ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Идея ежегодно отправлять в Средиземное море российскую эскадру в составе пяти кораблей и нескольких фрегатов принадлежала императрице Екатерине. Это давало возможность русским морякам, с одной стороны, совершенствовать свою профессиональную выучку и знакомиться с чужими краями, а с другой – приучало иностранные державы к плаванию российских флотов по океану и Средиземному морю, «причем Балтийский флот подавал, так сказать, руку Черноморскому флоту»[14]. Наряду с этим рассматривалась возможность получить промежуточный пункт между Балтийским и Черным морями, куда могли бы приставать русские корабли для ремонта и отдыха экипажей.

Первый опыт морского плавания, по словам Павла, был для него «не особенно заманчив, ибо по выходе из Кронштадтского порта мы вытерпели жестокую бурю, ознакомившую меня с морской болезнью. Помню, что мне было очень худо… Отец говорил мне, он лишь после 25 лет привык к морю»[15].

Плавание в Средиземное море оказалось нелегким. Уже на Балтике, как отмечалось выше, корабли попали в жестокий шторм и получили повреждения такелажа. Затем были в начале августа обычные для таких походов остановки в Дании, в Копенгагенском рейде, и в английском порту Диль.

Вид чужих стран поразил Павла. Наибольшее впечатление произвела Англия и пробудила у него желание путешествовать. Позднее он писал в своих воспоминаниях: «Англия произвела на меня особенно сильное впечатление, хотя впоследствии остановки эскадры лишь в дюнах я мог видеть только гавань Диль и окрестности. Однако же любовь к опрятности и к порядку, царящая там, сравнительно с городами других стран, навсегда сохранилась в моей памяти, вместе с желанием туда возвратиться»[16].

В штормовом Бискайском заливе линейный корабль «Царь Константин» из эскадры Чичагова потерял управление из-за поломки руля, и в течение 14 часов его носило по воле волн. Во время следующей остановки на рейде Лиссабона эскадру Чичагова ждало новое несчастье. Вот что написал по этому поводу сам Павел в своих воспоминаниях: «…На кораблях ехало большое число гардемаринов: их было от пятнадцати до двадцати человек на каждом. Однажды в какой-то высокоторжественный день в Лиссабоне отправили с адмиральского корабля десять или двенадцать человек этих учеников с их наставником, чтобы они могли присутствовать на празднике. Ветер был довольно свежий, и при их переезде от эскадры до гавани они повстречались с португальской лодкой, плывшей на них на всех парусах; посторониться от нее они не могли, и их лодка получила такой сильный толчок, что тотчас же затонула. Все ученики, без исключения, погибли, равно как и большая часть экипажа. Лютость португальских матросов при этом случае дошла до того, что, когда русские матросы, умевшие плавать, делали усилия, чтобы взобраться на их лодку, эти дикари отталкивали их ударами ножей. Адмирал принес жалобу на это зверское обхождение, и русский министр, находившийся тогда в Лиссабоне, требовал наказания виновных; но все его старания ни к чему не привели, ибо утверждали, что будто бы никогда не могли доискаться, что это была за лодка, причинившая такое бедствие. Несколько дней занимались вылавливанием трупов этих бедных молодых людей, которых переносили на корабль, причем вид их каждый раз возобновлял в нас чувства живейшей скорби»[17].

4 (15) октября 1782 года эскадра вице-адмирала В.Я. Чичагова покинула Лиссабон, а в начале ноября прибыла в Ливорно. Два корабля эскадры, получившие повреждения во время плавания, были направлены в Порто-Ферайо (остров Эльба) для ремонта. Остальные корабли, кроме одного, отплывшего в Неаполь, стали на стоянку в порту Ливорно. Многие капитаны и офицеры эскадры получили разрешение посетить города Италии. Павел оставался при отце, который не мог отлучаться из Ливорно надолго, и поэтому вместе с ним смог побывать лишь в городах поблизости от Ливорно – во Флоренции, Пизе, Карарре и Массе. Из достопримечательностей Ливорно Павел особо отметил посещение местного театра, в труппе которого были известные по тем временам певцы (например, тенор Анцани). В своих воспоминаниях Павел пишет, что в театре были также «очень хорошие и прелестные актрисы», в одну из которых он влюбился. «Моя страсть только повергла меня в самое плачевное положение в течение многих недель: я не мог более ни пить, ни есть, ни спать. Не понимаю, как я не умер и как от моей страсти исцелился. Это было нечто вроде морской болезни, которая прошла без найденного против нее лекарства»[18].

