ЛитМир - Электронная Библиотека

Б. О. Г.III

Серые

Глава 1

Тускло светила лампа и пахло сыростью. Я шел в гордом одиночестве, уже не глядя по сторонам. Вот сейчас, точно знаю, за стрелочкой с надписью «Туалет» будет поворот направо. Как-то заглянул туда – так пришлось стоять на раскоряку, одной рукой придерживая незакрывающуюся дверь, а другой – все остальное. Не самый приятный опыт…

Я прошел прямо, оставив санузел позади. Вот же странная у нас система здравоохранения – на входе заставляют надевать бахилы, шапочку и одноразовый халат (который, к слову, далеко не в каждой аптеке купишь!), а потом приходится идти сквозь эти трущобы!

На своем веку мне несколько раз приходилось навещать больных. Что двадцать лет назад, что десять, неважно, в городе К. или в городе Т. – неизменно везде во все времена приходится круги нарезать по затрепанным лабиринтам!

Наконец добрался до лестницы и поднялся на два этажа. Стоило зайти в холл, как мимо пронеслись санитарки с каталками. Вот где начинается жизнь! Если, конечно, ее успевают спасти врачи.

Я шел по оживленному коридору, не особо обращая внимания на окружающих. Я уже успел запомнить практически весь персонал на этаже. В то время как пациенты с моего первого визита в основной массе сменились.

– Иван! Здравствуйте! – радостный голос отвлек меня от размышлений. Поднял голову и увидел семенящую ко мне Елену Алексеевну, за спиной которой, словно хвостик, держался Дима.

– Добрый день, – улыбнулся им обоим.

– Вы снова пришли! – обрадованно проговорила старушка, но тут же насторожилась: – А ничего, что вы ходите к Оленьке каждый день? Как же ваша работа?

– Ничего, я в отпуске, – пришлось соврать.

– И проводите его в больнице, – покачала она головой. – Спасибо вам за это. Уверена, Оленька будет счастлива, когда узнает.

– Надеюсь, – честно признался я.

Так же как и я, они посещали Ольгу каждый день. И в проливной дождь, и в мокрый снег, и даже позавчера, когда город накрыли первые «-30». Этот неимоверный труд – ухаживание за больным – старая женщина и совсем еще маленький мальчик героически взвалили на свои плечи. Они не жаловались. Они радовались. Дима даже перестал плакать. Сейчас, выглядывая из-за бабушкиной спины, малец улыбается!

– Иван, скажите, почему вы сидите у Оленьки и молчите? – неожиданно спросила старушка. – Врачи говорят, ей нужно слышать друзей и близких. Это поможет ей скорее прийти в себя! Пообещайте, что сегодня поговорите с ней.

Я буркнул что-то неразборчивое. Такой ответ ее вполне удовлетворил.

– Спасибо вам еще раз! Рада была снова вас видеть! А теперь мы пойдем. Нужно успеть встретиться с Оленькиным лечащим врачом.

Кивнул им на прощанье и продолжил путь. Обойдя толпу не то студентов, не то ординаторов, остановился перед палатой с табличкой «301». Надавил на дверь и вошел внутрь.

Я спрашивал у Батура, он ли подсуетился, чтобы Ольге досталась чистая одноместная палата со свежим ремонтом. Шаман не сознавался. На самом деле это было и не особо-то важно. Главное, она отдыхала в комфорте, без храпящих и вонючих соседей. Жаль, Ольга сама не может оценить, как ей повезло.

Вытащив вчерашний букет из вазы, отправил его в мусорку. Оплеснул вазу, налил воды и, водрузив туда охапку свежих ромашек, переставил цветы с окна на тумбочку. Поближе к кровати. Сам же, подвинув стул, уселся рядом.

Как же она красива! Даже обвешанная, словно новогодняя елка, всякими трубочками, Ольга в этот миг кажется мне самой прекрасной на свете. Как же я хочу, чтобы она очнулась! Открыла глаза и улыбнулась мне!

– Оля… – пробормотал я и неуверенно провел по ее светлым волосам. Показалось, она на мгновенье улыбнулась. – Возвращайся скорее… Ты уже лежишь здесь две недели! Столько всего произошло! – осекся, поймав себя на мысли, что впервые заговорил. Раньше я и правда лишь смотрел на нее да сидел рядом. – Я не знал, о чем с тобой говорить, Ольга. О погоде? Ну нет конечно! Думаю, Елена Алексеевна и так тебе о ней рассказывает. Как и о своей жизни, и об успехах твоего сына. Кстати, у тебя очень милый сын! Уверен, он пошел в маму. А в кого ж еще?! Мне кажется, мы с ним поладили, – по-моему, она снова улыбнулась во сне.

