ЛитМир - Электронная Библиотека

Его голос начал срываться Он взял себя в руки и продолжил:

– Я отделался от него сегодня утром, когда принимал душ. Он позволил мне прервать контакт, чтобы я помылся Должно быть, он считал, что полностью меня контролирует, независимо от того, находится он у меня на плече или нет. Я думаю, он обладает телепатическими способностями, а кроме того, вчера поздно вечером он проделал со мной некоторые, ну, довольно неприятные вещи. Но я собрал воедино все страхи и всю свою волю и убежал. На движущихся дорожках царил полный хаос. Щекотуны шестой модели преследовали какую-то цель, но какую – затрудняюсь сказать. Насколько я мог видеть, третьи и четвертые модели до смерти щекотали людей, на которых восседали, – китайская пытка перышком Хихиканье, судорожный смех, сдавленное дыхание взрывы хохота Люди умирают от смеха щекотуны! Но какова ирония судьбы! И только полное отсутствие порядка и здравого смысла вокруг позволило мне выбраться на поверхность. Я видел такие вещи – Его голос снова сорвался Он зажал рот рукой и начал раскачиваться взад-вперед.

Гастерсон ловко, но твердо положил руку на его здоровое плечо.

– Успокойся, – сказал он. – Вот, глотни это.

Фэй отодвинул в сторону крепкий коричневый напиток.

– Мы должны их остановить, – выкрикнул он – Собери живущих на поверхности, свяжитесь с патрульными в пустошах, с пилотируемыми спутниками, закачайте эфир в воздухозаборники туннелей, изобретите и немедленно запустите в производство ракеты, пошлите сигнал SOS на Марс и Венеру, добавьте наркотики в систему водоснабжения подземелья – сделайте что-нибудь! Гасси, ты не представляешь, через что проходят каждую секунду находящиеся внизу люди

– Думаю, они пожинают плоды собственного нежелания мыслить критически, – угрюмо заметил Гастерсон

– У тебя что – нет сердца – спросил Фэй. Его глаза расширились, словно он впервые увидел Гастерсона. А затем, тоном обвинителя, тыча в него дрожащим пальцем, произнес: – Это ты изобрел щекотун, Джордж Гастерсон! Ты во всем виноват! Ты обязан что-то сделать!

Не успел Гастерсон что-либо возразить, не успел даже обдумать ответ или хотя бы осознать всю чудовищность выдвинутого обвинения, как кто-то схватил его сзади и оттащил от Фэя. Что-то похожее на дуло крупнокалиберного пистолета уперлось ему в поясницу.

Воспользовавшись вспышкой Фэя, целая толпа людей незаметно вошла в комнату из холла. Их было восемь, если точно. Но самым странным в них, по мнению Гастерсона, было мгновенное впечатление, что в комнате находится только один разум, не принадлежащий ни одному из этой восьмерки, хоть он и узнал троих, – разумным было лишь то, что они несли.

Это впечатление подчеркивали некоторые детали. На всех восьми лицах застыло одинаково бессмысленное выражение – глаза были пусты, хоть и внимательны. Все они двигались в отвратительной раболепной манере. И все сняли туфли. «Может, они полагают, – со злостью подумал Гастерсон, – что мы с Дейзи живем по японским обычаям?»

Гастерсона держали две дородные тетки, лицо у одной было сплошь покрыто прыщами. Он решил было наступить ей на ногу, но в тот же момент дуло пистолета, словно штопор, ввинтилось ему в спину Мужчина, державший пистолет, был коллегой Фэя по фамилии Дэвидсон. В нескольких ярдах от кушетки, на которой лежал Фэй, стоял Кестер с наведенным на Дейзи пистолетом. Но он, по крайней мере, не тыкал им в нее, а саму Дейзи держал единственный незнакомый Гастерсону мужчина и делал это, соблюдая приличия. Последнее обстоятельство принесло Гастерсону некоторое облегчение, поскольку позволяло ему не так остро чувствовать вину за то, что он до сих пор не впал в неистовство.

Еще два незнакомца, один из которых был одет в лиловую пижаму для отдыха, а второй – в серую форму инспектора движущихся тротуаров, с обеих сторон подхватили Фэя под его худые руки и стали поднимать на ноги, в то время как Фэй отчаянно, но тщетно сопротивлялся и так жалобно при этом причитал, что у Гастерсона тут же возникла одна мысль – о моральном долге прийти в неистовство, когда тебе угрожает враждебная сила или когда под эту угрозу на твоих глазах попадает друг Но в него снова ткнули пистолетом.

