ЛитМир - Электронная Библиотека

Тара Пэмми

Всего один поцелуй

The Drakon Baby Bargain

© 2017 by Tara Pammi

«Всего один поцелуй»

© «Центрполиграф», 2018

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2018

Глава 1

Один поцелуй.

Элени Дракос стояла на краю бального зала с черно-белым, словно шахматная доска, полом и наблюдала за происходящим сквозь прорези в своей замысловатой маске.

Она многое отдала бы за один-единственный поцелуй мужчины, который смотрел бы на нее с нежностью и желанием и смог заставить ее забыть о том, что впереди ее ждет лишь бескрайняя пропасть одиночества.

Сегодня день ее тридцатилетия, и она устала от того, что в ее жизни ничего не происходит. Устала притворяться, что при виде беременной невестки у нее не щемит сердце и что она не мечтает о собственной семье.

Всю свою жизнь она подчинялась правилам, установленным ее отцом королем Теосом, и делала все для того, чтобы ее братья Андреас и Никанд рос ни в чем не нуждались. Все эти годы она была одинока, но даже не предполагала, что к тридцати годам останется одна.

Она бесцельно ходила по периметру большого овального зала. Под хрустальными люстрами драгоценности на женщинах красиво блестели. Она была не единственной, кто скрывался за маской. Бал-маскарад был ежегодной традицией дома Дракос, однако из-за прогрессировавшего слабоумия ее покойного отца его не проводили четыре года.

Но традиционалисты были недовольны продолжительным отсутствием Андреаса в стране после смерти короля Теоса и боялись, что сотрудничество Никандроса с Габриелем Маркесом может быть рискованным для экономики Дракоса. Элени решила попытаться их успокоить, устроив бал. На его подготовку у нее ушло три недели.

Глядя на красиво одетые пары, танцующие медленный вальс, она испытывала чувство удовлетворения. В воображаемом списке ее заданий можно было поставить галочку напротив еще одного пункта.

Черно-белая маска, которую она купила во время своей поездки в Париж на прошлой неделе, прекрасно сочеталась с ее ярко-красной губной помадой. Ее непослушные волосы были собраны в высокий узел, из которого выбивалось несколько тонких завитков. Черно-красное бальное платье с облегающим корсажем без бретелек и свободной юбкой с разрезом до бедра подчеркивало ее фигуру в форме песочных часов. Ее рост составлял всего пять футов два дюйма, и туфли на десятидюймовых каблуках придавали ей уверенности.

Когда перед балом Элени посмотрелась в зеркало в полный рост, она была приятно поражена. Рядом со своими сводными братьями она выглядела невзрачной, и пресса часто ей об этом напоминала, но в тот момент она почувствовала себя почти красавицей.

Элени продолжила идти по залу, любуясь роскошным интерьером отеля.

До недавнего времени это был особняк Викторианской эпохи с вышедшим из строя водопроводом и осыпающейся штукатуркой, но за три месяца компания «Маркес холдингз инкорпорейшн» превратила его в отель мирового уровня, где останавливались состоятельные люди, вкладывающие средства в развитие Дракоса.

Габриель Маркес, безжалостный магнат, разбогатевший на операциях с недвижимостью, уже три месяца жил в Дракосе по приглашению Никандроса и лично следил за тем, чтобы его инвестиции были правильно распределены и использованы по назначению.

Благодаря строительству казино, морских и горнолыжных курортов, а также гоночной трассы мирового уровня карта страны стремительно менялась.

Элени ни за что не поверила бы, что старый особняк может так преобразиться, если бы сама не побывала в нем почти год назад.

Выйдя на балкон, она положила руки на балюстраду и посмотрела на безлюдный сад внизу. В воздухе витал аромат роз. Часы на старинной церкви на главной площади города пробили полночь. Сделав глоток холодного шампанского, она громко вздохнула. Это был звук, вышедший из глубины ее души.

– Почему вы так тяжело вздыхаете, querida?[1]

От глубокого мужского голоса по спине Элени пробежала дрожь, а ее пульс участился. Отпустив балюстраду, она повернулась:

– Я сейчас уйду. Я не хотела вам помешать.

