ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

"Ваятели и Зодчие, Поэты…"

Ваятели и Зодчие, Поэты
Въявь Музы Петербурга воссоздали,
И благозвучны камни зданий стали,
Наполнились гармонией проспекты!

Вёрстки

Светлой памяти народной артистки планеты Е. В. Образцовой

Зелёные мечты разговорить
Под небом бирюзовым с облаками
Вдоль чёрного шоссе, чей черновик
Разъездами исчиркан, как стихами
О драмах, здравомыслию подстать…
Но гении – в плену предназначений:
Свет божий в наших душах возверстать,
Даруя жизни перевоплощений!..
Стреми, шоссе, – влеки, шоссе – за край,
За облако, к вершинам и пределам,
Альбом оваций взору открывай,
Листай Державы, храмы Мельпомены!..
Движение не слышит жаль тоски,
Всё ж полнят сердце жалобы и муки, —
Спасают Музы… музыка… стихи…
И с ними разум высветил науки!
С рождения стремится детвора
Взамен муштры соперничать незримо,
Творцам приуготована игра
Ума, воображения и ритма!
Семь нот, семь центров чарам красоты
И радуге энергии и славы, —
Но рядом, здесь, – не будет и версты,
На ключ где встанет вёрстка жизни самой…

На окраине города

На окраине города
Вне центральных соблазнов
Небрежения гордого
Нет в помине, и праздно
Бродят вместе и порознь
Нарочитая скромность
И стеснительность, строгость
Только кажется грозной…
Над проспектами свежими,
Под интимным закатом
Быль прозрачна и: «Где же мы?..» —
Птички пали пернато.
А деревья послушно
Разбрелись за ветрами,
Чьи суждения сушат
Над балконами прямо.
Но под взглядами запросто
(С одинокостью рядом)
Прошагать мимо «братского»
Одинокого взгляда.
Здесь – на фоне приветном,
Боль не распознавая,
Поскользнуться и: «Где это?..» —
Вознестись, обнимаясь
С первым встречным, проворье
Обобщив, приземляться,
Чуть приподнятой бровью
Удивить?.. Удивляться!
Как же можно так здорово
На простор опереться
На окраине города,
У излучины сердца…

На стрелке Васильевского острова

Во мне животворили тишина,
спокойствие и лёгкость духа…
Я ощутил, как начал нисходить
к Неве вдоль полукруга скверика на Стрелке,
что с каждым шагом обретаю
и равновесие, и силы
тем очевиднее, как за спиной
трамваи с резким стуком
расхлопывали двери, обретая пассажиров…
Я одиночества желал себе,
и удалялся я от городского шума,
и забывал, что город существует.
Со мной Невы ограда к воде спускалась,
Мы остановились у шара каменного,
скатившегося по гранитной огороже,
казалось, здесь замедлившего, ратерявшись, —
продолжить ли стремление к воде…
И он остановился вдруг, объятый восхищением,
как будто бы одна из точек двоеточия прожекта Стрелки,
извечно выражая изменчивость времён, людей, событий…
Сегодня зима была, и крепость
виднелась ближе и таинственней.
Всё было как на ладони, близко и любимо, —
рыбак, колдующий над лункой,
тропинка среди льда
и остров, прозванный Весёлым, —
волшебная шкатулка в детской книжке…
Я подниматься стал вблизи перил гранитных,
и город встретил грохотом трамваев,
шумом площади, движением людей
среди забот, любви и вдохновенья…
1967 г.

Астральная осень

А. Мясникову, писателю

Пригласи меня к себе
Сентябрём на два денька
В дом, где крыша – из небес,
Стены – даль березняка.
$$$$$На фундаменте-земле
$$$$$Отыщи полы из мха, —
$$$$$Вольный ветер бы сумел
$$$$$Встречу сладить на коврах
Разосененно-цветных
У опушки, близ костра:
Куст орешника! – Вдохни!
Ах, чтоб ты не догорал!
$$$$$Чтоб могла твоя краса,
$$$$$Утишая мысли в нас,
$$$$$Чрез открытые сердца
$$$$$Веять чувством космоса…
Золотым перстом судьбы
Кроны древ перелистав,
Ясным днём в лесную быль
«Проявляется» астрал.
$$$$$Медитационный ритм…
$$$$$Концентрация на луч…
$$$$$«Воспарим» в блестящий мир!
$$$$$Но «в себя» вернёмся, чур!..
Запах листьев, хвои хмель
На десерт попросим мы,
Поосеним, слышь, земель,
Мы с тобой поосиним…

С книгой О. Мандельштама

Он не для зрения… Для души,
Которой трудно в мирской глуши,
В глуши, дремучей, чем век двадцатый
Среди атомов…
Углы препятствий – в главу утех,
Пусть жизнь даётся из всех, из всех
Трагичнее, но на каждый лист
Неистощимый ложится стих!
Он манит выше, чем твой полёт,
Раздвинет дали – за горизонт,
Низвергнет в логово адских мук,
Молитвы слаще последний звук.
Где вне сомнений и ложь, и страх,
Неузнаваем и правды храм…
В его невинности свет комет:
Тьму озарить и взыскать запрет
Среди людей, как среди богов,
Вычерчивать из нетленных слов
Путь свой!.. Из глуши земной,
Заброшенной в звёздный рой,
Выселиться, так всей душой!..
8
{"b":"615437","o":1}