ЛитМир - Электронная Библиотека

- Только что говорил с ним на насыпи, - отозвался Миппс, споро пересекая зал и выкрикивая имя миссис Уоггеттс.

- Чего вы хотите? - поинтересовалась сия добрая хозяйка, выплывая из кухни с чайничком в руках. Чай был той роскошью, которой она позволяла себе побаловаться.

- Слово, - обронил причетник, втолкнул ее назад на кухню и затворил за собой дверь.

- Да какое же? - встревоженно спросила хозяйка.

- Сколько времени? - перебил ее Миппс.

- Без пятнадцати четыре, - ответила миссис Уоггеттс, бледнея.

- Славно, - одобрил причетник. - Школа закроется через минуту две, поэтому пошлите-ка туда Имоджен, и пускай она попросит, чтобы мистер Рэш живо шел сюда, как только запрет дверь. Хотя нет, - задумчиво добавил он. - Я позабыл. Она нравится Рэшу, и они наверняка задержатся... Пошлите вашего мальчика на побегушках, юного Джерка.

- Джерк сейчас как раз в школе, - заметила миссис Уоггеттс.

- Тогда идите вы, - парировал причетник.

- Нет, - хозяйка заколебалась. - Ладно, я пошлю девчонку. Она терпеть не может Рэша, потому задерживаться не будет. А пока ее нет, я заварю вам чашечку хорошего чая.

- Выкиньте его к дьяволу, - ощерился причетник. - Вы его так хлебаете, что можно подумать, что вы когда-то были сиятельной герцогиней. Когда я вобью вам в голову, что чай - это роскошь? Напиток, который пьют, чтоб пропотеть! Вы, наверное, и понятия не имеете, какую кучу денег он стоит!

- Перестаньте, - захихикала хозяйка, - Нам-то что до этого, мистер Миппс? Мы его не тем путем получаем.

- Понятия не имею, о чем вы толкуете, - рявкнул подозрительный причетник. - Но я бы очень хотел, чтобы вы научились держать свой рот закрытым! Если вы будете открывать его больше, чем надо, ваш язык-метелка нас до виселицы доведет.

- Так что же случилось? - простонала хозяйка.

- Да вы сделаете наконец, что я вас прошу? - завопил причетник.

- Господи Боже! - воскликнула миссис Уоггеттс, в волнении уронила драгоценный чайничек и вихрем выбежала через заднюю дверь в сторону школу. Миппс поднял чайник и поставил на стол, затем зажег коротенькую глиняную трубку и принялся ждать у окна.

Деннис Кобтри сидел у стойки, с трудом продираясь сквозь книгу на латыни, раскрытую у него на коленях. С другой стороны стойки за ним следила Имоджен.

О, эта Имоджен! Она была высокой, худенькой, диковатой, одевалась как рыбачка в грубую коричневую юбку и черную рубаху с короткими рукавами и не носила ни чулок, ни туфель. Родителей у нее не было; ее отец - не кто иной, как сам печально известный пират Клегг - был повешен в городке Рай, повешен на глазах у толпы солдатами за убийство. Что касается матери... Что ж, никто не знал, кем была ее мать; Клегг вел разгульную и бродячую жизнь. Точно было одно - эта женщина должна была быть южанкой, если судить по фигуре и ладной посадке головы этой девушки; вероятно, она была родом с островов в Южных морях. Имоджен была любимицей у всех местных мужчин, за свой милый облик и за неиссякаемую храбрость, когда выходила в море: она любила водную стихию и была прекрасна в лодке - ее темные глаза сверкали, волосы трепал ветер, а юная грудь вздымалась от волнения, когда приходилось бороться с волнами.

Деннис нравился ей, потому что он вел себя с ней мило и, кроме того, умел ее рассмешить; он был таким забавным - и его привычки, и его благовоспитанность! Но все-таки больше всего ей нравилась в нем его робость.

Сейчас он робел оттого, что они остались наедине, и он чувствовал, что она смотрит на него. Потому-то он притворился, что погрузился в латынь, но Имоджен видела, что думает он вовсе не о науках.

- Не быстро вы делаете успехи, мистер Деннис, - заметила она.

Он взглянул на нее поверх книги и засмеялся.

- Нет, - ответил он, - боюсь, совсем не быстро. Я не очень люблю книги.

- А что вы любите? - она наклонилась над стойкой, опершись локтями на столешницу.

