ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Еще одна проблема заключается в том, что и практикующие детские офтальмологи, и офтальмохирурги постоянно черпают информацию из передовых источников информации, к которым, конечно же, родители не могут иметь доступа. Например, я как член ассоциаций (американской, европейской, российской) детских офтальмологов и страбизмологов, как сертифицированный для работы с новейшими лазерами хирург, как автор методик по лечению паралитического косоглазия, нистагма езжу на конференции, слушаю докладчиков, имею доступ к результатам исследований, мировой практике других хирургов, записям. Это позволяет мне быть всегда на шаг впереди общепринятых методик, внедрять инновационные технологии в лечении косоглазия, нистагма, амблиопии и других детских глазных заболеваний.

Мое глубочайшее убеждение – хороший врач постоянно должен учиться новому, совершенствоваться в своей работе, не останавливаться на достигнутом. Довольствуясь только запросами из потока, врачи обычной практики упускают возможность выйти на новый уровень результативности. Я же активно внедряю в России не только зарубежный опыт, но и собственные методики и ратую за то, чтобы повышался процент излечений. Чтобы там, где ранее мы достигали коррекции на 20–30 %, в скором будущем ребенок вовсе снимал очки и познавал мир без «костылей и протезов», какими бы совершенными они ни были.

Делается многое. В наши дни с использованием аппарата БОК-1 и других инновационных высокотехнологических методик в 98 % случаев достигается полная реабилитация пациентов с косоглазием.

Можно победить и дальнозоркость – 85 % детей с помощью новых методик лечения избавляются от очков.

Так же как у детей, так и у взрослых:

• в 80 % случаев повышается острота зрения вплоть до полной отмены очковой коррекции у детей с различными видами астигматизма;

• в 99 % случаев возможно полное избавление от амблиопии;

• в 82 % случаев прогрессирующая близорукость приводится к стабильности;

• в 78 % случаев можно полностью компенсировать нистагм при прямом направлении взора, а в остальных его вариациях достигнуть значительных улучшений остроты зрения.

Есть и другие патологии: врожденные аномалии строения глазного аппарата, генетические повреждения, травмы. Их нельзя предупредить, спрогнозировать, но это не означает, что они неизлечимы. Коррекция и даже полное выздоровление возможны в большинстве случаев.

Я хочу донести и до своих коллег, и до вас, родителей, как важна ранняя диагностика! Оценку и мониторинг зрения у ребенка необходимо проводить от момента его рождения вплоть до полного формирования зрительного аппарата. Причем нужно обследовать не только сами глаза, но и работу головного мозга, нервной системы – всех звеньев цепи, позволяющей человеку окинуть мир ясным взором. Скажу больше, ничуть не рано задумываться о зрении ребенка, пока он еще только готовится появиться на свет.

96 % информации о мире ребенок получает через зрение и заслуживает того, чтобы получать ее неискаженной!

Еще я хочу рассказать о том, что не нужно бояться современных методик лечения, например хирургических операций. Сейчас операции на детских глазах в профессиональных учреждениях – малоинвазивные, малотравматичные. В принципе любая хирургия должна стремиться развивать подобные методики и направления, но детская – в особенности!

Я всегда понимал, что детский организм очень хрупок, поэтому стремился изобрести малотравматичные способы лечения ребенка, максимально безопасные для него. Например, я применяю высокочастотную радиоволновую хирургию, которая помогает мягко корректировать проблемы со зрением. Если раньше при косоглазии приходилось глазодвигательные мышцы резать, то сейчас мы их подшиваем, что сокращает период реабилитации малыша после операции.

Родители, столкнувшиеся с заболеваниями глаз у своего ребенка, как правило, не знают этих тонкостей. Вот почему в моей системе детских глазных клиник постоянно публикуются статьи, обучающие видеоролики, памятки. А теперь будет и книга. Все это для того, чтобы заботливый родитель знал, где взять знания о здоровье детских глаз, чтобы диагностика и лечение глазных болезней у ребенка казались родителю не кошмаром, а посильной задачей, которую просто нужно решить с поддержкой профессионала.

Искренне верю, дорогие родители, что вы примете от меня посильную помощь в виде сконцентрированной в этой книге полезной информации: вовремя отведете малыша на диагностику, распроститесь с заблуждениями и суевериями, и наша общая успешная работа над улучшением зрения у вашего ребенка позволит ему смотреть ясным взором в будущее.

Доктор медицинских наук, академик АМТН РФ
Игорь Азнаурян

Почему нужно выбирать именно специализированную детскую глазную клинику

Сегодня в России такая ситуация, что врач, получивший диплом офтальмолога, может лечить все заболевания: и взрослые, и детские. В Европе же, США и даже Индии совершенно другой подход – после прохождения основного курса офтальмологии врач, желающий заниматься детскими глазными болезнями, дополнительно проходит обучение и практику именно по этому профилю. И данная программа длится не неделю, не месяц – от 6 месяцев до 1 года! Такой подход правильнее, лучше, системнее. И вот почему.

Детская офтальмология требует очень глубокого понимания всей сложности аспектов развития: от самого глаза до головного мозга. Дети постоянно растут, а вместе с ними растут, развиваются, формируются все системы, позволяющие человеку видеть хорошо.

Детский глазной врач, в отличие от офтальмолога для взрослых, должен быть еще и нейрофизиологом: он должен понимать не только особенности строения именно детского глаза, а знать, как развиваются зрительные нервные пути, как именно передается зрительная информация в головной мозг и как он ее обрабатывает.

У каждого возраста – свои особенности. Развитие глазного аппарата и общая работа зрительного анализатора у ребенка в 6 месяцев и у пятилетки сильно различаются. Поэтому врачу нужно досконально знать все этапы роста ребенка. Офтальмолог, практикующий лечение глазных болезней у взрослых, не сможет быстро разобраться в этих тонкостях, необходимо специализированное обучение.

Кроме того, детский офтальмолог должен обладать навыками проведения специфических операций, которые взрослым не делаются или делаются по другим технологиям. Эти навыки должны быть отточены годами практики, ведь детский организм хрупкий, все органы маленькие, все на микроуровне.

К сожалению, в своей работе я постоянно сталкиваюсь с такой ситуацией: родители были уверены, что помогают ребенку, отдавая его на лечение к обычному офтальмологу, но при этом упускали драгоценное время, когда можно было бы избавить дитя от патологии в детской глазной клинике быстро, эффективно и без осложнений. Именно эта проблема подтолкнула меня к созданию системы специализированных детских глазных клиник, занимающихся всем спектром офтальмологических заболеваний, которые могут возникнуть у ребенка.

Еще один важный момент – все методы лечения в моей системе приняты и признаны мировой глазной практикой! Система специализированных детских глазных клиник под моим руководством входит в Международный совет по детской офтальмологии и страбизмологии (IPOSC), который объединяет ведущих мировых детских офтальмологов из 14 передовых стран мира, является единственным представителем России в Американской ассоциации детских офтальмологов и страбизмологов (AAPOS), Европейском педиатрическом офтальмологическом обществе (EPOS), Европейском обществе страбизмологов (ESA).

Все это сделано для того, чтобы дети в нашей стране получали диагностику и лечение по новейшим, прогрессивным, высокотехнологичным, самым эффективным мировым стандартам!

2
{"b":"609671","o":1}