ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 1

В государство Натсхазан пришел праздник. Чествовали богиню плодородия и радовались середине лета. И, как было принято испокон веков, отмечали его гуляниями и спортивными состязаниями. Во дворец государя по такому случаю съехались дорогие гости, и почти все двенадцать областей, из которых состояло это степное государство, были представлены их правителями, уважаемыми и могущественными князьями. На второй, он же предпоследний, день торжеств гулянья выплеснулись из дворца и слились с широким народным ликованием. Просторная и почти идеально ровная земля за городской крепостной стеной запестрела шатрами государственных особ и их гостей. Многочисленные полотнища флагов, закрепленные на длинных шестах, трепетали на теплом летнем ветру и добавляли зрелищу красок. Радовали глаз и разноцветные толпы народа, веселые и нарядно одетые, что были повсюду и готовились, если не принять участие в предстоящем скоро состязании, то насладиться его зрелищем, обещающим быть непростым и захватывающим.

Прошел слух, что в скачках с препятствиями будет участвовать один из самых молодых князей, защитник восточной пограничной земли. Многим хотелось удостовериться в этом, а еще попытаться рассмотреть внимательнее этого правителя, ведь он же приходился близким родственником государю, и еще молва разнесла по бескрайним степям хвалу его ратным подвигам и мужской красоте. Вот поэтому вблизи шатра, украшенного бело-зелеными фамильными цветами, было особенно многолюдно, и даже настолько, что личной охране князя пришлось оттеснить любопытных на некоторое расстояние и призвать к порядку. И пока Ардомир не показался перед народом, тот увлеченно рассматривал и обсуждал достоинства его скакуна, гарцующего перед входом в шатер. Этот вороной был известен, пожалуй, только чуть менее своего хозяина, и о нем тоже успели уже сложить несколько песен, в которых восхвалялась стать коня, и бег его сравнивался с полетом быстрой птицы.

А на южной окраине этой равнины, что располагалась рядом с воротами, прозванными дворцовыми, были установлены трибуны для знатных господ, желающих с удобствами наблюдать скачки. В это день доступ к возвышающимся над полем сооружениям простому люду был заказан. Кругом стояла дворцовая стража и не давала никому со стороны подойти ближе, чем на расстояние полета стрелы. Но желающих на себе проверить бдительность охраны и не наблюдалось, все и так знали, что сам государь почтил присутствием состязание, а еще его бело-зелено-черные вымпелы развевались на копьях застывшей в тени трибун правительственной конницы. Поэтому толпа держалась поодаль, и под яркими тканями навесов над высокочтимой публикой, натянутыми, чтобы защитить от жгучего солнца, людской шум и гам почти никого не беспокоил.

– Госпожа Мариника, вы первый раз присутствуете на подобных скачках? – завел разговор придворный советник, чтобы скрасить последние минуты ожидания состязаний.

Этот уважаемый старец сидел по правую руку от государя, а обращался к молоденькой девушке, что расположилась много ниже его, на самом первом ярусе кресел, установленных практически на земле, тогда как правитель и его окружение занимали самый верхний, ряд, что был почти под самыми навесами.

– Да, уважаемый сон Ален, – девица повернула к нему голову, и над полупрозрачной тканью, прикрывающей ее лицо, сверкнули азартом от предвкушения интересного зрелища крупные зеленые глаза. – Это моя четвертая учебная практика, но первая поездка так далеко на восток. Ранее была на многих праздниках, но только у вас так развит конный спорт и так популярны подобные состязания. Поэтому приготовилась увидеть неповторимое зрелище.

Она выглядела радостно возбужденной, хоть и пыталась сидеть спокойно. Вот и рука ее уже несколько раз поправила упрямо выбивающуюся из-под шелковой накидки ярко-рыжую пружинку волос. А голова успевала поворачиваться во все стороны, чтобы не пропустить ничего примечательного. Советник отметил про себя все это и улыбнулся ей снисходительно.