– Останьтесь, – произнес мужчина тоном, не терпящим возражений.

Возмущенная, Элени застыла, как статуя. Даже ее властный, требовательный отец никогда ею так не командовал.

– Прошу прощения?

– Останьтесь и составьте мне компанию, – сказал он, проигнорировав ее резковатый тон.

Мужчина, нарушивший ее уединение, стоял у стены, скрестив ноги. На нем, в отличие от других гостей, не было маски. Он был высоким и широкоплечим. Его волнистые иссиня-черные волосы были зачесаны назад, воротник белой рубашки был расстегнут. Ее взгляд скользнул по его мужественному лицу с орлиным носом и чувственным ртом.

Это был Габриель Маркес – тот самый мужчина, о котором она мечтала несколько месяцев. В его присутствии она всегда чувствовала себя женщиной. Он пробуждал в ней желание, которого она не испытывала с тех пор, как Спирос бросил ее десять лет назад.

Габриель отошел от стены и направился к Элени. С бешено колотящимся сердцем она стала ждать, когда он ее узнает.

Его темно-серые глаза изучали ее. За три месяца их долгих деловых встреч он ни разу не намекнул ей на то, что она интересует его как женщина. Тогда она была принцессой Элени Дракос, посредником между его компанией и королевским дворцом. Но сейчас она была незнакомкой в маске, и в глубине его глаз было что-то, от чего каждая нервная клеточка в ее теле звенела от напряжения.

– Столько тоски и желания в одном вздохе, сорвавшемся с губ красивой женщины. Любой мужчина воспримет это как вызов.

– В нем не было никакого желания, – тут же возразила она.

– Полно вам, querida. Разве смысл маскарада не в том, чтобы, пряча свою внешность, открывать свои сокровенные желания? – Он провел кончиком пальца по краю ее маски. – Под этой маской вы в безопасности.

Когда его палец скользнул вниз по ее лицу и коснулся впадинки над верхней губой, она схватила его за запястье.

– Почему на вас нет маски?

– Потому что мне не нужно прятаться для того, чтобы выразить, чего я хочу. Кроме того, мне не нужно самоутверждаться, прячась от других.

В каждом его слове слышалось самодовольство. Впрочем, это было неудивительно, учитывая то, как на него смотрели все женщины во дворце.

– Звучит так, будто вы слишком уверены в собственной привлекательности.

Он пожал плечами:

– Я Габриель Маркес, мисс… э-э-э…

Элени напрягла мозги, пытаясь придумать себе имя на этот вечер. Она приняла все меры предосторожности, чтобы никто ее не узнал на сегодняшнем балу. Все во дворце, включая ее брата Никандроса, думали, что она все еще находится в Париже. О ее присутствии на балу знала только Миа. Меньше всего ей хотелось, чтобы этот человек понял, кто она. Особенно сейчас, когда он смотрит на нее так, словно она интересует его как женщина, и от его внимания у нее кружится голова.

– Вы не придумали себе имя, прежде чем прийти на сегодняшний бал?

Его глаза весело блестели, и у Элени возникло ощущение, будто внутри ее включилось что-то, о существовании чего она до сих пор не подозревала.

– Для достижения поставленной мной цели имя мне не требуется.

Его серые глаза заблестели от восторга.

– Теперь мое любопытство стало еще сильнее. Но мне все же хотелось бы, чтобы я мог вас как-то называть, пока я буду пытаться понять, какие особенные цели вы поставили перед собой на сегодняшний вечер и как я могу помочь вам их достигнуть.

Взгляд Габриеля задержался на ее губах, и ее бросило в жар. Его глаза потемнели, ноздри раздувались, и она поняла, что его к ней влечет.

Мужчину, который до сих пор не обращал на нее никакого внимания, влечет к ней!

– Золушка, – прошептала она.

Он улыбнулся, его взгляд наполнился теплотой, и в уголках его глаз появились лучики морщинок. Улыбка сделала его лицо еще красивее, и у Элени захватило дух.

вернуться

1

Дорогая (исп.).

1
{"b":"612844","o":1}