Месяцы пребывания в Ливорно были потрачены на учебные занятия, туризм и разнообразные светские мероприятия, включая приемы коронованных особ и других высокопоставленных гостей.

Следует отметить, что, исполняя обязанности адъютанта, Павел отлично зарекомендовал себя в этом походе. Во время плавания до Ливорно и обратно корабль «Царь Константин», на котором находился Павел, заходил в Копенгаген, английский порт Диль и Лиссабон. Но, как уже отмечалось, именно Англия произвела на него самое неизгладимое впечатление.

В 1783 году Павел ходил с отцом по Средиземному морю на корабле «Царь Константин», 21 мая (2 июня) 1784 года эскадра В.Я. Чичагова вернулась в Кронштадт. В первом своем путешествии в чужие края Павел заметил, сколь мало еще в России благоустройства, и в особенности во флоте. Он захотел во что бы то ни стало учиться, чтобы привезти в Отечество необходимые познания.

В 1783 году Павел получил после экзамена чин лейтенанта флота. В апреле 1787 года он был произведен в капитан-лейтенанты и назначен старшим офицером на линейный корабль «Иезекииль».

В 1787 году П.Чичагов на корабле «Иезекииль» участвовал в походе отряда контр-адмирала Т.Г. Козлянинова к острову Борнхольм, находящемуся в юго-западной части Балтийского моря.

Павел Чичагов стал к этому времени генералс-адъютантом при своем отце-адмирале в Петербурге.

III. Русско-шведская война. Становление боевого офицера

В 1787 году началась Русско-турецкая война (1787–1791), в ходе которой Турция намеревалась вернуть Крым Османской империи. Основные силы русской армии были сосредоточены на юге России. Из кораблей Балтийского флота была сформирована Средиземноморская эскадра С.К. Грейга. На адмирала В.Я. Чичагова была возложена задача оборонять берега Балтики с оставшимися небольшими силами Балтийского флота. Англия и Пруссия, опасавшиеся усиления России, попытались втянуть в войну с ней Швецию. В свою очередь, шведский король Густав III решил воспользоваться тем, что основные силы русской армии воевали на юге, и вернуть земли, отошедшие к России по Ништадтскому и Абоскому договорам. Летом 1788 года шведский король выслал русского посла из Стокгольма и предъявил ультиматум Екатерине II. Шведы вторглись в русскую часть Финляндии, захватили два русских фрегата, крейсировавших в Финском заливе. Вернувшийся из средиземноморского похода Грейг вскоре умер, и на его должность командующего Балтийским флотом императрица Екатерина назначила адмирала В.Я. Чичагова.

3 (14) апреля 1789 года Павел Чичагов был произведен в капитаны 2-го ранга и в качестве командира флагманского корабля «Ростислав» крейсировал с флотом в Балтийском море. На «Ростиславе» находился со своим штабом его отец, адмирал В.Я. Чичагов.

Павел Чичагов стал признанным боевым офицером, отличившимся в трех важнейших сражениях со шведами – Эландском, Ревельском и Выборгском.

Сражение у острова Эланд, расположенного в Балтийском море у южного побережья Швеции, произошло 15 (26) июля 1789 года. Адмирал В.Я. Чичагов с 20 кораблями крейсировал в этом районе Балтийского моря, чтобы встретить и сопроводить в свои гавани отряд вице-адмирала Т.Г. Козлянинова (9 линейных кораблей и 4 фрегата), шедший из Копенгагена.

вернуться

14

Чичагов П.В. Записки. С. 153.

вернуться

15

Чичагов П.В. Записки. С. 153–154.

вернуться

16

Там же. С. 153.

вернуться

17

Чичагов П.В. Записки. С. 155.

вернуться

18

Там же. С. 159.

2
{"b":"617609","o":1}