– Вам должно понравиться это состязание. А сегодня еще среди участников будут знаменитые наездники. Значит, все обещает быть еще интереснее, – он откинулся к спинке кресла и, сцепив ладони в замок и уложив их себе на живот, покосился на государя. И тогда сон Ален заметил, что тот к их разговору прислушивается, и это подвигло сановника беседу продолжить. – Победить именно в этом этапе всегда очень трудно. Это опасное состязание, однако. Но поэтому и награда бывает значительной.

– Да? Какая, к примеру?

– Зависит от многого. Был случай однажды, что наш правитель повелел, по просьбе победителя даровать жизнь его провинившемуся и взятому под стражу родственнику. Но чаще бывало, что награждали породистым скакуном или очень крупной суммой денег.

– Ум, поняла, – качнула девушка головой.

– А вы сами, Мариника, насколько хорошо держитесь в седле? – прищурился советник, как будто ему в глаза попал солнечный луч.

– Ох! Разве могу говорить об этом, если путешествовать привыкла или в карете, или стационарным телепортом? Но проехать километров пятнадцать верхом спокойным шагом и не выпасть из седла, могла бы, наверное, – улыбнулась она ему дружелюбно и тут же отвернулась, так как на дощатый постамент недалеко от них вышли трое и застыли на минуту с длинными трубами у губ, приготовившись заявить о начале состязаний.

Девушка вся превратилась в слух и зрение, а ее хрупкая фигурка напряглась и вытянулась в струнку. Со своего места ей все было хорошо видно: и старт, и барьеры, что состояли из живой изгороди или жердей, и канавы, наполненные водой. Было бы еще лучше, если бы ей позволили сесть повыше, но с законами этой страны приходилось считаться, поэтому ее место было именно здесь, между мужчинами и гаремом повелителя. Женщины государя сидели много правее от нее и выше, и походили на стаю ярких птиц, по самые глаза закрытые, как замотаны, шелковыми тканями.

И тут был подан сигнал для начала скачек. Действие началось. Вопли народа почти сразу заглушили звук труб. А со старта ринулись конники. Из-под копыт скакунов в воздух и в подступивших к заграждениям зевак полетели комья сорванного дерна и земли. Некоторая сумятица в начале гонки быстро прекратилась и уступила место слаженным действиям бывалых борцов. Среди стартовавших уже через считанные минуты образовалась лидирующая группа, и именно к ней как приковалось большинство глаз. А посмотреть было на что. Всадники слились с телами своих скакунов. Кони же вытянулись и устремились к первым препятствиям. Прыжок! После него уже были различимы потери в строю, но не среди лидеров. Еще прыжок! На этот раз никто не выбыл из состязания, а жерди барьера остались стоять нетронутыми.

Но всадники уже неслись к следующим препятствиям. И дальше растительные преграды, водные и деревянные шли довольно часто на сравнительно непродолжительном участке местности. И, конечно же, не обошлось без новых потерь. Даже в группе лидеров один наездник, хоть и удержался в седле после неудачного преодоления глубокой канавы, но потерял время, когда выравнивал свое тело и усмирял запаниковавшего коня, и оказался позади пятерки, вырвавшейся вперед с еще более значительным отрывом от остальных.

Мариника смотрела на поле, не отрываясь, и ощущала, как сильно колотилось сердце у нее в груди. Борьба, что разворачивалась перед ней, захватила целиком. А через некоторое время поняла, что выделила среди прочих одного наездника и теперь сжимала кулаки именно за него. Кто это мог быть, не ведала нисколько. И это ей не представлялось важным. Просто уж больно хорош был этот дуэт, вороной жеребец и всадник в черном одеянии с черной же чалмой на голове. Стремительные, пластичные и одновременно с этим мощные движения завораживали. Да, их сила и напор ощущались даже на расстоянии. Девушка пророчила победу именно им. Так оно и вышло. Этот всадник на вороном скакуне на финиш пришел первым, преодолев все препятствия на своем пути красиво, быстро и легко. Так она считала, так казалось ее глазам, что легко. Но когда победитель и еще два всадника, пришедшие вторым и третьим, подъехали к трибуне, где им должны были вручать награды, Мариника отметила, насколько взмылен был конь, и как вздымалась грудь всадника.

1
{"b":"610192","o":1}