ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Сиськи Евы, жирок Вильде ==========

Посади бабушку рядом с подростком в закрытом помещении.

Раунд.

Советую предварительно нацепить камеру, чтобы ты смог наблюдать за происходящим.

Кто-то посмеётся, а кто-то задумается.

Социологи и психологи по сей день пытаются понять, что за дерьмо варится в головах современных подростков. Единственное, что они поняли (бинго!) — мы отличаемся от наших родителей. Даже от людей, которые старше нас всего на пять лет.

Большинство подростков — прагматики. Они даже не думают учиться. Так размышляют родители, которые безуспешно пытаются внедрить в голову своего чада мысль о том, что высшее образование — главный билет в будущее. Без него ты будешь никем. На самом же деле, наше поколение более осознанно понимает происходящее, и учит лишь то, что действительно пригодится им в жизни. История — мелочи. И без неё покатит. Я ведь не собираюсь стать учителем Истории. Знаю, когда случилась первая мировая, и на этом всё. Геометрия вряд ли пригодится парикмахерам. Так думают многие. География? Проще купить билет на поезд и уехать, куда глаза глядят. Зачем мне знать, какие реки вливаются в Атлантический? Литература? Зачем? Те, кто читают книги, действительно этого хотят. Они увлечены этим. Читают не то, что задают по программе в школе, а то, что им интересно. Язык? Подростки могут выучить его до уровня написания какого-либо сообщения в социальной сети без ошибок, чтобы не казаться глупым. И то, многим на это плевать. Любовь сейчас никому не нужна, по сути. Лишь отдалённая симпатия. Подростки начинают понимать, что в получении удовольствия путём секса необязательно любить своего партнёра. Ведь так гораздо проще. Нет отношений — нет проблем.

О здоровье мы тоже заботимся. Курим, но не пьём — вот наш девиз. Многие утверждают, что ведут здоровый образ жизни, приговаривая с сигаретой в зубах — «мы ведь не алкоголики!», и наоборот.

В Бога не верим. Не верим в справедливость. Верим лишь в себя. Не ищем помощи у других. Незачем.

Нас обсуждают на улицах. Нас презирают. Внешний вид оценивают на двойку. Мы — оборванцы. Никто не думает о том, что в этих вещах нам действительно удобно. Да, в мешковатой толстовке. Да, в спортивном костюме в кино. Да, не обязательно наряжаться, как кукла Барби или тёлочка из Винкс после превращения, когда идёшь в кафе.

Дружба важнее, чем любовь. Но даже на друга нельзя положиться.

Во всём ищем свою выгоду. Даже в отношениях с родителями. Вынести мусор? Без проблем. Плати. За эти деньги я куплю себе выпить.

Общество не принимает нас. Из-за этого наша самооценка слегка шатается, колеблясь от положительного к отрицательному.

Мы — другие. Пора бы уже признать это.

Отправитель: Ева

Время получения: 22:41

Сообщение: Затусим?

Я лежу на кровати и потираю глаза. Мать уже спит. Отец нас бросил, но это скорее вина матери. Встаю и, не глядя в зеркало, вылезаю в окно, прихватив толстовку.

Мы развлекаемся, ни о чём не думая. Без смысла.

Может, взрослые обсуждают нас, потому что завидуют? Хотят быть нами.

Я всегда знала, что все они — лицемеры.

Иметь комнату на первом этаже — здорово. Ведь можно уйти незамеченной, прокравшись через задний двор. У дороги меня ждёт Ева, прямо под фонарём, выряженная как шлюха. Я знаю, для кого. Короткая кожаная юбка, чёрные капроновые колготы и короткий розовый топ, оголяющий пупок с пирсингом. Длинные волосы стянуты в хвост и падают на грудь девушке слегка вьющимися локонами. Глаза густо накрашены чёрными тенями, а губы слегка тронуты бледной помадой. Она улыбается, потому что знает, что сегодня у Шистада вечеринка в честь начала нового учебного года. Мы, как ни странно, приглашены. Всё благодаря Еве.

— Прикид — что надо. Настроена серьёзно, — с улыбкой говорю я, проверяя телефон в кармане.

— У меня своя артиллерия, — смеётся Ева. — Левая и правая.

Действительно, топ отлично подчёркивает её грудь. Шистад обратит на неё внимание, определённо. Мимо уж точно не пройдёт.

Мы на втором курсе, а это значит, что мы не сопливые новички. Теперь мы имеем право травить первокурсников, если те сунутся на вечеринку.

