ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не позволяй Фэю доводить тебя до апоплексического удара – он того не стоит, – сказала Дейзи, высунув свою аккуратную головку из кухни, в то время как Фэй взволнованно вопрошал – «Гасси, что случилось?»

– Ничего, ты, змей! – взревел Гастерсон. – Кроме того, что час назад я забыл включить единственную телевизионную программу, которую хотел поглядеть в этом году, – «Кильватер Финнегана», ругаемую за английский, гальский и провинциальный ирландский акценты. О, черт-черт-ЧЕРТ!

– Это ужасно, – небрежно сказал Фэй. – Я не знал, что эту передачу крутят и по двухмерному телевидению

– Да, крутят! Некоторые вещи, черт возьми, слишком велики, чтобы их можно было полностью удержать под землей. И надо же было мне забыть! И так всегда – я все пропускаю! Слушай, ты, крыса, – внезапно заорал он на Фэя, размахивая пальцем у того перед носом, – я скажу, что ты должен заставить изобрести своих невежд. Они могли бы сделать механического секретаря, в которого я мог бы закладывать приказы и который напоминал бы мне, когда пришло время смотреть телевизор, или позвонить, или выслать рассказ, или написать письмо, или забрать журнал, или понаблюдать за затмением либо за новой орбитальной станцией, или забрать детей из школы, или купить для Дейзи букет цветов, или что там еще. Это должна быть такая вещь, которая всегда будет находиться при мне, а не такая, к которой мне самому придется тащиться за консультацией, и не такая, которая мне может надоесть до тошноты и я ее куда-нибудь заброшу. Эта штуковина должна напоминать мне обо всем достаточно убедительно, так, чтобы я заметил, а не просто отмахнулся, как я иногда делаю, когда Дейзи напоминает мне о чем-нибудь. Вот что может придумать для меня твоя дурацкая команда! Если они хорошо выполнят свою работу я не пожалею и пятидесяти долларов!

– Как по мне, так это звучит не особенно оригинально, – без энтузиазма отозвался Фэй, убирая нос подальше от грозящего пальца. – Полагаю, что все старшие служащие имеют что-то в этом роде. По крайней мере, их секретарши хранят какие-то папки…

– Я не ищу подложную грудь на шпильках и нейлон до шеи, – перебил его Гастерсон (его представление о секретаршах было немного мрачным). – Мне просто нужен механический напоминатель, вот и все!

– Ну ладно, я подумаю об этом, – заверил его Фэй, – а также о домах-пузырях и масках красоты. Если мы что-нибудь разработаем в этих направлениях, я дам тебе знать. Если это будет маска красоты, я принесу опытный образец для Дейзи, чтобы она пугала ею чужих детей. – Он приложил часы к уху. – Бог мой, мне надо закругляться, чтобы успеть под землю до закрытия главных дверей. До второго комендантского часа осталось всего десять минут! Пока, Гас. Пока, Дейз.

Двумя минутами позже, погасив в гостиной свет, они наблюдали, как фигура Фэя, напоминающая муравья, торопливо пересекает лысеющий, плохо освещенный парк в направлении ближайшего эскалатора.

Гастерсон прервал молчание:

– Странные мысли вызывает это огромное ярко освещенное пространство, этот лишенный всякого очарования подвал, простирающийся под землей во все стороны. Ты напомнила Смитти, что нужно вкрутить новую лампочку в лифте?

– Смиты выехали сегодня утром, – произнесла Дейзи бесцветным голосом. – Они переехали под землю.

– Как тараканы, – сказал Гастерсон. – Тараканы, бегущие из затопленного дома. Следующими в укрытие переберутся привидения.

– Тем не менее, теперь мы сами себе дворники, – подвела итог Дейзи, и он кивнул.

– Теперь кроме нас остаются только три семьи, верных этой смертельной ловушке из стекла. Не считая привидений. – Гастерсон вздохнул. – Ты бы хотела переехать вниз, Дейзи? – мягко спросил он, нежно обнимая ее за плечи. – Чтобы глаза для разнообразия слепило искусственное освещение? Побыть какое-то время крысой? Может, мы становимся слишком старыми, чтобы превратиться в летучих мышей? Я мог бы добыть работу в компании и получить в свое распоряжение клетушку для размышлений и двух секретарш с грудями из нержавеющей стали. Жизнь для тебя стала бы легче и намного чище. И спали бы мы в большей безопасности.

