ЛитМир - Электронная Библиотека

Фриц Лейбер

Ночь волка

Джудит Мерил с искренней любовью (и волчьим завыванием)

Когда впервые примитивный человек с полным желудком, но с мыслью об убийстве и с берцовой костью в руке набросился на питекантропа, тот понял, что человек безумен.

А вот самому человеку потребовалось немало времени, чтобы это постичь.

Он скрывал это от себя, изобретая параноидальные идеи вроде существования Бога.

Он проводил время, строя пирамиды как из камня, так и из черепов. А еще он создавал соборы и катакомбы, больницы и водородные бомбы, подземные советы безопасности и города-укрытия, которые прятал еще глубже. Марс посмеивался.

Первым человеком, который оказался настолько глуп, что оставался на поверхности вместо того, чтобы перевезти свою растущую семью в город-укрытие, был Гастерсон. Исключительный грубиян и человеколюб, он писал романы о безумии. Он также мечтал о создании Лиги Здравомыслия, хотя никому об этом не рассказывал, кроме, может быть, Дейзи. Его можно назвать —

Одинокий волк

I

– Ну давай, Гасси, – благодушно подначивал Фэй, – кончай бродить по комнате, как медведь-шатун, и придумай лучше, над чем могла бы поработать моя группа изобретателей. Мне очень нравится приходить к вам с Дейзи в гости, но я не могу оставаться на поверхности всю ночь.

– Если ты психуешь, когда находишься вне укрытия, то больше сюда не являйся, – ответил ему Гастерсон, продолжая вышагивать. – Почему твоя команда сама не сообразит, что бы изобрести? Почему бы тебе самому не придумать? Ха! – В этом «Ха!» прозвучало триумфальное осуждение целого образа жизни

– Мы придумываем, – невозмутимо отозвался Фэй, – но свежая мысль иногда помогает.

– Еще бы! Фэй, воришка ты эдакий, могу поспорить, что кроме меня у тебя есть еще человек двадцать, из которых ты бесплатно выдаиваешь идеи. Вначале ты раздражаешь кору, а затем достаточно часто обходишь их, чтобы собирать млечный или кленовый сок

Фэй улыбнулся:

– Тебе должно быть приятно, что общество все еще находит применение для таких независимо мыслящих эксцентричных типов, как ты. Ведь это чего-то стоит, чтобы чиновники вроде меня оставались на поверхности и после наступления темноты, когда того и гляди подкрадутся ракеты.

– Не очень-то мы нужны этому обществу, иначе оно бы платило нам хоть что-нибудь, – кисло заявил Гастерсон, уставившись на безрезервуарный телевизор. Проходя мимо, он пнул его ногой. Телевизоры с видеорезервуарами показывали передачи в трехмерном изображении.

– Здесь ты не прав, Гасси. Для вас, действующих по внутреннему убеждению, деньги не являются главным стимулом. Я это знаю из первых уст – от шефа Службы мотивации.

– А он не рассказал тебе, чем нам платить в бакалейной лавке? Может, чувством глубокого удовлетворения, вызванного нашими достижениями? Фэй, с какой стати я должен бесплатно думать для «Микросистем»?

– Скажу тебе, Гасси. Просто потому, что ты получаешь удовольствие, оскорбляя нас своими сардоническими идеями. Стоит же отнестись к какой-то из них серьезно, как ты думаешь, что этим мы себя роняем, и получаешь еще большее удовольствие. Как будто тебе удалось заставить кого-то смеяться над пошлым каламбуром.

Гастерсон остановился и ухмыльнулся:

– Ах, значит, вот в чем причина? Полагаю, мои предложения должны быть похожи на идею создания ультраминиатюрного компьютера, в котором одна-единственная искусно обработанная молекула выполняет работу трех больших неуклюжих клеток мозга?

– Не обязательно. «Микросистемы» занимаются самыми разными проблемами. Можешь ничем не ограничивать полет своей мысли. А идею об одной молекуле и трех клетках мозга я передам в Отдел продвижения. Это немного преувеличенно но захватывает – Я велю детям последить за вашими . рекламными объявлениями, чтобы узнать, воспользовались вы этой идеей или нет, а потом привлеку к судебной ответственности весь подземный мир. – Гастерсон нахмурился и вновь принялся вышагивать. Он озадаченно уставился на антикварный телевизор. – Как насчет того, чтобы создать термитов, питающихся плутонием? – внезапно спросил он. – Они бы избавили вас, кротов, от всех этих смертельно пугающих запасов ядерного оружия.

Фэй состроил гримасу и выразительно повел головой.

