ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Интернет: живя в Санкт-Петербурге, генерал Кутузов находился под негласным надзором сотрудников тайной полиции.

4 июля шеф тайной полиции фон Фок доносил царю: «В доме графа Кутузова говорят, что в армии существует великое несогласие, что войска наши походами изнурены и потеряли дух бодрости, что все происходит от дурных распоряжений военного министра Барклая.

Он рассеял армии так, что они не могли не только соединиться, но даже наблюдать за движением неприятеля. Бонапарт вошел в наши пределы столь внезапно, что Государь, находясь на балу в Вильно, услышал, что неприятель уже в 13 верстах от Вильны. Все от испуга разбежались, да так, что не успели даже убрать со стола».

* * *

4 июля 1812 г. Багратион написал Барклаю: «Ради бога, не срамитесь, наступайте, а то уже стыдно мундир носить, право скину его. Им все удастся, если мы трусить будем.

Отступать трудно и пагубно. Солдат лишается духу, субординации, и все идет в расстройку. Армия была прекрасная, теперь все устало, истощилось. Не шутка 10 дней идти, все по пескам да жаре на марше. Лошади артиллерийские и полковые измучились, и кругом неприятель.

Я не понимаю ваших мудрых маневров. Мой маневр – искать и бить! Вот одна тактика, которая бы принесла нам результат. Сначала вам не следовало бежать из Вильны, а приказать мне спешить к вам. Тогда все было бы иначе! А то вы побежали и бежите, а на меня все навалилось! Вы будете отходить назад, а я пробивайся.

Если фигуру мою не терпят, лучше избавь меня от ярма, которое на шее моей, и пришли другого командовать. Не за что войска мучить без цели и без удовольствия. А русские не должны бежать. В России мы хуже австрийцев и пруссаков стали. Прощай, любезный! Всегда ваш верный Багратион».

Глава 3

“Завлечение Наполеона в глубь России произошло не по чьему-нибудь плану (никто не верил в возможность этого), а произошло от сложнейшей игры интриг, целей и желаний людей – участников войны”

Л. Толстой. Роман «Война и мир», том 3.

7 июля Александр сообщил адмиралу Чичагову в 3-ю армию, располагавшуюся на Украине и пока не воевавшую: «Наполеон думал разбить нас под Вильно. Но это ему не удалось, так как мы ведем войну маневренную и отступаем, согласно нашему плану ». Однако на следующий день царь распорядился ускорить отход 1-й армии, чтобы Наполеон не опередил ее у Дриссы.

Француз де Боволье: «Недостаток фуража легко объясняется числом лошадей. Не только офицеры, даже многие унтер-офицеры имели в обозе свою повозку и лошадь или две. Можно с уверенностью сказать, что из Литвы и Белоруссии было уведено не менее 100 тысяч коней. Грабежи, насилие и воровство, произведенные французскими солдатами, превосходят всякое вероятие.

Напрасно жители просили командиров частей об охране их имущества, – солдаты, доведенные до крайности, не обращали уже внимания ни на стражу, ни на приказы начальников. Даву приказал расстрелять несколько мародеров, но этот суровый пример не мог устранить беспорядка, коренившегося в военно-административной системе Наполеона, не заботившегося об экономическом быте армии, и еще более в голоде, не знающем никаких законов».

* * *

8 июля Багратион написал Аракчееву: ««Я ни в чем не виноват. Растянули меня сперва как кишку, и неприятель ворвался к нам без выстрела. Мы начали отходить неведомо куда. Никого не уверишь в армии и в России, что мы не были проданы. Я один всю Россию защищать не могу. Армия Барклая должна идти к Вильне непременно, чего бояться?».

Интернет: через две недели после начала войны против «хитрого византийца» французский император узнал о двух серьезных неприятностях. Первая заключалась в том, что поляки в Литве и Белоруссии выставили недостаточно военных сил.

