ЛитМир - Электронная Библиотека

Поток направлялся на поверхность. Все движущиеся тротуары, казалось, вели к вестибюлям и эскалестницам. Гастерсон обнаружил, что он только частичка людского потока, движущегося на фабрику по производству щекотунов, находившуюся по соседству с его домом, или на другую фабрику, очень на нее похожую

После этого сознание Гастерсона затуманилось. Словно разум, больший, чем его собственный, взял на себя все заботы о нем, а ему разрешалось и даже вменялось в обязанность все время мечтать Он смутно сознавал, что с тех пор, как он покинул дом, прошел уже не один день. Он знал, что выполняет кое-какую подсобную работу: один раз он приносил еду людям, это были люди, лихорадочно работавшие на конвейере, – людские руки и клешни щекотунов трудились вместе над серебристыми механизмами, которые, подскакивая, двигались по огромному конвейеру; в другой раз он подметал груды металлической стружки и другого мусора в сером коридоре.

Две другие сцены сохранились в памяти немного лучше прочих. В стене без окон была выбита брешь футов в двадцать. Над улицей сияло голубое небо, его свет больно резал глаза, а под ним зиял обрыв во много этажей. Мимо проходила цепочка людей. Когда каждый из них оказывался во главе процессии, его (или ее) щекотун церемонно отстегивался от плеча и приваривался к серебряному бочонку с гладкими заостренными краями. Сварочные искры походили на красные звездочки. В результате получалось нечто, выглядевшее – по крайней мере, в случае с шестью моделями, – как обрубленная серебряная подлодка игрушечных размеров. Затем она начинала тихо гудеть, поднималась над полом и медленно вылетала через голубой пролом в стене. А потом следующий человек со щекотуном на плече делал шаг вперед для обработки.

Вторая сценка происходила в парке, снова над головой было голубое небо, но огромное и высокое, ничем не ограниченное, а по нему, подобно кораблям, плыли белые облака Гастерсона и других людей выстроили в ряд, и этот неровный ряд простирался вдаль, насколько хватало глаз. Играл военный марш. Над головой висела стая серебристых маленьких подлодок, выстроившихся в воздухе в большем порядке, чем люди на земле. Музыка достигла того наивысшего предела, который заставляет сердце биться чаще. Щекотун, находившийся прямо над Гастерсоном, повел своей трехшарнирной ручонкой (словно говоря: «А теперь – кто знает, как все будет?»), и этот жест навсегда остался в памяти Гастерсона. Потом щекотуны взлетели прямо вверх на своих новых блестящих тельцах. Так начался отлет серебряных гусей… серебряных мошек… и люди вокруг Гастерсона разразились нестройными ликующими возгласами…

Эта сцена стала тем переломным моментом, после которого к Гастерсону начали понемногу возвращаться разум и память. Он походил, перекинулся парой слов с тремя-четырьмя людьми, с которыми познакомился, в полузабытьи, а затем направился домой ужинать – опоздав на три недели и перебывая в состоянии полной дезориентации и истощения t как вышедший из спячки медведь.

IX

Шестью месяцами позже Фэй ужинал с Дейзи и Гастерсоном. Коктейли были разлиты в бокалы, дети играли в соседней квартире. Прозрачные фиолетовые стены осветились, а потом потускнели, когда солнце село за горизонт.

Гастерсон сказал:

– Я слышал, за орбитой Марса щекотун продырявил космический корабль. Интересно, куда сейчас направляются эти ребятки?

Фэй начал было заламывать руку в знаменитом жесте, не с гримасой на лице прервал это движение.

– Возможно, вообще за пределы Солнечной системы, – предположила Дейзи, которая недавно покрасила волосы в красный цвет, цвет пожарной машины, и носила красное трико.

– У них впереди изматывающее путешествие, – сказал Гастерсон, – если только в дороге они не изобретут гипер эйнштейновский привод

Фэй снова скривился – он все еще выглядел осунувшимся – и грустно сказал:

– А не хватит ли разговоров о щекотунах?

– Пожалуй, хватит, – согласился Гастерсон, – но меня интересует судьба этих ребяток. Они так серьезно и усердно относились ко всему. Ты ведь знаешь, что я до сих пор не решил их проблемы. Я просто переложил ее на чужие плечи. Кроме шуток, – поспешно добавил он.

Фэй воздержался от комментариев.

– Кстати, Гасси, – сказал он, – Красный Крест уже сообщил тебе о медали за спасение мира, к которой я тебя представил? Я знаю, ты считаешь, что сам факт награждения медалью за спасение мира смешон, особенно когда ее выдают всем главам государств, которые не начали атомную войну, находясь у власти, но…

– Чтоб ты нисколько не сомневался, – сказал ему Гастерсон, – я парнишка не гордый, Фэй. Я. нашел бы применение целой куче медалей за спасение мира. Я бы поднял панику на рынке старого золота. Но сейчас эти вещи меня не волнуют. У меня на них нет времени. Сейчас я обдумываю целую пачку новых изобретений.

– Гасси – резко сказал Фэй, и его лицо стало тревожно напряженным – Ты забыл о своем обещании?

– Конечно нет, Фэй. Мои новые изобретения не предназначаются для «Микро» или других фирм. Это вполне оправданная часть моих литературных исканий. Дело в том, что в моем следующем романе о безумии речь идет о сумасшедшем изобретателе.

Вопреки тактическим победам вроде той, что выпала на долю Гасси, Алчность и Страх продолжали свое шествие рука об руку. В конце концов, они использовали обе свои свободные руки для того, чтобы нажать на кнопки.

Результат был наглядным, особенно в США. Целые стаи управляемых под землей водородных бомб превратили города-убежища в смертельные ловушки. Марс взвыл от восторга.

Заботу о нескольких сотнях мужчин и женщин в уцелевших городах, пересчитать которые хватило бы пальцев одной руки, взяла на себя Лига Здравомыслия.

А в бесконечных Мертвых землях между этими городами, движимые чем угодно, кроме простой человечности брели два скитальцамужчина и девушка. И имя им —

Волчья пара

I

Любого человека, который видел тебя или хотя бы слышал звук твоих шагов, нужно выследить, заманить в засаду и убить, нуждаешься ты в пище или нет. В противном случае, покуда силы не покинут его, он будет идти по твоему следу.

Герберт Бест, «Двадцать пятый час»

Я был в сотне миль от Нигде – и я говорю буквально, – когда краем глаза заметил эту девушку. В тот момент я решил оглядеться еще разок, поскольку все еще опасался, что второй бродяга, уцелевший после той вакханалии убийств в Нигде, выслеживает меня. Я шел вдоль линии высоковольтных опор, каждую из которых ядерный взрыв времен Последней войны наклонил под одинаковым углом на манер подвыпившего джентльмена. Думаю, в целом девушка придерживалась того же, что и я, направления и была оттеснена в мою сторону пылевым потоком. Даже с моего расстояния я заметил в нем угрожающие металлические отблески и какие-то темные груды, которые могли быть телами мертвецов или дохлым скотом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

14
{"b":"61906","o":1}