ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 1

Выйдя из душной маршрутки, Маша подставила раскрасневшееся лицо ласковому ветерку. Фух! Неужели доехала? Она поправила клетчатый рюкзак и окинула взглядом окрестности.

Надо же, какая красота!

Впереди простирался коттеджный поселок. В лучах утреннего солнца, создавая сходство с волшебным городком из табакерки, сверкали разноцветные крыши домов.

Если ей повезет, один из них станет ее домом. Не настоящим, конечно, но ведь домработница может хотя бы в мечтах считать его своим. Она торопливо свернула к обочине и зашагала вдоль дороги, тянущейся вглубь поселка.

Только бы собеседование прошло удачно. Если ее примут, не придется возвращаться домой и выслушивать от родных «мы же тебе говорили». А они это скажут. Обязательно. Стоит ей вернуться в злополучные Пеньки.

Нет уж, ее примут – и точка. Пусть и не место провинциальной девчонке в столичных ресторанах, но с дипломом повара домработницей-то можно устроиться? Готовит она превосходно, в чужие дела нос не сует, а наводить в доме чистоту и порядок – привычное дело. Недаром всю жизнь ютилась в одной комнате с неряхой сестрой.

Из-за чугунной ограды донеслось вялое «гав».

– И тебе доброе утро, – Маша на всякий случай перешла на противоположный край улицы.

По обеим сторонам дороги тянулись кирпичные заборы – такие высокие, что и домов-то не видно. Впрочем, ее интересовали только номера. Сорок четвертый, сорок шестой… Ага! Вот и сорок восьмой. Для верности выудила из кармана клочок тетрадного листка с нацарапанным адресом и, убедившись, что ничего не напутала, подошла к воротам.

На кирпичном столбе между ними и калиткой под коваными цифрами «4» и «8» располагался домофон.

«Надо же. Как в лучших домах Парижа», – мелькнула в голове дурацкая мысль. Маша едва успела нажать на кнопку, как вдруг что-то загудело, и огромные створки ворот поехали в стороны. Вот это оперативность.

Она машинально пригладила волосы, собранные в тугой конский хвост.

Спокойно, главное, не дергаться.

Если хозяин дома так быстро отреагировал, значит, дела у него и правда плохи. Шутка ли – внезапно остаться без домработницы. Маша натянула самую вежливую из своих улыбок и приготовилась встречать потенциального работодателя.

Ворота окончательно открылись, и со двора вырулила красная иномарка. Маша застыла на месте. Нет, это точно не хозяин. Машина остановилась, и из водительского окна высунулась голова блондинки.

– Здравствуйте, – Маша на всякий случай поздоровалась с неизвестной особой.

– Да пошел ты к черту! – выдала мощный вопль красотка и обратила в сторону дома средний палец.

Маша попятилась к калитке. Мало ли, грубиянка решит в нее плюнуть. Или дверцей огреть. Нет уж, береженого бог бережет.

Блондинка окинула ее гневным взглядом, насадила на переносицу темные очки, и машина тут же рванула с места.

Маша звонко чихнула.

«Надеюсь, ты здесь больше не появишься», – она сердито потерла нос и уставилась на ворота.

Ну вот, закрываются. Впрочем, ломиться туда, куда не приглашали, все равно не стоит. Дождавшись, пока стихнет гудение, она решительно вдавила кнопку звонка.

Глава 2

В голове мелькали обрывочные мысли. Интересно, сколько хозяину лет? Бывшая домработница, по чьей рекомендации она сюда явилась, об этом не упоминала. Да и сама Маша не сильно интересовалась: перечень обязанностей да заработная плата – вот и все, о чем они говорили.

Репетируя предстоящий разговор, она представляла солидного немолодого мужчину с серьезным взглядом, но блондинка… Так с солидными немолодыми людьми не разговаривают! Или она дочь хозяина? Упаси бог!

Маша трижды поплевала через плечо и с потерянным видом снова нажала на кнопку. Наконец, динамик ожил, и резкий мужской голос громко рявкнул:

– Я ничего не покупаю!

Маша даже оторопела. Ни тебе вежливого «здрасьте», ни «что вы хотели» – такой же грубиян, как и давешняя девица.

– Эм… Откройте, пожалуйста, – растерянно проговорила и, подняв голову, уставилась в пристальное око камеры.

