ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ремонт
Час Презрения
Книга Лазаря
Просто Космос. Практикум по Agile-жизни, наполненной смыслом и энергией
Доктор Евгений Божьев советует. Зарядка на каждый день
США. Все тонкости
Слово Ишты
Добровольно проклятые
Пандора. Карантин

Бегущий по рельсам

Он с большой скоростью почти летел по железнодорожному пути в сторону восходящего солнца. Именно так, с Запада на Восток. Правда, небесное светило уже давно находилось в зените. Почему же так спешил торопыга? Наверное, потому что был совершенно голый. В какой-то степени, вероятно, и стыдился своей наготы. Не имелось на его могучем теле ни майки, ни трусов, даже, извините, был не при галстуке…

Но все, кто видел его вблизи и даже издали, старались не замечать этой наготы и, может быть, подсознательно оправдывали такое вот поведение нудиста. Впрочем, наверное, каждый бы нашёл его действиям и поступкам оправдание. Почему? Да по той простой причине, что это был не человек и даже не бродячий кот, а пассажирский поезд сообщением «Москва – Владивосток».

Как все железнодорожные экспрессы, он был честен и открыт перед людьми и такими же поездами, как и сам. По многим причинам ему не довелось вступить в партию лжецов и проходимцев. Самая основная из них – его извечная нагота. Любому понятно ведь, что голый никогда не солжёт. Ему нечего скрывать, да и терять, поэтому он скажет только то, о чём думает, то есть правду.

Возможно, многим из нас, особенно тем, кто уже поставил себе памятник при жизни, стоит многому учиться именно у поезда. Не обязательно, пассажирского, можно даже и у товарного. На крайний случай подойдёт и такой вариант.

Над пассажирским поездом, который опрометчиво стремился не из пункта «А» в пункт «Б», а конкретно, из Москвы во Владивосток, висел бескрайний летний день. Он, пыталась своей душной массой приплюснуть состав к земле, но тщетно. Скорый поезд был юркий, как мышь, он убегал на восток, в предстоящий вечер, ночь и, в новое завтрашнее утро. Но этот июльский день был каким-то своеобразным, с повадками ночи. Он, как бы, издевался над пассажирским поездом, вероятно, надеясь на то, что он заблудится не во тьме, а в его ярком свете.

Но ведь наивно так полагать потому, что тому, кто стремиться к намеченной цели по укатанным рельсам, не страшно ничего.

Любой поезд, даже очень честный и правдивый, прекрасно знает и понимает, что резко поворачивать в сторону не следует. Только мчись себе и мчись, куда положено. Когда рельсовый путь делает зигзаг, то и железнодорожный состав тут король или, в крайнем случае, президент сложившейся ситуации. Посмотрите, полюбуйтесь, он, как рыба в воде! Поворачивает и влево, и вправо. Но мало кто подозревает и догадывается, точнее, задумывается над тем, что ему так приказано делать. Для него такие вот «зигзаги» любезно были запланированы или предоставлены ещё в оные времена. Чья-то руководящая роль сказалась даже на движении железнодорожного состава.

Да ведь и приятно, и светло на душах у наивных пассажиров от такого вот существующего уклада. Они с полной и наивной уверенностью не сомневаются в том, что держат путь именно туда, куда им надо. Фантазёры! Они вбили себе в головы, что кто-то и где-то их с нетерпением ждёт. Зачастую, это блеф. Ну, да бог с ними. Тем более, что всё больше и больше людей на планете рождается людей яс явными признаками наследственной мании величия.

Но если мы заявим всему миру, что уже давно и никто, нигде и никого не ждёт, то ведь тоже будем не совсем правы. Одним словом, выберем, так называемую, золотую середину. Едут себе, так и пусть…

В любую погоду, в дождь или снег, не сможет поезд соскочить с железнодорожного полотна и выбраться даже на обычную шоссейную дорогу, сказав автомобилям всех мастей и скоростей: «А, ну-ка, ребята, кыш!». В принципе, он, конечно, может, попытаться… Но тогда такое самоуправство будет называться крушением и обернётся большой бедой для тех, кто находится в вагонах. Не просто находится, а едет… с полным и наивным доверием к тому, кто ведёт состав.

Поэтому все эти странные и неуёмные представления о некой самостоятельности поездов – полный нонсенс. А тому, кто чётко знает, откуда он направляется и куда, даже если данный господин или товарищ не является паровозом или, на крайний случай, дрезиной, а всего лишь, человек, гораздо проще существовать в чётко ограниченном пространстве, мчаться вперёд по заранее подготовленному для него и таких же лохов, как он, пути.

