ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Инфобизнес на миллион. Или как делать деньги из воздуха
Япония. Все тонкости
#МАМАмания. Забавные заметки из жизни современной мамы. Книга-дневник
Медлячок
Секретарь для эгоиста
Призрак победы
Смена. 12 часов с медсестрой из онкологического отделения: события, переживания и пациенты, отвоеванные у болезни
Эльфика. Простые вещи. Уютные сказки о чудесах, которые рядом
Счастливые люди правильно шевелят мозгами

Да, ты сказал что у него есть сканирующие и принимающие решение элементы. Даже по твоим странным стандартам это означает что твой щекотун думает А если он думает, то у него есть сознание – пусть даже на уровне робота.

– Гасси, – нахмурившись, утомленно сказал Фэй, – в наше время элементы С и ПР есть во многих вещах. В сортировщиках почты, ракетах, роботах-врачах, высококлассных манекенах – и это только некоторые механизмы Они «думают», выражаясь архаично, но это совсем не то слово И конечно же, они не имеют сознания.

– Твой щекотун мыслит, – упрямо повторил Гастерсон, – как я тебя и предупреждал Он сидит на твоем правом плече, он оседлал тебя, будто ты пони или умирающий от голода святой Бернар, а теперь он еще и мыслит.

– Ты так думаешь? – зевнул Фэй. – Ну и что? – Он быстро и как-то волнообразно повел своим плечом, словно у его левой руки было три локтя. Гастерсон был озадачен, поскольку никогда прежде не замечал этого жеста у Фэя, и ему было интересно, где тот мог его подцепить. Может быть, он имитирует подобострастного шефа Службы финансов «Микро»? Фэй снова зевнул и сказал: – Пожалуйста, Гасси, не беспокой меня хоть несколько минут… – Его глаза были полуприкрыты.

Гастерсон посмотрел на ввалившиеся щеки Фэя и на большую выпуклость под накидкой.

– Послушай, Фэй, – спросил он тихим голосом, когда прошло около пяти минут, – ты медитируешь?

– Да нет, – отозвался Фэй, вздрагивая и сдерживая очередной зевок – Просто отдохнул немного. Я как-то сильней устаю в последнее время. Извини меня, Гасси. Но почему ты подумал о медитации?

– Просто я уже размышлял об этом и раньше, – сказал Гастерсон. – Понимаешь, когда ты впервые начал разрабатывать щекотун, мне пришло в голову, что только в одном он действительно мог бы стать полезным, несмотря даже на то, что ты снабдил его элементами С и ПР. И вот в чем эта польза заключается: механический секретарь может взять на себя все обязательства и все тяготы повседневной жизни человека в реальном мире, позволив ему проникнуть в другой мир – мир мыслей, чувств и интуиции, дав ему возможность задержаться в этом мире, заняться самосовершенствованием. Не знаешь, кто-нибудь использует щекотун таким образом?

– Конечно нет. – Фэй скептически рассмеялся. – Кому нужно зря терять время в воображаемом мире и пропустить то, что сделает его щекотун – я имею в виду, что щекотун сделает для него в будущем, то есть, что он велел своему щекотуну сделать для него.

Совершенно не обратив внимания на то, что Гастерсона буквально затрясло от его слов, Фэй выпрямился и, кажется, оживился:

– Ха, то, что я ненадолго закемарил, мне помогло. Щекотун заставляет тебя отдыхать, это одна из его наилучших черт Пух-Бах относится ко мне добрее, чем я сам к себе отношусь. – Нажав на кнопки, он открыл маленький холодильник, достал оттуда два картонных куба из вощеной бумаги и передал один из них Гастерсону. – Мартини? Надеюсь, ты не против, если мы выпьем прямо из картонки.

Твое здоровье. Теперь, Гасси, старик, я хочу поговорить с тобой о двух вещах…

– Погоди, – сказал Гастерсон, к которому, казалось, вернулась его прежняя уверенность – Вначале мне нужно кое-что выкинуть из головы – Он вытащил из внутреннего кармана машинописные листочки и разгладил их – Я тебе уже о них рассказывал Я хочу, чтобы ты их прочитал, прежде чем мы займемся другими делами Вот

Фэй посмотрел на листки и кивнул, но не взял их Он поднес руки к горлу и расстегнул застежку своей накидки, а затем помедлил

– Ты это носишь, чтобы скрыть горб, который появляется из-за щекотуна? – заполнил паузу Гастерсон – У тебя вкус лучше, чем у других кротов

– Ну, в общем-то не совсем для того, чтобы спрятать л – запротестовал Фэй, – а как раз наоборот чтобы другим не было завидно Мне было бы неловко расхаживать с шестой моделью, способной сканировать и принимать решения, в то время как остальные не имели возможности его купить до двадцати двух пятнадцати сегодняшнего вечера, когда он поступит в открытую продажу. Многие жители подземелья сегодня не будут спать вообще. Они будут стоять в очередях, чтобы сдать свой старый щекотун в счет покупки шестой модели, которая почти так же хороша, как и Пух-Бах

Он начал было разводить руками, но снова заколебался, со странным опасением глядя на великана, а затем все же сбросил накидку.