"Какая возможность сказать "вас"!" - подумал юноша, но слова никак не ложились ему на язык, и он только пробормотал:

- Да так, ничего особенного. Вот лошади мне нравятся. Да, я люблю кататься верхом.

- И все?

- Вроде все.

- Мистер Рэш, наш учитель, говорил мне, что тоже любит ездить верхом, - насмешливо сказала она, - но он и книги любит. Он читает очень быстро, гораздо быстрей вас.

- Но уж точно не на латыни, - возразил юный Деннис, багровея от ярости. Он терпеть не мог учителя, в котором видел возможного соперника в борьбе за благосклонность девушки. - А что до верховой езды, так он, конечно, в этом хорош, когда даже не может отличить кобылку от жеребчика. У него только белая кляча, и он трусит на ней со скоростью воды в сточной канаве - и это он называет верховой ездой! Посади дурака на лошадь, и он тут же окажется головой под ее копытами, еще до того, как всунет ноги в стремена. Он, кстати, вдобавок и трус. Я слышал, что он порет розгами только малышей. Еще бы! Если б у них была хоть капля разума, они бы взбунтовались и погнали бы его пинками через школьный двор.

- Как вы жестоки к учителю, мистер Деннис, - заметила Имоджен.

- Вам ведь он не нравится? - серьезно спросил юноша. - Он не может вам нравиться!

Но девчонка только рассмеялась, потому что в этот миг в зал вошла миссис Уоггеттс в сопровождении склоняемого на все лады джентльмена, а за ними плелся Джерк, мальчик на побегушках.

Джерри Джерк, хотя ему было всего двенадцать лет, обладал двумя прекраснейшими качествами: он всегда сохранял бодрость духа, а голова у него была похожа на грузило. За все время, проведенное в школе, он еще ни разу не отведал розог. Не то, чтобы он их не заслуживал, нет; истина заключалась в том, что мистер Рэш побаивался его. Однажды учитель сильно побил этого сорванца кулаками по голове, настолько сильно, что хлынула кровь. Однако она потекла вовсе не из головы господина Джерка, о нет! - из кулаков учителя. На это Джерри только разразился смехом и решительно заявил своим товарищам по школе, что станет палачом, когда вырастет, только лишь ради удовольствия подготовить для учителя виселицу. С тех самых пор к Джерри приклеилась кличка "Палач Джерк", и когда бы взгляд бледных, водянистых глаз светловолосого учителя не падал на него, мистер Рэш тут же представлял виселицу в десять футов высотой, где этот дьяволенок в образе мальчишки прилаживал петлю к его тощей шее.

Юный безобразник, следовавший по пятам учителя и нарочно наступавший ему на пятки при каждом шаге, тут же завладел стойкой, отодвинув Имоджен в сторону. Мистер Рэш, впустив в свой голос нотку сарказма, заметил, что он надеется, что не прервал приятной беседы, и ему крайне, крайне жаль, если все-таки так случилось, настолько жаль, что он даже не может выразить это словами.

На это Деннис ответил, что он всем сердцем разделяет сожаления учителя, но дверь-то открыта, поэтому он - учитель - может с легкостью выйти так же быстро, как и зашел. На это юный Джерк испустил смешок и согнулся за стойкой в три погибели от смеха.

В этот же миг их беседу неожиданно прервала голова мистера Миппса, показавшаяся из кухни и ядовито осведомившаяся, уж не собираются ли они заставить его ждать весь вечер.

- Конечно, нет, мистер Миппс, конечно, нет! - запротестовал учитель, а затем повернулся к Имоджен и сказал: - Мы нужны мистеру Миппсу прямо сейчас.

Деннис собрался было возразить, но Имоджен прошла мимо него и исчезла на кухне. За ней последовали миссис Уоггеттс и соломенноволосый мистер Рэш; последний плотно притворил за собой дверь.

Теперь Деннис оказался наедине с юным Джерком. Будущий палач уже угощался кружечкой рома и вежливо спросил, не желает ли сын сквайра к нему присоединиться, на что Деннис ответил кратким:

- Нет, я не пью.

- Нет? - переспросил двенадцатилетний мальчишка. - Стоит начать. Вот когда я все кумекаю, и мне плохо становится... ну, сами знаете, вроде когда наступает час, и я думаю, мол, вырасту висельником, а не вешателем, то всегда выпиваю кружечку рома. Ром - настоящий британский напиток, мистер Кобтри. Только ром дал нам лучших моряков и палачей.

3
{"b":"618898","o":1}