К Фэю приближался третий сотрудник «Микро», с которым Гастерсон вчера познакомился – его фамилия была Хейзен. Именно Хейзен нес – достаточно почтительно и торжественно и уж, во всяком случае, очень осторожно предмет, который показался Гастерсону разумом этой маленькой группы захвата и который в настоящее время осквернял святость его собственного дома.

На всех них, конечно, были нацеплены щекотуны: на трех сотрудниках «Микро» – как бы выросшие из плеча тяжелые шестые модели с их клешнями, шарнирными ручками и одноглазыми цефалическими башенками; на всех остальных – модели с меньшими порядковыми номерами, которые просто создавали под одеждой видимость горба Ричарда Третьего.

Предмет, который нес Хейзен, был шестой моделью щекотуна, которую Гастерсон видел вчера на Фэе. Гастерсон был уверен, что это Пух-Бах, из-за той атмосферы властности, которая его окружала, и потому – он мог бы поклясться на горе из Библий, – что узнал красный огонек, затаившийся в его единственном глазу. И только Пух-Бах имел ауру вполне сознательной мысли. Только у Пух-Баха была манна[12].

Неприятно видеть, как злобный безногий робот-ребенок с болтающимися ремешками управляет – явно при помощи телепатии – не только предметами, созданными по его образу и подобию, да пятью близкими, но примитивными родственниками, но также и восемью людьми, а вдобавок еще и приводит в состояние исступленного ужаса одного жалкого, узкогрудого, полусумасшедшего начальника Отдела исследований и развития.

Пух-Бах указал клешней на Фэя. Державшие Фэя потащили его вперед – он все еще сопротивлялся, но теперь уже не так сильно, будто находился в полугипнозе или, по меньшей мере, оцепенел от страха.

Гастерсон прорычал яростное «Эй!» и невольно напрягся, но пистолет снова уткнулся ему в спину. Дейзи закрыла глаза, затем сжала губы и вновь открыла глаза, чтобы видеть происходящее.

Установка щекотуна на плечо Фэя заняла какое-то время, потому что два тупых острия на нижней поверхности робота должны были попасть в предохраненные клапанами отверстия на розовом пластиковом диске. Когда они наконец оказались на месте, Гастерсона затошнило, а потом и еще сильнее – когда щекотун сам воткнул крохотный шарик на тончайшем проводе в ухо Фэя.

В следующую секунду Фэй выпрямился и отодвинул в сторону тех, кто его держал. Он затянул ремешки своего щекотуна вокруг груди и подмышками. Протянул руку, и кто-то подал ему рубашку и плащ без плеча. Он ловко надел их, а Пух-Бах, используя свои маленькие клешни, помог просунуть свою башенку и тело через аккуратно подрубленные края вырезов. Маленькая группа захвата смотрела на Фэя с почтительным ожиданием. Он на минуту замер, словно размышляя, а затем подошел к Гастерсону, посмотрел ему в лицо и снова замер.

Внешне лицо Фэя казалось беспечным, но глаза выдавали муку. Гастерсон знал, что он совсем не думает, а просто слушает инструкции, нашептываемые ему на самом пороге слышимости.

– Гасси, старик, – сказал Фэй, судорожно изобразив широчайшую улыбку, – я был бы очень обязан, если бы ты ответил на несколько простых вопросов. – Вначале его голос был хриплым, но он дважды сглотнул и исправился. – Что ты имел в виду, когда изобрел щекотун? Чем именно они должны были стать?

– Ты что, – несчастный… – начал было Гастерсон со смущением и ужасом одновременно, затем взял себя в руки и кратко ответил: – Предполагалось, что они будут механическими напоминателями. Предполагалось, что они будут записывать меморандумы и…

Фэй поднял вверх ладонь, покачал головой и снова стал слушать пространство. Затем он произнес:

– Так предполагали использовать щекотунов люди. Я совсем не это имел в виду. Я имел в виду, какую пользу щекотуны должны были принести сами себе. Конечно, у тебя были кое-какие мысли насчет… – Фэй облизал губы. – Если тебе это поможет, – добавил он, – то знай – не Фэй задает тебе этот вопрос, а Пух-Бах.

вернуться

12

В верованиях народов Меланезии и Полинезии сверхъестественная сила, присущая некоторым людям, животным, предметам, духам.

12
{"b":"61906","o":1}