Улыбнулся и я. Казалось, мы общаемся, как прежде, пусть она и не произнесла ни слова. Теперь я уверен – она меня слышит!

– Скоро вернутся прежние деньки, – заверил ее, но тут же хмыкнул. – Хотя мы уже не те, что прежде. Уже не будем вместе ездить на одной маршрутке на работу, обсуждая новый фильм о Человеке-Пауке. Мы… Мы – Герои, Ольга. Я уже достиг восьмидесятого уровня. Совсем скоро сравняюсь с тобой. И пусть мой клан пока маловат, не за горами тот миг, когда мы перешагнем через «Щиты Земли», – замолчав, я внимательно посмотрел на ее лицо. – Оля, почему ты вступила в этот клан? Ты знаешь, за счет чего они живут? Рейвен говорил о десятине, но не только на ней стоит мощь «Щитов». Уверен, ты знаешь, как он заставляет наказанных Героев крафтить, сидя в темнице. Как кидает в застенки враждебных местных и эксплуатирует их. Словно работорговец, Ольга! Почему ты с ним?

Из-за того, что они самые сильные? Вот неделю назад вместе с эльфами отбили эльфийский замок на Ветряном Холме. Не только они – «Мидас», «Вороны»… Да куча народу помогала. А в итоге что? Орки заключили союз с ареманцами! С такой мощью наши Герои еще никогда не сталкивались! Изо всех сил наш с эльфами альянс пытается удержать новый замок… Но люди-то ничего не получили, кроме опыта и трофеев. Прав был старик Мидас… Как бы не было грустно это признавать.

Я глубоко вздохнул. Ольга больше не улыбалась. Ее лицо посерьезнело, словно она находилась не в коме, а на заседании правительства. Не удержался и снова погладил ее по волосам. Ей понравилось.

– Ну ладно, Оля, – проговорил я, поднимаясь. – Мне нужно идти к своим. Мы затеяли очень интересное дельце. От него зависит, заработаю я пять тысяч на долг Рейвену, или завтра меня ожидает веселый денек. Не буду пока рассказывать, чтобы не сглазить. Но когда все получится, ты узнаешь об этом одной из первых!

Я подавил жгучее желание наклониться и поцеловать ее. Нет уж, пусть сначала в сознание придет!

Помахав спящей красавице рукой, быстро вышел из палаты. Пролетев по коридору, спустился в переход-подвал, огляделся по сторонам и юркнул в туалет. Быстро достал ключ-портал, шкатулку, и… Как же мне нравится, когда мир начинает вращаться!

***

Оказавшись в комнате управления полетами, подошел к карте и выбрал пиктограмму «Терра II». Передо мной тут же развернулся привычный глазу рельеф – громадный материк, раскинувшийся широкой полосой, с крапинками островков во внутренних морях, омываемый водами Единого Океана. Някей рассказывал, что Терра шарообразная, и на самом деле, во многие локации можно попасть по суше. Однако колоссальных размеров синие лужи производили впечатление. И огибать их пешим ходом, учитывая масштаб, занятие, по-видимому, долгое и нудное. Слава Создателям, они не забыли ввести в этот чудный мир мореходство.

Примерно с такими мыслями я ткнул пальцем в портовый городок с надписью «Мизбург».

Пространство вокруг вновь начало скручиваться в цветастый спиральный леденец, увлекая в мерцающую даль. Через мгновенье я уже слышал крики чаек и чуял запах морской воды. А еще через секунду приземлился на песчаный пляж.

– Мя! С прибытием! – голос «коммерческого директора» нашего клана сложно перепутать с чьим-то еще.

Размял шею и огляделся. Мы с ребятами прорубились сюда только вчера вечером по косе, кишащей громадными черными крабами, агрессивными алмазными черепахами (с которых после смерти выпадал один лишь графит) да кислотно-желтыми крокодилами. В полутьме, при свете звезд да чахлых факелов, развешенных на каждом крыльце, городок показался мне унылой дырой.

При свете солнца все выглядело еще хуже.

1
{"b":"612022","o":1}