— Мне кажется, левая выпирает из топа чуть больше правой. Пощупай, — подруга хватает меня за обе руки и прислоняет к груди.

— Да нет, всё в норме, — повседневным голосом отвечаю я. — Щупать? Предоставь это Шистаду.

— Я рада, что мы приглашены, — смазливо улыбается Ева после моих слов. — Ночь будет грандиозной. Я это знаю.

Запоздалая мысль лезет мне в голову. Действительно ли я хочу идти туда сейчас? Завтра первый учебный день. Смогу ли я выспаться?

— Там будут третьекурсники, а значит, мы должны найти тебе парня на ночь, — утверждает Ева.

Разумным будет пропустить реплику мимо ушей. Квиг Мун не меняется. Оторва и та самая зажигалка на любой вечеринке. Если они с Крисом действительно начнут встречаться, дом сгорит дотла. Будет слишком горячо. Это станет сенсацией.

— Ты его любишь? — вдруг спрашиваю я, держа подругу за руку. Мы продолжаем идти к дому Криса.

— Фу! Нет, конечно. Но он мне очень нравится. Встречаться с третьекурсником — это мечта!

Ну, здесь всё понятно. Я считаю Еву умной девушкой, и она уж явно не влюбится в такого парня, как Шистад — чёртов покоритель сердец, аля-выебу-тебя-во-все-щели-и-подарю-свою-толстовку. В таких шмотках ходят многие. В такой толстовке ходила Вильде. Грёбаное клеймо. Она поступила как настоящая идиотка, когда решила всё-таки надеть её и прийти в таком виде на занятия.

Поэтому мы с ней не общаемся. Поэтому есть только я и Ева.

И этот дом, к которому мы медленно подходим. В нём куча народу. Это дом Вильяма. Он пару раз подкатывал ко мне, но я дала понять, что не встречаюсь с такими, как он. С такими… друзьями Криса. Вильям ведь наверняка ебёт всё, что движется, как и его дружок. Какая мерзость.

— Что за хрень! — орёт какой-то первокурсник, открыв нам дверь. — А, очередные тёлки.

— Тёлки у тебя на коровьем пастбище дома, колхозник. Мы приглашены, поэтому, будь добр, — Ева отпихивает парня в ужасных клетчатых штанах, и мы заходим в мир, полный хаоса, алкоголя и громкой музыки.

Здесь приходится притворяться другим человеком. Всё это — бутафория. Чёртов спектакль. И мне следовало бы детальнее изучить свою роль.

— Отлучусь в уборную, — говорю я, понимая, что нужно накрасить губы. Благо, любимая губнушка всегда лежит в кармане толстовки. Оставляя Еву одну бороться с танцующей толпой пьяных девиц, я лечу по лестнице на второй этаж в поисках туалета. В длинном холле никого нет. Все внизу. Я медленно иду по тёмному ковру и верчу головой во все стороны, отчаянно пытаясь найти…

Ноги замирают в тот самый момент, когда я улавливаю едва слышимый звук. Такой сладкий. Заставляющий идти дальше, искать источник. Нура, остановись. Стой.

Стоны. Запретные. Такие тонкие, женские, перекрывающие мужской хрип. Я прямо возле закрытой двери, ведущей в уборную. За ней два человека занимаются сексом. Я не должна открывать её, не должна входить туда, тревожить этих людей. Это неправильно, и мне стоит уйти. Но рука сама тянется к дверной ручке, и я медленно открываю дверь.

Даже не заперлись.

Жировые складки на животе Вильде — первое, что я увидела. Затем я рассмотрела её шифоновую белую юбку и такую же белую приспущенную майку, оголившую её левую грудь. Чёрный вязаный кардиган вместе с нелепым обручем в цветочек валяется на полу. Вильде зарывается руками в волосы парня, отчаянно пытаясь притянуть его поближе. Но тот отстраняется, пытаясь сохранить дистанцию, насколько это возможно. Резкие толчки заставляют девушку вскрикивать, как мышь. Толстая задница Вильде едва помещается в раковину, кожа мерзко облегает фарфор, создавая впечатление каких-то жировых потёков. Ноги обхватывают оголённый торс её партнёра. Тёмные волосы парня падают на лицо. Я замечаю нос горбинкой, а затем губы, которые не прикрыты волосами. Вильям. Это, чёрт возьми, Вильям.

1
{"b":"614569","o":1}