– Ну тогда как насчет маски красоты? Я имею в виду не ту, которую женщины используют для ухода за кожей, а ту, которую они будут носить постоянно и благодаря которой будут выглядеть, как семнадцатилетние секс-бомбочки. Это положит конец их бесконечным заботам.

– Эй, вот это по мне, – отозвалась из кухни Дейзи. – Я заставлю Гастерсона страдать. Я заставлю его ползать вокруг меня на коленях и взывать к моей незрелой благосклонности.

– Нет, лучше не надо, – ответил ей Гастерсон – Тебя с новым лицом могут испугаться дети. Давай лучше откажемся от этой идеи, Фэй Страшно представить, что половина человечества будет выглядеть, как Вина Видарссон.

– Да ты просто боишься заработать миллион долларов, – съязвила Дейзи.

– Конечно боюсь, – серьезно сказал Гастерсон, окидывая взглядом ворсистый пол от одной затемненной стеклянной стены до другой и останавливаясь на телевизоре – А как насчет чего-нибудь для дома, вроде какой-нибудь стайки маленьких щетинистых цилиндров, которые катаются по полу, собирая пух и прочий другой мусор? Они бы работали от электричества или, в крайнем случае, их могли бы толкать коты. Время от времени они бы автоматически собирались вместе, и пух можно было бы счищать со щетинок

– Не подходит, – сказал Фэй. – Под землей нет пуха, и коты verboten[1]. А рынок на поверхности оправдывает затраты не больше, чем штат Южный Иллинойс[2]. Думай глобальнее, Гасси, и не так утилитарно – просто полезные идеи людям продать трудно. – Сидя на подушечке в Центре комнаты, он беспокойно огляделся. – Послушай, этот фиолетовый оттенок на стекле появился из-за взрыва высотной водородной бомбы над Кливлендом или просто от времени и ультрафиолета, как на стекле в пустынях?

– Нет, просто этот цвет нравился чьему-то дедушке, – сообщил ему Гастерсон с горьким удовлетворением – И мне тоже нравится – я имею в виду стекло, а не оттенок Люди, живущие в стеклянных домах, могут видеть звезды, особенно если в молекулярном покрытии стекол есть самомоющаяся прослойка.

– Гасси, почему бы тебе не переехать под землю – спросил Фэй, и в его голосе прозвучали нотки миссионера – Гораздо проще жить в одной комнате, поверь мне. Не надо ходить из одной комнаты в другую, чтобы найти нужную вещь

– Мне нравятся физические упражнения, – решительно заявил Гастерсон.

– Могу поспорить, что Дейзи предпочла бы жить внизу. И твоим детям не пришлось бы объяснять, почему их отец живет, как краснокожий индеец. Не говоря уже о соображениях безопасности, о страховании и о подземной церкви находящейся неподалеку Между прочим, мы все время видим звезды, и даже лучше, чем ты, – по ретранслятору.

– Звезды по ретранслятору, – пробормотал Гастерсон в потолок и умолк, уступая Богу право среагировать на такое кощунство. А затем продолжил – Нет, Фэй, даже если бы я мог себе это позволить – и вытерпеть, – я настолько невезуч, что, как только я благополучно устрою всех на подуровне N минус один, Советы изобретут бомбу-землетрясение, которая взорвет все из-под низа, и мне придется отправиться назад, на верхушки деревьев. Послушай! А как насчет домов-пузырей на орбите вокруг Земли? «Микросистемы» могли бы разбить на участки самый огромный пригород во Вселенной, и все вы, кроты, отправились бы на орбиту. Космос безопасен настолько, насколько вообще возможно, никакого воздуха, никаких взрывных волн. Невесомость как нельзя лучше расслабляет – преимущества для ведения здорового образа жизни налицо. На работу ездить можно на ракетах, а еще лучше оставаться дома и делать весь бизнес по видеофону или через уолдо[3], если работа того требует. Даже собственную девушку можно ласкать при помощи дистанционного управления. Она в своем пузыре, а ты – в своем – рассекаете вакуум. Вот черт-черт-черт-ЧЕРТ! – Он свирепо смотрел на пустой экран телевизора, сжимая и разжимая большие кулаки.

вернуться

1

Запрещены (нем.) (Здесь и далее прим. переводчика).

вернуться

2

То есть не оправдывает вовсе, так как штата Южный Иллинойс не существует.

вернуться

3

Фантастическое приспособление, описанное в одном из романов Хайнлайна. Позволяет выполнять на расстоянии механическую работу.

1
{"b":"61906","o":1}