ЛитМир - Электронная Библиотека

Ксения Котова, Василий Зеленков

Хозяин Приливов

Прибой с рокотом обрушивался на семь идолов, словно хотел опрокинуть уродливые глыбы. Люди, привязанные к камням, задирали подбородки и отворачивались от едких брызг. Тщетно. С каждым валом океан поднимался выше, сжимал пленников в кулаках, волнами-молотами вбивал желанный воздух в глотки, заставляя давиться. Когда жертвы отчаивались, за ними приходил Хатай-ле. Он выплывал в центр каменного круга, вытягивал черепашью шею и широко разевал зубастую пасть. Крохотные иссиня-черные глаза смотрели пристально и цепко, и взгляд водоворотами ввинчивался в зрачки обессилевших жертв.

Хатай-ле, Хозяин Приливов, собирал дань.

И Тху-ва понимал, что тоже захлебывается среди жертв, - и просыпался, и бредил, пока боль не затягивала обратно в недра кошмара.

Три, пять или даже двадцать раз шаман пытался сосчитать, как часто приходил к нему пугающий сон с того самого дня, когда деревню поглотило пламя. Три, пять или даже двадцать раз Тху-ва сбивался, охваченный лихорадкой. Его силы таяли, иссякали, точно вода в умиравшем оазисе, - испарится последняя капля, истончится до волоса жизнь, волос натянется и...

- Верни на место.

- Она мне нужна.

Низкий мужской и хриплый женский голоса звучали, словно через пелену.

- Я возьму лишь несколько шерстинок.

- Я заточила ее, и наставники меня наградят. Положи, дыряворукий, выпустишь - не поймаешь!

- Не будь пустынной ведьмой! Мне на снадобья!

Тху-ва разлепил отекшие веки. Глаза заслезились от проникавшего в хижину неяркого света, и фигуры спорщиков расплылись. Пятна набухли, растеклись, то сливаясь друг с другом, то неохотно расплескиваясь брызгами. Шаман дважды моргнул и смог различить узорчатые циновки, гирлянды высушенных водорослей, колокольчики из камней и раковин и полки с горшками и бутылями. Виски Тху-ва пронзила боль, желудок свело, желчь подступила к горлу, и рот наполнился горькой слюной. Шамана вырвало на пол.

- Мы доспорим после, - мужчина подошел к раненому. - Рано или поздно ты разрешишь мне, Сатхи.

Она отступила к очагу:

- Керай, найденыш смотрит на меня.

Ее кожа мерцала, как закипавшее в лампе золотистое масло, настороженно глядели темно-карие глаза, ворох кос ниспадал гривой; в складках женской одежды Тху-ва почудились эфы. Керай коснулся его плеча, и тот понял, что не ошибся. По крепкому запястью мужчины струилась змеиная татуировка, щекоча загорелую кожу раздвоенным языком. Шаман отшатнулся - точно такие же пестрые узоры оплетали ноги, плечи и шею Сатхи.

Карие, как и у сестры, глаза Керая понимающе блеснули.

- Морридаи, - выдохнул Тху-ва.

Сквозь наступившую тишину просочилось шипение ядовитых змей.

На южном побережье о детях пустыни знали не понаслышке. Рассказывали, что они покрывают свои тела живыми узорами, чтобы простые люди могли понять, с кем встретились. Морридаи считали потомками бестий, мудрыми колдунами и могучими воинами. Старики нашептывали внукам древние легенды и полузабытые сказки о таинственном народе, чьи мужчины и женщины меняли себя так же легко, как ветер украшал пустыню орнаментами дюн. О морридаи Тху-ва говорил отец.

- Неужели у меня на лице написано? - улыбнулся Керай.

Сатхи фыркнула. Одернув тунику, она зачерпнула воды из стоявшего в углу чана и вылила в таз, чтобы почистить пол.

Тху-ва попытался сесть, но сил не хватило даже приподняться.

- Ты ослаб, - остановил его мужчина. - Сатхи, дай ему воды и принеси мои лекарства.

- Только приберу.

- Приберешь позже.

Женщина сверкнула темными глазами, взяла с пола тяжелый ящик и отнесла брату.

- Моя сестра нашла тебя на берегу, - Керай снял крышку. - Тебе повезло, что Сатхи зашла так далеко во время охоты. Тебе вдвойне повезло, что мы шли с караваном, и я, лекарь, был там. Не шевелись, не напрягай больное тело понапрасну...