Данная дорога, господа и товарищи, не на годы, а на века. Но едущему пассажирскому составу по надёжному и обкатанному пути, ничего не страшно. Он даже тёмной ночи может сказать: «Да пошла ты!». Но не скажет, потому что очень и очень осторожен. А каким ещё должен быть тот субъект, который повторят чей-то путь, причём, выдавая его за свой собственный? Такой гражданин не станет конфликтовать ни с ночью, ни с днём, ни с путейским рабочим… Если, конечно, тот, по пьяной лавочке, не ляжет на рельсы. Но чаще всего, разумный человек не поступает так. Ведь он – не Анна Каренина…

Правда, он может пообещать, сказать принародно, что если, мол, наша жизнь не покатиться в самую лучшую сторону, то он лично ляжет на рельсы. Обязательно и непременно. А ведь он врал… беспредельно. Причина проста. На нём было много одежды, причём, роскошной. А снял бы её, прямо у трибуны, возможно, что-то бы и понял. Постарался, чтобы не оказаться под колёсами поезда, на самом деле, потрудиться на благо не американского или там… какого-нибудь западноевропейского народа, а ради нашего… российского.

Одним словом, всюду обман… Впрочем, есть ведь и честные, и порядочные люди. В особенности в тот момент они становятся правдивыми и открытыми, когда снимают с себя всю одежду для того, чтобы научиться никогда и никому не лгать. Надо полагать, что им подобных, гораздо больше, чем негодяев. Но вот они, большая и основная часть человечества, зачастую и находится в тени…

Потому и неверие одолевает иных. Но уж позвольте! Позвольте, господа! Давайте верить и жить. В самое святое, в самое сокровенное… Хотя бы в то, что некоторые господа, активно льющие грязь на Россию и весело пляшущие под звуки заокеанского банджо, самостоятельно придут к единственному правильному для них решению. Какому? Конечно же, лечь под поезд. Особенно, это касается тех новоиспечённых бояр да князей, которые отбирали у обездоленных последнее и продолжают это делать…

Понятно, они не уважают мужиков, привыкших держать в крепких руках не только балалайки, но и острые и тяжёлые топоры. А это значит, что им, узурпаторам, потребуется помощь и поддержка… Ведь назрело же время искупления вселенской вины для уцелевших «крокодилов». Пора им, хоть как-то, исправить ошибку одного из главных разбойников разрушенного Советского Союза и вместо него нырнуть под поезд, очаровываясь ритмичным стуком колёс веселых зелёных вагонов.

Так что, будем верить в самое доброе и радужные перемены. А там, как получиться. Скорей всего, получиться. Если не целиком и полностью, то фрагментами… и не у всех, у некоторых, у избранных. Но мы тоже ведь не лыком шиты. Должны и мы, «простые» люди, надеяться на то, что и на нашей улице будет пень гореть. Ярким пламенем.

Впрочем, не стоит, как говориться, ломать черепные коробки и давать советы «рулевым». Ни к чему уже… Да и такой возможности нет. Но имеется другая: просто сесть в скорый поезд и совершить увлекательное путешествие, к примеру, сообщением «Москва-Владивосток».

…Итак, владыкой над грешным миром, с его естественными потребностями и желаниями, был душный летний день. В самом расцвете, в первой его половине. В четырёхместном купе скорого поезда, который направлялся из Москвы во Владивосток, почти никто не спал, как это обычно принято в дневные часы у пассажиров на железнодорожных колёсах.

В четырёхместном купе под номером семь тоже бодрствовали. Двое. Мужчина и женщина. О ней чуть позже. Лучше уже сразу обратить внимание на самого главного героя. Он, вполне, заслуживает этого, да и, в целом, уважения и понимания. Причём, не только со стороны читателей…

Может быть, от скуки, терпеливо разгадывал кроссворд моложавого вида военный пенсионер, майор в отставке Аркадий Дмитриевич Палахов. Около сорока лет от роду. Он даже не столько занимался кроссвордом, сколько постоянно погружался в воспоминания о своей не очень-то путёвой, ещё доармейской юности.

1
{"b":"616818","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как наладить сон ребенка. Важные знания, практические советы, сонные сказки
#Твой любимый инстаграм
Хаос и симметрия. От Уайльда до наших дней
Леонхард фон Линдендорф. Граф
Малыш Гури. Книга шестая. Часть третья. Виват, император…
Темный мир. Забытые боги
ДНК и её человек
Жениться за 30 дней, или Замуж по-быстрому
Марш анонимов. Книга 1. Крестопереносец