VI

Гастерсон втянул в себя воздух так сильно, что даже икнул. На правом плече пиджак и рубашка Фэя были разрезаны. Из аккуратно подрубленного отверстия выглядывал серебристо-серый горб с одноглазой башенкой наверху и двумя многосуставными металлическими руками с маленькими клешнями на конце.

Это было похоже на верхнюю половину робота, как их изображают в научно-фантастических фильмах Приземистого и злого робота-ребенка, как определил для себя Гастерсон, потерявшего ноги в железнодорожной катастрофе Гастерсону даже показалось, что в единственном огромном глазу мерцала злобная красная искорка.

– Давай свои заметки, – не слишком охотно сказал Фэй, протягивая руку. Он поймал шелестящие листки, выскользнувшие из пальцев Гастерсона, аккуратно разровнял их у себя на колене, а затем, передал через плечо своему щекотуну, который защелкнул клешни на полях с обеих сторон и довольно быстро стал вести верхний лист дюймах в шести от своего единственного глаза.

– Первое, о чем я хотел бы с тобой переговорить, Гасси, – начал Фэй, не обращая ни малейшего внимания на разыгравшуюся у него на плече маленькую сценку, – или, скорее, о чем хотел бы предупредить, – это о полной щекотунизации школьников, стариков, осужденных и живущих на поверхности. Завтра в три ноль-ноль ношение щекотунов станет обязательным для всего взрослого населения подземелья. Не заставит себя ждать и операции по выявлению уклонившихся. К слову сказать, на днях мы определим, что квадратный корень расчетного времени, необходимого для нового этапа развития, является, в большинстве случаев, наилучшей временной оценкой. Гасси, я настоятельно рекомендую тебе начать носить щекотун сегодня же. И Дейзи тоже, и твоим малышам. Если ты прислушаешься к моему совету, твои дети станут лучшими в классе Переходный период и регулировка просты, поскольку сам щекотун следит за этим

Пух-Бах переложил первый лист под низ стопки и начал поднимать перед глазом второй – на этот раз намного быстрее, чем предыдущий.

– У меня есть шестая модель щекотуна с пылу – с жару специально для тебя, – настаивал Фэй, – и накидка на плечи Никто не обратит на тебя внимания – Он перехватил взгляд Гастерсона и заметил – Восхитительный механизм, правда? Конечно, таскать двадцать восемь фунтов обременительно, но надо помнить, что это только промежуточный этап на пути к свободно парящим седьмой и восьмой моделям.

Пух-Бах закончил вторую страницу и начал бегло просматривать третью.

– Но я хотел, чтобы это прочитал ты, – ошеломленно сказал Гастерсон, не отрывая глаз от происходящего

– Пух-Бах сделает это лучше меня, – заверил его Фэй – Уловит суть, не выплескивая с водой ребенка

– Но, черт подери, это ведь все о нем, – еще настойчивее сказал Гастерсон – Он не будет объективен

– Он сделает лучше, – повторил Фэй, – и более объективно. Пух-Бах настроен на подробное реферирование. Перестань беспокоиться. Это беспристрастная машина, а не подверженный ошибкам эмоционально неустойчивый человек, сбитый с толку обманчивым сознанием. Теперь второе дело: «Микросистемы» впечатлены твоим вкладом в развитие щекотуна и возьмут тебя на работу в качестве старшего консультанта с окладом, клетушкой для размышлений не меньше моей и соответствующим жильем для семьи. Это неслыханно удачный старт Гасси, я думаю, ты будешь дураком.

Он запнулся, вытянул руку в требующем тишины жесте, и его глаза приобрели отсутствующее выражение к чему-то прислушивающегося человека Пух Бах закончил читать шестую страницу и теперь неподвижно держал листки Секунд через десять лицо Фэя расплылось в широкой фальшивой улыбке Он встал, стараясь не дергаться, и протянул руку

10
{"b":"61906","o":1}