Значит, за ней наблюдают. Вот и ладно. Она помахала невидимому собеседнику рукой.

– Я же сказал!

Похоже, терпение его заканчивалось.

– Я от Марты Владимировны, – поспешно выпалила Маша и зачем-то протянула в камеру огрызок с адресом.

На том конце провода молчали. Неужели не поверили?

– Входите, – наконец смилостивился «домофон» и тут же отключился.

Боже, какие они здесь все душки. Маша торопливо толкнула калитку и прошмыгнула внутрь.

А тут ничего. Правда, на ее вкус слишком бездушно, но для дома бизнесмена самое то.

Идеально ровная дорожка из фигурных плит вела прямо к крыльцу, а зеленый газон лишь усиливал впечатление холодной практичности. Даже розовые кусты с пышными бутонами, растущие вдоль бордюра, казалось, выстроились как солдаты на плацу. Маша невольно втянула живот.

Интересно, кто за ними ухаживает? Сам хозяин? Его жена? У него вообще есть жена? Об этом тоже не шла речь, так что неизвестно.

Поднявшись по широким ступеням, она в нерешительности остановилась перед дверью. Кто-нибудь вообще собирается ее встречать? Тут же раздался сухой щелчок, и …

Ложки-матрешки! Взгляд уперся в идеальные кубики пресса, блестящие, будто обмазанные маслом. Надо же, прямо как с обложки модного журнала. Еще бы вместо джинсов трусы от этого… как его… Кляйна – и все, тушите свет. Так. Стоп.

Маша с трудом прервала созерцание модельных прелестей и взглянула в лицо их хозяина. Да что ж ты будешь делать – и тут хорош. Миндалевидный разрез глаз, чувственные губы, хоть и растянутые в небрежной ухмылке, прямая линия носа и волевой подбородок – определенно хорош. И явно не старше тридцати. Интересно, кем он приходится хозяину?

– Доброе утро, я от Марты Владимировны, – повторила Маша, пытаясь скрыть легкое волнение. – Она сказала, что предупредит хозяина.

Глаза цвета темного янтаря смотрели на нее с любопытством и… насмешкой? Чего он тут вообще скалится?

– Я – Маша. По поводу трудоустройства. Домработницей, – на всякий случай уточнила она.

Вдруг с первого раза не дошло? О-о-о, все понятно. Это, наверное, сын хозяина, а та цаца на красной иномарке – его подружка. Что ж, не удивительно, что она его послала. Сразу видно – вытягивать жилы и изматывать нервы – его вторая профессия. Если не главная.

– Может вы ответите мне что-нибудь? – эта игра в одни ворота начинала раздражать.

– Домработница, говоришь? – выдал, наконец, молчун. – Девочка, ты хоть школу уже окончила? Яйца всмятку от омлета отличаешь? Где кнопочка у пылесоса знаешь?

Щеки тут же вспыхнули. Да как он вообще смеет?! Ее, лучшую ученицу кулинарного колледжа, обвинить в неумении готовить?

Маша стянула с плеча рюкзак и, покопавшись в его недрах, вытащила диплом.

– Вот, – с гордостью сунула парню под нос. – А пылесос у нас давным давно куплен!

И она отвернулась, чтоб не наговорить ненароком чего лишнего.

– Повар пятого разряда? Да еще с пылесосом? Ну, заходи, специалист, – он вернул документ, еще раз смерил ее насмешливым взглядом и, посторонившись, позволил переступить порог.

Фу ты, ну ты, командир выискался. Вот придет хозяин – сразу вопросики дурацкие закончатся. Уж отец-то его точно разбирается в людях. Не зря его Марта Владимировна расхваливала.

– Иди за мной, – велел парень и куда-то пошлепал.

Маша торопливо скинула туфли-лодочки. Ишь, как чешет – не угнаться.

– Ну давай, повар, удиви меня, – махнул он рукой в сторону холодильника, когда они оказались на кухне.

Размеры помещения потрясали – не кухня, а целая студия. Вон и барная стойка имеется. Взгляд остановился на огромном холодильнике, и Маша невольно вздохнула – живут же люди.

– Все продукты в твоем распоряжении. Приготовишь что-то быстрое и легкое, а я пока отойду.

Пурген с димедролом подойдет? Будет легко. И о-о-очень быстро. Она сердито покосилась на парня. Чего это он тут вообще раскомандовался?

1
{"b":"613120","o":1}