, напоминавшие изодранные стяги. По выпуклому горбу бежала ветвистая трещина, залатанная Саантирской сталью. Поверх грозного шрама ярко рдело изображение трех булав на длинных цепях.

— Добро пожаловать на борт! — Объявила Хаотри и потрепала гиганта за тучные отростки жабр. Железный шрам ответил низким раскатистым урчанием, которое постепенно обратилось в беззвучные, но ощутимые волны.

Глава 21. Встреча со старым знакомым

109 год 4 эры. 12 день сезона Парящего Дыхания.

Полость под панцирем Железного Шрама отчаянно пыталась быть похожей на кают компанию Хинаринского небесного судна. С хитинового сегментарного купола свисали три железные люстры, инкрустированные крупными мерцающими Слезами. Дрожащий свет холодно-голубых камней проливался на покатые стены, отделанные рядами провисающих гобеленов. Между тепло-красными полотнами вились стебли Синских растений, которые источали мягкое красноватое свечение и освежали затхлый воздух. Бугристый пол пересекали регулярные гребни сочленений, между которыми теснилась традиционная для небесных судов мебель, привинченная к полу. Как и на каперских корабля, длинные лавки скрипели под сурового вида головорезами со всех уголков Четырех Миров. Они громко переговаривались, сотрясали скабрезными шутками хитиновые своды, а также играли в незатейливые азартные игры и жадно проглатывали дары Аргийских пучин. Ножны широких абордажных сабель и Урбских огненных жезлов дополняли платки из промасленной ткани, которые оберегали эфесы от частого прикосновения влаги или слизи. Доспехи были изготовлены из пластин рыжевато-бурого или голубого хитина, которые соединяли друг с другом толстые дубленые связки и усы морских гигантов. Нагрудники украшали геометрически четкие орнаменты, типичные для кочующих островов и рифов Арга, или изображение бушующих волн. На шеях висели необычно широкие шарфы ярких расцветок, которые источали острый аромат Синского черволиста. Шарфы дополняли крупные окуляры, сработанные из Урбского обсидиана или Хинаринского хрусталя. Странные предметы делали необходимыми едкие кишечные газы, которые часто заполняли внутренности скалогорбов.

Когда Железный Шрам заполнял водой утробу, полы вспучивались, а гобелены натягивались словно струны. Сочленения огромного тела разъезжались и обнажали полотна влажных, тугих связок. Комната увеличивалась почти вдвое и заполнялась натужным, низким рокотом. Сокращения могучего сердца сотрясали стены ритмичной, частой пульсацией. Относительно неподвижным оставался только клочок пола, расположенный в центре комнаты и плотно заставленный вычурной мебелью. В комфортных тучных креслах, расставленных вокруг длинного стола из кипящего дерева, развалились Нуаркх, Хаотри и наиболее доверенные головорезы. Хенши молча сидел в уединенном угле, где на него не падали лучи Слез и косые взгляды пиратов. В отличие от беженцев, экипаж Шрама не торопился принимать пугающее немое существо.

— Ставлю на кон карту сокровищ. — Объявил тоннельник и небрежно бросил на стол пергаментный свиток, который когда-то заманил его в пепельные пустыни. Прежде чем комната вздыбилась и загудела, он успел придавить невесомый сверток массивным железным стаканом с Синитской пряной настойкой. Видя алчные взгляды пиратов, Нуаркх продолжил: — Вскоре Саантир погрузиться в войну, кому будет дело до горстки авантюристов, которые решились разграбить потаенные гробницы в Западных ущельях?

— Не рекомендую вам соблазняться, Сарраты. Вас схватят в полудне пути от стен, а потом развесят вдоль Нар'Кренти. — Самодовольно улыбнулась Хаотри, а после клацнула клыками по изящной курительной трубке и скрылась за клубами голубого дыма.

— Не волнуйся за них, Хао, я не собираюсь поддаваться. — Самодовольно ухмыльнулся Нуаркх, который четверть часа пытался подначить пиратов на еще одну партию в клемб. Длинные серии побед, одержанные тоннельником в последние дни, вызывали у головорезов обоснованную нерешительность.

— Вижу, вы не такие смельчаки, как меня уверяла ваш капитан. Может оригинальный Алчущий, вырванный из глотки Тени, сможет вас подстегнуть? — Прощелкал Нуаркх, извлекая изящное, грозное оружие из туго набитого походного рюкзака. Вытянутые дуги голубых бликов, застывшие на лакированных ножнах, мгновенно притянули внимание нескольких Змеев Урба. Нуаркх алчно ухмыльнулся, но по комнате внезапно раскатился низкий голос на границе слышимости:

— Капитан, поблизости два крупных скалогорба. Движутся вместе и идут к нам. — Еле различимый голос, пульсирующий в самих костях, доносился из вибрирующей бледно-голубой мембраны, натянутой в одном из углов.

— Нуаркх, скажи, что это миньоны Калрингера! — Хаотри взметнувшись из-за стола. Ее рука непроизвольно легла на эфес заискрившегося костяного меча.

— Вряд ли, я подал сигнал совсем недавно. Разве что, кто-нибудь из них был неподалеку, но я не стал бы на это рассчитывать. — Ответил Нуаркх, небрежно кидая карты на стол и кладя на колени кожаный чехол копья Синагара. После он потянулся за пазуху и проверил гончую сферу со слегка пенящейся, зеленоватой кровью. Она уже поймала след близнеца, но близость помощи оставалась загадкой.

— Чтоб меня! Как нас тогда выследили, мы же на Карликовом Перекрестке! — Оскалилась Хаотри и быстро заскользила к нижним отсекам тела Железного Шрама. Даже самые грозные из пиратов торопливо разбегались с ее пути.

— Твои подчиненные проморгали Теней, которые взяли кровь Железного Шрама для гончего эликсира. — Предположил тоннельник, лениво вытаскивая тело из кресла и отправляясь вслед за капитаном. Хенши покинул уединенный угол и бесшумно присоединился к Нуаркху.

— Я выкину наших дозорных на растерзание течением и Аргийским тварям. — Прошипела капитан, спускаясь по пульсирующей дуге коридора, которую выстилала крутая деревянная лестница. Несколькими извилистыми поворотами спустя троица уткнулась в ярко-синий мускульный мешок, окутывавший мозг Шрама. Проникли внутрь они через заслонку стальной двери, вживленную в сокращающиеся мышцы. За заслоном их ожидал огромный узел извилин, подвешенный на тугих растяжках сухожилий и толстых сосудах, пульсирующих в такт сердцу. У основания мозга, опиравшегося на костяную пластину грудины, сидел сутулый и худой пепельный. На чисто выбритом черепе тускло блестела открытая стальная створка миниатюрного отверстия. Вытянутая влажная присоска, тянущуюся от извилин Шрама, проникала внутрь этого отверстия и образовывала связь между двумя разумами.

119
{"b":"609186","o":1}