ЛитМир - Электронная Библиотека

Неспешно поужинал, разглядывая посетителей, спать ушёл. Утром выспросил, где торг, да есть ли там оружейные лавки? Вместо своего меча на пояс нацепил немецкий, трофейный.

О! Торг по размерам уступает владимирскому, а уж тем более новгородскому. Обошёл из интереса. Одежда смешная, штанишки короткие, едва ниже колена, башмаки остроносые, а женские платья сзади имеют множество завязок.

Оружейник в лавке при появлении Саши встал.

– Что желает рыцарь?

Странно, Александр вышел в город без рыцарской накидки.

– Как узнал?

– Меч рыцарский и немецкий.

Похоже, оружейник наблюдателен и в своём деле сведущ.

– Продать меч хочу, трофей. А лучше бы на шлем поменять, с твоей доплатой.

– Я бы хотел взглянуть на клинок.

– Обязательно.

Александр ножны с мечом с пояса снял, протянул. Оружейник принял его обеими руками, из ножен вынул, пощёлкал ногтем по клинку, оглядел Сашу.

– Тяжеловат он для тебя, рыцарь. А сталь хорошая, из Золингена, Генрих Рыжебородый его ковал, пожалуй, на два экю золотом он потянет, беру.

Цена Сашу устраивала. Оружейник вручил Александру войлочную шапочку, подшлемник. Без него шлем не носили, он смягчал удары.

– Какой шлем предпочитает рыцарь?

– Открытый, с наносником и бармицей кольчужной сзади.

Оружейник снял шлем с полки. Саша одел. Шлем тяжёлый, толщина стали миллиметра три и сидит хорошо, не болтается на голове и не давит. Это важно, шлем не разносишь, как шапку. Саша застегнул ремешок, нагнулся несколько раз. Шлем сидел на голове плотно, не сползал.

– Беру!

– Рыцарь понимает толк, для боя в самый раз.

Оружейник вытащил из-под прилавка монету в один экю, протянул.

– Владей.

– Благодарю.

Обратно к постоялому двору идти было непривычно, в руке шлем за ремешок держал и без меча. Но встречные на тротуаре сторонились, пропускали. Нечаянно толкнув рыцаря, можно было получить кулаком в нос. Время полуденное, уселся обедать, размышляя, куда ехать. В Италию, в Папскую область, позже названную Ватиканом, где сейчас находится папа Бонифаций VIII, под чьим покровительством находятся все военно-церковные ордена, или в Париж, столицу Франции, где пребывает Филипп IV Красивый? Король молод, честолюбив, жаден и напрочь лишён принципов. Но именно он начнёт войну с рыцарскими орденами. Король полагал, что только он вправе иметь армию и ею распоряжаться, а получалось – на землях его обосновалась целая армия рыцарей, абсолютно ему не подчинявшихся, а руководимых папой римским. Непорядок! А главное обстоятельство – некоторые ордена богаты, а король нуждается в деньгах для ведения войны с Англией, этим известным врагом, да на балы, дворцы для себя, любимого. Самым могущественным и богатым был орден храмовников, тамплиеров иначе.

Из нищих рыцарей после ухода со Святой земли орден быстро стал богатым, имел многие земли, дарованные сочувствующими ордену. Земли во Франции плодородные, пшеница растёт, виноград. Заработанные деньги тамплиеры пускали в ход, давали деньги под проценты, покупали новые владения. Конечно, деньгами ворочала верхушка ордена, в первую очередь Великий магистр.

Александр решил – в Париж! Там король, там кардинал, ставленник папы римского, там Великий магистр. Нужно предупредить магистра, если повезёт – пробиться к кардиналу, а переговорить с королём не получится. Александр не простолюдин, но и не граф или герцог, а виконтов, каким был настоящий Огюст де Бриан, во Франции полно, наверное – не одна сотня. И допущены к королевской особе могут быть очень немногие, если монарх соблаговолит.

Приняв решение, утром следующего дня покинул Гент. Дорога вела его через графство Вермандуа. За два дня он добрался до столицы графства, города Амьен. Что удивило, слева и справа от дороги видел не один десяток ветряных мельниц. На Руси они тоже были не диковина, но не в таком количестве. Наверное, было что молоть, урожаи зерновых на благодатных почвах выше, чем на суглинках родины.

В Амьене Александр застрял на неделю. Вечером въехал на постоялый двор, ушёл спать, а утром проснулся от громких возгласов, потом раздался шум драки. В коридор не вышел, не его дело. А спустился в трапезную, а там несколько рыцарей пируют. Лица помятые, с синяками. Один из рыцарей к Саше присмотрелся:

– Лицо мне твоё знакомо, брат. Ты не из Тулузы?

