ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 1

Не с начала

– «Первого звали Рон Уоллес, родом из британских колоний, город Лок-Фолт; второго Дмитрий Фур, родом из южного перешейка, город Моллон-Торф; третий из Прибалтийской республики, город Роксон Холд Инди; и девушка, Виктория Белова, крымский полуостров. Вопреки вашему мнению, эти люди сделали очень правое дело. Не поминайте их плохо, а лучше простите».

***

Этот человек стоял босыми ногами на холодном плиточном полу. Запоздалое утро встретило его непривычной головной болью в затылке. Умыв свое лицо ледяной водой, он щедро погладил свою трехдневную щетину. Электрическая зубная щетка сломалась, зубочистки закончились, зубная нить раздражала – начало дня явно не вязалось!

В комнате тревожно заиграл служебный телефон, длинные ноги этого человека понесли его в направлении звонка.

– Алло, я слушаю.

– Генерал Лесницкий, доброе утро. У нас чрезвычайная ситуация!

– Что стряслось? С кем я говорю?

– Лейтенант полиции Подрубко, патрульный отдел. Мы имеем дело с невыясненной ситуацией в центральном банке!

– Что значит невыясненной? Конкретнее лейтенант!

– По центральному каналу поступил тревожный сигнал от охранника банка. Он произнес внутриведомственный код чрезвычайной ситуации, а также затребовал подкрепление. Три патрульные машины тут же прибыли на место, но мы толком не можем понять, что происходит!

– Так в чем дело? Лейтенант не томи! Что там? Пожар, ограбление, что!?

– Через оконные рамы мы смутно видим, как кто-то наставил пистолет на одного из посетителей банка, возможно даже на охранника. Там происходит какой-то конфликт! Очень сложно разглядеть, стекла вроде тонированы.

– Пытались связаться с охранником по рации?

– Он больше не выходит на связь. Мы пытались с ним связаться, но тишина, он молчит!

– Что еще известно?

– Он назвал очень странный код! Этот код из устава федеральной полиции.

Генерал на мгновение задумался.

– Федеральной полиции? Их коды давно никто не использует. А что за код? Произнеси его.

– Код Руднора Вильнора.

Генерал скорчил нелепую гримасу на своем лице. – Что за бессмысленный набор букв? Я не помню такого кода!

– Послушайте, генерал, я обычный полицейский, я понятия не имею, что это за код, мне просто нужно знать, что мне делать?

– Все три патрульные группы оставить на месте. В здание некого не пускать, попытайтесь выйти на связь с охранником. Я прибуду на место через десять минут, ждите.

– Указания принял.

В трубке послышались короткие гудки.

– Руднора Вильнора? – Лесницкий рассуждал вслух. – Я отлично помню старый устав, однако такого кода я припомнить не могу… Возможно это один из сотен антитеррористических шифрованных кодов? Я никогда с ними не работал… Да и откуда, черт подери, охранник в банке знает шифровки федеральной полиции!?

Он открыл маленький сейф и забрал оттуда служебный револьвер. Его быстрые движения характеризовались отработанной точностью. Извинившись перед котом за отсутствие завтрака, он запрыгнул в лакированные ботинки и выскочил на улицу.

– Алло, диспетчер? Да – это генерал Лесницкий. Я выехал к центральному банку. – Ввиду того, что левая рука была занята телефоном, а правая сосудом с кофе, ему приходилось управлять автомобилем с помощью коленной чашечки левой ноги. – Я выехал на тревожный сигнал из банка, вызовите на место кинологическую бригаду, следственную группу федеральной полиции, и кого-нибудь из отдела связи.

– Группа захвата внутренней армии требуется? – отвечал оператор.

– Нет, пока не требуется.

– Приказ принят.

***

Полиция отгородила весь внешний периметр банка. Толпа зевак собралась вокруг ленты, определяющей периметр оцепления, и жадно смотрела в глухие окна здания. Пресса еще не успела появиться. Генерал Лесницкий и следственная группа федеральной полиции прибыли одновременно.

Генерал встал в двадцати метрах от входа в банк, с ним присутствовал лейтенант Подрубко.

– Что нового?

