ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Почему мы не умеем любить?
Мой дорогой Коул
Придворный. Гоф-медик
Человек из дома напротив
Человек, стрелявший ядом. История одного шпиона времен холодной войны
Slow Beauty. Повседневные ритуалы и рецепты для осознанной красоты
Друг государства. Гении и бездарности, изменившие ход истории. Предисловие Дмитрий GOBLIN Пучков
Аристономия
Лед

========== – ==========

— Выходи биться, чудище смердливое, некромант проклятущий, нежить проклятая! Чтоб у тебя руки отсохли, коими ты господина нашего Ардана в свое логово тащил!

Освальд, лениво поглаживающий своего ручного паука Гришу одной рукой, а второй перелистывающий страницы огромного пыльного фолианта, обтянутого человеческой кожей, перевел взгляд на Ардана, с улыбкой наблюдающего за плавающими в маленьком аквариуме пираньями, и, будто нехотя, поинтересовался:

— А кто это там орет за окном?

— Так рыцарь. Спасать меня явился из плена злобного некроманта. — Ардан насмешливо фыркнул, показывая свое отношение к происходящему.

— Это ещё кого спасать надо, — буркнул Освальд, наблюдая, как Ардан безбоязненно сует руку в аквариум с кровожадными рыбками, которые обгладывать конечность не спешили, зная, что ее придурковатый хозяин вполне себе может укусить в ответ.

— М-м-м?

— Люблю, говорю, тебя, сил никаких нет, — поспешно исправился Освальд. — А спаситель несчастных некромантских узников так орет, что опять твои ромашки в саду все повянут, расстраиваться будешь.

Любовь Ардана к ромашкам не поддавалась логическому объяснению, но была столь велика, что Освальду на какие только ухищрения ни пришлось идти, чтоб соорудить перед замком клумбу с цветами. Растущие на проклятой земле белые цветочки, прочно ассоциирующиеся у народа с чистотой и невинностью, выглядели несколько издевательски, но Освальду это даже нравилось, не говоря уж об Ардане, маниакально каждый раз пересчитывающем количество цветов и иногда позволявшем себе сорвать цветочек-другой, чтобы погадать на «любит-не любит». Как будто это и так не было очевидно.

Ардан, ужаснувшись перспективе остаться без своей обожаемой клумбы, высунулся наполовину из окна и рявкнул:

— А ну кончай орать, придурок!

Рыцарь, похоже, и впрямь особым умом не отличался. Увидев своего господина живым, здоровым и рассерженным, бухнулся на колени и заорал:

— Господин Ардан! Бегите! Я спасу Вас! У меня есть заговоренный меч!

— Зато нет мозгов, — буркнул Освальд. Гриша, напуганный воплями, заполз некроманту на голову.

— Я спасу Вас! — продолжал экзальтированно выть рыцарь.

— Измельчали нынче, Гришенька, рыцари, — печально посетовал некромант. — Все как на подбор головой нездоровые.

— От кого ты меня спасать собрался, идиот? — окончательно рассвирепел Ардан.

— От некроманта проклятущего! — охотно подсказал рыцарь.

— Тебя что, мама в детстве из люльки уронила? Я за ним уже три года как замужем!

Рыцарь заткнулся, а некромант горделиво приосанился. Гриша, заметив на окне муху, оживился и живо пополз к будущему обеду.

— Достали спасатели! — бурчал недовольно Ардан. — Недели спокойно прожить нельзя. Дождутся у меня, сволочи, я на них Роальда спущу!

— Моего любимого боевого зомби на растерзание этим чудовищам в латах?! Не отдам!

— Зато он поест!

— Он консервы не любит!

— Освальд, а где Гриша?

Некромант огляделся, но любимого паука нигде не обнаружил.

Рыцарь за окном начал как-то странно дергаться и подвывать.

— Ну, это ничего, Гриша все равно ведь не ядовитый, — с сомнением проговорил Ардан. — Меня кусал — и ничего.

— Это не показатель, — вздохнул Освальд, мельком подумавший о том, что если бы его обожаемый муж и не менее обожаемый паук одновременно друг друга укусили, ещё неизвестно, кто первым бы сдох.

— Гляди-гляди, у него пена изо рта пошла! — Ардан шлепнулся к некроманту на коленки и с любопытством уставился в окно.

Освальд вздохнул тяжело, чмокнул мужа в светлую макушку и поспешил нерадивому рыцарю на помощь. Неоправданную жестокость некромант не переносил.

***

— Может, хоть судачить перестанут и всякую ерунду придумывать, — рассуждал Ардан. — Может, начнут говорить, что, мол, вон какой некромант благородный, рыцаря от смертельных ран вылечил. А то, что он после этого лечения немножко зеленоват, так это ничего. Может, пройдет ещё.

— Балаболка, — беззлобно проворчал Освальд.

— А я сегодня в лаборатории твоей был.

— За что? В смысле, зачем?

— Мне было интересно, чем ты занимаешься.

— Можно было просто спросить, — пробурчал Освальд, но втайне остался очень доволен. До появления в его жизни Ардана он и не знал, что кому-то может быть в принципе интересен и что кто-то будет восхищаться его работой. — Надеюсь, ты ничего там не трогал?

— Нет, — как-то слишком быстро ответил Ардан, но под взглядом некроманта стушевался: — Оно само разбилось, честное слово! Да там и взрыв-то был совсем маленький!

— Взрыв? — Освальд схватил Гришу и начал нервно его гладить. Паука ему на первом году супружеской жизни подарил Ардан, застенчиво сказав, что где-то слышал, что домашние любимцы помогают снимать стресс. Стресса в жизни Освальда и на десяток пауков хватило бы.

— Я ж говорю, маленький. Башню-то недели за две и отстроить заново можно. И вообще, я тебя люблю! Очень-очень!

— Что ещё? — мигом насторожился некромант. Не то чтобы Ардан никогда не признавался ему в любви, но он обычно делал это в более интимной обстановке. Чаще всего в постели.

— С чего ты взял? — неубедительно заюлил Ардан, подходя ближе.

Вместо ответа Освальд прижал к себе мужа и поцеловал. Ардан застонал, с энтузиазмом отвечая на поцелуй, и как-то умудрился за пару минут освободить от одежды и себя, и Освальда.

Гриша, если б мог, закатил все свои восемь глаз. Хозяева у него были теми ещё извращенцами.

***

— Освальд?

— М-м-м?

— Ты спишь?

— Ночью? Нет, как ты мог такое предположить даже.

— Это насчет лаборатории.

Сон с некроманта слетел мгновенно:

— Что?

— Да не переживай ты так! — Ардан успокаивающе погладил Освальда по руке. — Просто там теперь что-то живет. И, кажется, это теперь его лаборатория.

— В каком смысле «что-то»? — похолодел некромант.

— Ну, оно такое волосатое, фиолетовое, клыкастое и, кажется, плюется кислотой.

Глаза у Ардана подозрительно засверкали.

— То есть уничтожить ты мне это не дашь, — констатировал очевидное Освальд.

— Конечно нет. Оно же почти как котеночек, я всегда хотел! А я тебя люблю!

Освальд накрылся одеялом с головой и уже оттуда пробурчал:

— Я тебя тоже.

1
{"b":"617408","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Попадать, так с музыкой
Победи прокрастинацию! Как перестать откладывать дела на завтра
Как убедить, когда вас не слышат
Кайноzой
Как смотреть кино
Эльфика. Простые вещи. Уютные сказки о чудесах, которые рядом
#В постели с твоим мужем. Записки любовницы. Женам читать обязательно!
Как найти королеву Академии?
400 узоров