– Ошибаешься, брат. Если мы могли встретиться, так на Святой земле.

– Точно! Ты в Акре воевал.

– Было дело.

– Назовись.

– Виконт Огюст де Бриан, – кивнул Саша.

– Иди к нам, раздели стол. Хозяин, кувшин вина, лучшего бургундского! И не вздумай разбавить, прохиндей.

Рыцари уже навеселе, и, похоже, загул со вчерашнего дня, судя по лицам. Не хотелось Александру присоединяться к хмельной компании – помнил он попойку после рыцарского турнира, а пришлось, иначе – обида. Да и поговорить хотелось, выяснить ситуацию внутри ордена. Саша хотел поесть и ехать дальше. А посиделки перешли в пьянку. Рыцари вспоминали места боёв, схватки, женщин. Выпито уже было много, а еды никакой. Ладно, торопиться ему некуда, но ведь никакой полезной информации не получил, одно хвастовство слышал. Понятно, не выехал в тот день, не то состояние. Так и на другой день, и на третий всё повторилось. Платил, причём исправно, что для рыцарей нехарактерно, маркиз Пьер Галон. Саша понял, что, пока у Пьера в кошеле водятся деньги, пьянки будут ежедневные. Вечером, уже нетвёрдо стоя на ногах, расплатился за постой, набросил на лошадь седло и повёл её в поводу на другой постоялый двор. Он надеялся выспаться, и утром в путь.

Глава 2

Полезные знакомства

Утром в трапезной за завтраком Александр увидел ещё одного рыцаря. Не поприветствовать брата по ордену неприлично. Подошёл, поздоровался.

– День добрый, брат!

– Храни тебя Пресвятая Дева Мария! Садись со мной, раздели трапезу.

Саша уселся за стол, заказал тушёное мясо с овощами. Оба рыцаря за едой не разговаривали. Незнакомец запил еду кружкой вина, поднялся.

– Удачи, брат.

Александр собрал скромные пожитки, оседлал лошадь и выехал из города. Через четверть часа его догнал незнакомец, с которым вместе завтракали, пристроился рядом.

– Меня звать Гуго Дампьер, – представился рыцарь.

– Огюст де Бриан, – кивнул Александр.

– Куда направляешься?

– В Париж, в Тампль.

В предместье Парижа, в замке Тампль располагалась резиденция Великого магистра ордена тамплиеров Жака де Моле, двадцать третьего по счёту магистра ордена и, как показала история, последнего.

– Да? Там только приор Жоффруа де Шарнэ. Если тебе сам магистр нужен, он сейчас в Лимасоле, на Кипре.

Александр охнул. От Парижа Кипр далеко.

– Чего приуныл? Доберись до острова, магистр сейчас занят подготовкой нового Крестового похода, на острове Руад формирует постоянный гарнизон. Если был в тех краях, должен знать, что Руад в нескольких лье от побережья, хороший плацдарм накопить силы.

– Я воевал на Святой земле, в Акре.

– О! Я еду в Париж по делам, два-три дня, и потом на Кипр. Если не торопишься, можем ехать вместе, всё веселее.

– Согласен.

Саша несколько лет не был во Франции, не воевал под орденскими знамёнами, за это время ситуация изменилась.

В 1291 году, когда крестоносцы потеряли последний оплот – Акру, большая их часть перебралась кораблями на остров Кипр, где магистр устроил штаб-квартиру ордена, полагая, что папа римский и монархи скоро объявят новый Крестовый поход. Немногие рыцари и слуги, кому не досталось места на кораблях, добрались на лодках и фелюках до острова Руад, ныне Арвад, стали укреплять старую полуразрушенную крепость. У мамлюков флота в то время не было, да и маленький остров не представлял угрозы. Магистр Моле выехал в Европу, где находился с 1293 по 1296 год. Посетил папу и монархов Франции, Испании, Португалии, Англии, Священной Римской империи, убеждая их выделить деньги и воинов для освобождения Иерусалима. Но папа и монархи медлили, Франция и Англия вели между собой вялотекущие войны и посылать воинов не хотели. Жак де Моле вёл переговоры даже с ханом Газаном, ставленником Золотой Орды в Персии и Армении. Тот пообещал выделить войско в шестьдесят тысяч сабель и даже вошёл на северные земли Сирии. Его воины занялись грабежами, а потом и вовсе ушли. Ставка на союзников-монголов провалилась.

6
{"b":"614961","o":1}