Другой неприятностью было то, что лошади получали вместо овса только зелёный корм, вредный для их желудка. Это приводило к их массовому падежу. Солдатам, за отсутствием хлеба, выдавалась мука, которую они клали в суп, и это ослабляло их силы. Великой армии оставалось надеяться лишь на местные ресурсы. Однако здесь, как и следовало ожидать, перед ней возникла грозная сила – сопротивление народа.

Глава 4

Черт Бонапарт писал: «Всё население, составленное из природных русских, при нашем приближении оставляло свои жилища. На нашем пути мы встречали только покинутые или выжженные селения. Бежавшие жители образовывали в лесах шайки, которые действовали против наших фуражиров. Они нигде не беспокоили сами войска, но захватывали всех мародеров и отставших, чтобы убивать их».

Не меньшую проблему для Бонапарта создало множество русских дорог. Причина была не в погоде, о ней у императора сложилось отдельное мнение. В своих воспоминаниях он называл русские дороги исключительно непроходимыми: «Недостаток сведений о состоянии дорог, неполные и недостоверные карты края, были причиной того, что я не отважился пустить корпуса по разным направлениям, так как ничто не доказывало существование удобопроходимых путей».

Интернет: Наполеон пошел на Москву потому, что к ней вела проторенная веками смоленская дорога, по которой можно было протянуть коммуникационную линию для снабжения войск. На Санкт-Петербургском направлении «чухонские» земли утопали в непролазных болотах, и потому не имели хороших дорог с богатыми населенными пунктами. «Чудовище» полагал, что взяв Москву, можно будет поживиться ее богатствами и заручиться поддержкой местной аристократии и купечества.

* * *

9 июля 1812 г., у деревень Мир и Инково, конница атамана Платова и войска генерала Палена из 2-й армии, заманили в засаду 3 кавалерийских полка из польской дивизии генерала Турно. В ходе разгоревшегося боя разгромлены были не только эти части, но и подоспевшие им на помощь. Всего поражение было нанесено 6 полкам неприятельской кавалерии.

Атаман Платов, выпив любимой им водки-кизлярки, написал в донесении Багратиону: «Поздравляю ваше сиятельство с победой над кавалерией. Сильное сражение продолжалось часа четыре грудь в грудь, так что я приказал придвинуть драгун, гусар и егерей. Из 6 полков неприятельских вряд ли осталась хоть одна душа. Я вашему сиятельству не могу всего описать, устал и лежачи на песке».

(Известна русская поговорка: «Нигде не лгут так, как на охоте и на войне». Исторические документы говорят, что тогда в плен попало 248 поляков, и, кроме 600 убитых, остальные поляки – кавалеристы спаслись бегством).

Так же французы потерпели неудачу в бою у деревни Романово, что позволило Багратиону оторваться от преследователей. Во всех этих столкновениях участвовал так же и Ставропольский калмыцкий полк.

(Спустя 129 лет войска Красной Армии, повторяя в деталях опыт Отечественной войны 1812 г., так же отступали на восток, нанося сильные контрудары по гитлеровскому вермахту).

Глава 5

Миф не сам Наполеон, а миф – его происхождение и его дела.

Интернет

9 июля авангарды Барклая подошли к Дрисскому лагерю. Здесь выяснилось, что из 7 строившихся мостов ни один не был готов. Кроме того, спуски к трем из них отличались такой крутизной, что артиллерию приходилось спускать на руках. Укрепления лагеря оказались недостроены, а на правом берегу Западной Двины. их не имелось вообще. Кое-какие земляные укрепления были местами насыпаны, но перед ними не построили никаких искусственных препятствий. В целом лагерь оказался мал и потому тесен для 1-й армии.

Барклай написал Александру: «Не понимаю, что будет делать моя армия в Дрисском лагере?». Царь узнал от военного министра о недостатках Дрисского лагеря и возможной угрозе Смоленску со стороны войск Бонапарта.

7
{"b":"612058","o":1}