– Охранник на связь не выходит, рация молчит. Мы пытались дозвониться на телефоны операторов банка, никто не берет трубки. Похоже – это ограбление!

– Кто-нибудь входил или выходил из помещения?

– Нет.

– На телефоны экстренных служб поступали тревожные сигналы?

– Нет.

– Известно сколько человек находится в банке?

– Нет.

– Да что с тобой, лейтенант!? Тебя заело что ли?

– Нет! Ой, простите, простите! Пока не имеется никаких точных сведений, если бы что-то было, я бы тут же доложил.

Лесницкий присмотрелся. – Механический замок блокирован. Двери закрыты?

– Не могу сказать наверняка, никто не пробовал войти внутрь, но, кажется, вы правы.

Он посмотрел на наручные часы. – Сколько времени прошло с момента поступления сигнала?

– Семнадцать минут.

– Ты сказал, что видел, как кто-то направил пистолет на одного из посетителей банка? Где ты это разглядел? Через эти окна ни черта не видно!

– Они стояли прямо около окна. Эти стекла обклеены темной пленкой, что-то увидеть сквозь нее действительно тяжело, но их образы можно было разглядеть. Не очень четко, не детально, но можно.

– Все это очень странно! Что же там происходит?

– Может попробовать войти в банк?

– Нет, не может. В банке происходит вооруженная несуразица. Мы не знаем, какая там сейчас атмосфера, нельзя делать такие необдуманные шаги. – К генералу подбежал еще один полицейский.

– Разрешите обратиться? – отчеканил офицер.

– Обращайся.

– Вас вызывает агент внутренней полиции, он расположился вон в том автобусе. – Офицер пальцем указал на большой, служебный транспорт.

– Передайте агенту, что я сейчас приду. – Офицер спешно удалился, Лесницкий обратился к лейтенанту.

– Вызовите вашего штатного переговорщика, а также продолжайте попытки выйти на связь с сотрудниками банка. Не сводите глаз с витражей, следите за каждым подозрительным движением.

– Понял.

– Я буду в том автобусе, – он указал рукой на прибывший служебный транспорт, – обо всем происходящем докладывать по рации, канал сто двенадцать.

– Канал сто двенадцать, выполним.

***

Внутри пахло запеченным сыром и свежим хлебом. Когда генерал поднялся по выдвижным ступенькам, он оказался в просторной комнате мобильного информационного центра. Его встретили три человека, между ними произошли взаимные приветствия.

– Мне нужна рация. Дайте мне рацию. – Потребовал Лесницкий.

– Да, конечно. – Один из агентов протянул ему пластмассовый аппарат. Генерал настроил рацию на нужный канал связи, после, он прикрепил ее к ремню на брюках.

– Начну со следующего: – главный здесь я! За все действия несу ответственность тоже я. Называйте меня просто генерал, никаких имен, позывных, прозвищ, просто генерал!

– Мы поняли, генерал.

– Детали вам уже известны?

– Да, один из полицейских ввел нас в курс дела.

– Кто из вас специалист из отдела связи?

Руку подняла девушка, на вид лет тридцать, стройная, черные волосы.

– Как тебя зовут?

– Агент Ким.

– Отлично. Агент Ким, что вам известно о коде Руднора Вильнора?

Глава 2

Обвиняемый

– Уберите ногу с трубы!

– Что простите?

– Ногу! Вашу ногу с белой трубы!

Охранник выглядел очень обеспокоенным. Посетитель взглянул на свою правую ногу, его ступня действительно касалась трубы.

– Но простите, чем вам мешает моя нога?

Охранник положил свою руку на кобуру с пистолетом, его лицо начинало краснеть. – Немедленно уберите ногу! – Он повысил тон голоса. – Не заставляйте меня это делать!

– Делать что? Простите, я не понимаю! Объясните! Эта нога стоит на этой трубе, потому что мне так удобно! Почему я должен ее убирать? Эта труба на два три сантиметра выше пола, в этом нет ничего такого! Не только я так стою! Вы посмотрите на людей. – Он указал пальцем на рядом стоящего человека, его нога тоже касалась трубы.

1
{"b":"613130","o":1}