ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Очень, – уверенно ответил Никки.

Он не понимал, зачем маме так готовиться ради того, чтобы уйти от него, но все же хотел сделать ей приятное.

– Скоро вы с папой вернетесь?

– Мы постараемся, сыночек. Придем, ты будешь спать. А когда проснешься, сразу нас увидишь.

– В два часа?

– В два часа чего?

– Не знаю, – Никки растерялся.

Передав сына в руки Романовны, от которой скверно пахло чесноком и цветочными духами, Настя доехала до театра на Таганке. Расплатилась. Встала возле перехода, вынула телефон из сумочки. «Бонни ждет Клайда на Таганской», написала она и стала ждать. Прошло десять минут. Пятнадцать. Она закурила. Точный адрес базы Настя не знала. Воображение рисовало, как Сережа мчится сейчас на всех парах, задевая прохожих и одновременно улыбаясь им. Как он прихватит своих друзей – похвастаться. Настя представила, что всю ночь они будут громко болтать, целоваться. Кто знает, что еще. По угрюмым взглядам Настя поняла, что вслух смеется своим мыслям. Сергея все не было. От нетерпения Настя стала ходить через переход. Туда-сюда по сигналу светофора. Третий раз. Четвертый.

-Настя!

Сережа стоял на углу, махал рукой. Ждал, когда она сама подойдет. Пришлось. В те семьсот сорок два шага, которые они прошли до репетиционной базы, Настя услышала тридцать «зачем», два «о-ох», и провела минуты полторы в ледяном молчании.

«Зачем» вырывались из Сережи под разными предлогами: от покинутого Никки до того, что разве она не знает, как он беспокоится, когда Настя одна едет на такси. И так это было тяжело и неприятно быть обузой, что она чуть не расплакалась. Настя увидела их со стороны: неопрятный низкорослый мужик идет и ноет, отчитывая красотку на огромных шпильках.

«Хоть бы никто не догадался, что я все это для него надела». На территорию базы Сережа зашел молча. Кивнул охраннику, провел ее к серому складу. Открыл дверь. Она ждала, что ее встретят ухмылки, презрительное фырканье, или что-то в этом духе. Иначе, для чего были вздохи с Серёжиной стороны.

К ее удивлению, все, кто был в крохотной каморке, заваленной барабанами, гитарами и шнурами, ужасно обрадовались ей. Противный Днестровиченко улыбнулся во весь рот и присвистнул. Черношкур издал какой-то звук костлявой грудью. Крепко обнял Боря Лосев. Настя заметила новенького, который внимательно смотрел на нее. Высокий шатен, красиво лежат волосы… Настя твердо решила забыть о Сереже и наслаждаться компанией. Все выпили немного вина, на душе полегчало. Сережин квинтет принялся от одной стены к другой гонять мелодию из пяти нот, представляя каждый себе, что они Rolling Stones, что они в мировом турне. Концерт длился часа два. Настя не слушала. Она перебирала мысли, как стопки белья, ей хотелось написать детскую сказку, выдумать нового героя, которого все будут любить. Все два часа новенький поглядывал на нее. Не похотливо, как привыкла Настя, в компании мужа, а внимательно. Будто она – новый вид, а он – орнитолог. Они словно играли в «уклонись от мяча». Настя заметила, что глаза у новенького зеленые, руки большие и грубые, а на запястьях красивые часы с оранжевым циферблатом. Ему очень шли плотная голубая рубашка и приталенная черная кожаная куртка. Ему все шло. Он будто сам себе подходил. Таких Настя встречала редко.

Чаще она общалась с людьми, в которых жизнь, что они ведут, резко контрастирует с тем, кем они хотят быть и что о себе думают. Он выглядел не как Днестровиченко или Черношкур. И не как Боря, которому они с Сережей привезли толстовку три года назад из Туниса, и Настя лицезрела его в ней при каждой встрече, будто толстовка приехала в Россию рассказать о быстротечной красоте восточных женщин.

После репетиции все отправились в паб на Маяковской. Все, кроме новенького. Они познакомились за полчаса до этого. Перед тем, как покинуть базу, Настя попросила:

– Вы не подадите мне сумку?

– Максим…– поправил он.

– Спасибо, Максим, – сказала она, приняв сумку из его потрясающих рук.

Он уехал, не посмотрев на нее. Уехал, не попрощавшись. Настя сидела весь оставшийся вечер, матерински улыбалась подвигам Бори Лосева в онлайн играх, слушала, как Черношкур перечисляет возможные способы обогатиться, и не верила себе. Она не верила себе в Серёже, и сейчас ей казалось, что все упущено. Только чудо может заставить их вновь чувствовать радость. Сквозь пьяные вскрики Черношкура: «Вольфрам, понимаешь?!Маржа триста процентов!» в Настиных висках пульсировало имя Максим, не очень приятное, словно сироп. Давление поднялось, Настя чувствовала дурноту.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

2
{"b":"609981","o":1}