Керай дал раненому напиться и помог снова лечь ровно; шаман сглотнул горькую слюну.

- Еще? - спросил морридаи.

Тху-ва отрицательно покачал головой.

- Да... не убили тебя не потому, что не старались, - пробормотал лекарь. - Что случилось?

- Болтун, - прошипела Сатхи. - Он - полумертвый.

- Полуживой, - поправил брат и приподнял ноги, дав сестре протереть циновки. - Приготовь для него то, что он сможет проглотить и не выплюнуть.

Сатхи снова неласково посмотрела на Керая, но спорить не стала. Он склонился над открытым ящиком, перебирая шкатулки с травами, тыквенные сосуды с мазями и маленькие причудливые склянки.

Тху-ва смежил веки, давая отдохнуть глазам.

- Племя Бутея... - раненый облизнул губы. - Он отравил воинов. Бутей напал на рассвете, поджег дома... Я вышел на бой...

Керай начал менять раненому повязки, и тот перестал говорить, застонав.

Бутей сполна отомстил за тех, кого Векк похитили ради дани. Он знал, с кем привел сражаться своих воинов, - знал, что могущество Хозяина Приливов даровало врагам крепкие, словно камни, и могучие, как у черных акул, тела. Бутей сжег деревню, чтобы ослабить власть покровителя, и Тху-ва убежал лишь чудом. Дрожая от слабости и истекая кровью, шаман спрятался от преследователей среди прибрежных скал.

Теряя голос от пугающей мысли, Тху-ва спросил:

- Остались ли живые?..

- Нет, - бросила присевшая возле очага Сатхи, - только кости и пепелище.

- Никого?..

- Мне жаль, - произнес Керай, и его глаза стали серьезными и печальными.

Шаман зажмурился.

- Никого... - с его потрескавшихся губ сорвался стон. - Никого...

Ему захотелось взвыть от беспомощности, но голос пропал, как и последние силы. Вал, накативший из темноты, стиснул Тху-ва клешнями и потащил в черноту беспамятства. Забурлил, перекатывая волны, океан, закричали привязанные к идолам люди. Шаман замотал головой и беззвучно закричал; его худое и жилистое тело выгнулось в судороге, но пучина кошмара бесстрастно сомкнула холодные воды над жертвой.

***

Керай ухаживал за раненым еще неделю, но для Тху-ва она пролетела незаметно. Лихорадка не отпускала: шаман то приходил в себя, и лекарь поил его рыбным супом, то впадал обратно в забытье и бредил - кошмары не уходили. Изредка раненый засыпал, - беспробудным сном мертвеца - и тогда Керай тоже позволял себе отдохнуть.

Когда шаман вновь застонал, лекарь сказал сестре:

- Ему не сгоревшая деревня снится.

Сатхи, водя точилом по лезвию копья, отстраненно ответила:

- Дикари - пустыня в бурю. Кто знает, какие бестии таятся в их душах?

- Сны не дают ему поправиться.

- Оставь.

Шаман открыл глаза, и Керай замолчал.

- Хатай-ле, мой покровитель, идет за мной, - прошептал раненый.

Тело Тху-ва было истощено, веки отекли, губы потрескались, темная кожа впитала горечь настоев и терпкость трав. Некоторые запахи показались шаману знакомыми: он и сам смешивал такие снадобья. Однако, несмотря на слабость, Тху-ва чувствовал, как его мысли начали проясняться, а язык вновь стал способен связывать слова, - морридаи не соврал, что знает лекарское дело.

- Мне снятся приливы.

- Ты бредишь, - мягко ответил Керай.

Шаман поманил его к себе:

- Он наделил меня и моих воинов силой. Мы платили ему жизнями наших врагов. Близится время дани.

Сатхи отложила точило и настороженно посмотрела на раненого. Керай сел рядом с Тху-ва.

- Хозяин Приливов алчет жертв. Его голос становится настойчивее.

- Отдохни, найденыш.

- Постой, - возразила сестра, - пусть говорит.

Взглянув на нее, Тху-ва замолчал. Морридаи помогли ему, но вряд ли они знали, как живут прибрежные племена. Керай вылечил его раны, но Сатхи смотрела, точно зверь на охоте. От нее веяло кровью, сталью и необузданной дикостью: словно не сама привела чужака в дом. Она будто чувствовала, что Тху-ва ради собственной жизни готов отдать Хозяину Приливов даже своих спасителей.

1
{"b":"610646","o":1}