– Это верно, – ответила она и замолчала. Медленно пробежав кончиками пальцев по темному стеклу, фиолетовый оттенок которого был едва различим на фоне холодного тусклого света в парке, она обняла его за талию и добавила: – Но все-таки я не думаю, что чувствовала бы себя в той постели более счастливой или более возбужденной.

II

Тремя днями позже Фэй заскочил снова и вручил Дейзи увесистый сверток, состоящий из двух небольших пакетов.

– Это так называемая маска красоты, – сказал он ей, – в комплекте с париком, ресницами и самоувлажняющимися бархатистыми губами. Маска даже способна дышать – в ее эластокоже есть дырочки размером с булавочный укол, а к лицу она пристает за счет статического заряда. Но, слава Богу, «Микросистемы» не имеют с этим ничего общего. «Бьюти Трикс» выбросила ее на рынок десять дней назад, и маска уже произвела фурор среди подростков. Некоторые юнцы их тоже носят, и полиция точит зуб на «Трикс» за то, что они потворствуют трансвестизму[4], влекущему за собой дальнейшие психические расстройства.

– А я где-то слышал, что «Трикс» является тайной дочерней компанией «Микро», это так? – спросил Гастерсон, отрываясь от старинной электрической печатной машинки. – Нет-нет, ты не отвлекаешь меня от работы, Фэй, на сегодняшний вечер – баста. Если я еще поработаю, то у меня

На черной изрезанной столешнице лежал тускло отблескивающий предмет, размером и формой напоминающий руку с плотно соединенными пальцами, сложенными пригоршней. К нему недлинным, едва видимым проводом присоединялся крохотный шарик. Сзади часть поверхности была усеяна отверстиями, что предполагало наличие микрофона; тут же находилось окошечко с датой и временем в часах и минутах, а рядом – четыре маленькие кнопочки в ряд. Вогнутая внутренняя поверхность серебристой «руки» была гладкой, кроме центральной ее части, к которой крепилось что-то похожее на два маленьких вращающихся ролика.

– Он надевается на плечо под рубахой, – объяснил Фэй, – а шарик вставляется в ухо. Для коммерческой модели мы могли бы разработать костную проводимость. Внутри находится тонкопроволочный магнитофон, работающий на сверхмедленной скорости, – катушки хватает на неделю. Часы позволяют тебе найти любое место в недельном графике и сделать запись. При помощи кнопок ты можешь регулировать скорость перемотки, чтобы не тратить много времени на введение данных. Для того чтобы эффективно ими пользоваться, потребуется сноровка, но навык приобретается легко.

Фэй взял щекотун в руки.

– Положим, к примеру, тебе хочется посмотреть телепрограмму, которая будет идти завтра вечером в двадцать два ноль ноль. – Он тронул кнопки. Послышалось слабое жужжание. Циферблат часов трижды затуманился, прежде чем на нем появилось нужное время. Затем Фэй сказал в микрофон: «Включи второй канал, ты, чучело!» Взглянув на Гастерсона, он ухмыльнулся. – После того как ты загрузил все необходимые тебе инструкции, проводишь синхронизацию с настоящим моментом, и пусть катушка вращается. Установи его у себя на плече и забудь о нем. Ах да, он в прямом смысле слова щекочет тебя каждый раз, когда дает инструкции. Для этого предназначены ролики. Поверь мне, остаться к нему безразличным нельзя. Давай, Гасси, сними рубашку и попробуй надеть его на себя. Мы заложим в него инструкции на последующие десять минут, и ты посмотришь, как он работает.

– Не хочу, – отрезал Гастерсон. – Не сейчас. Сперва мне нужно разобраться, что это такое. Бог мой, он такой маленький! Помимо всего, что он делает, – он мыслит?

– Не строй из себя идиота, Гасси! Ты прекрасно знаешь, что даже со всеми «ультра», «суб» и «микро» в таком маленьком объеме просто невозможно разместить достаточно элементов, чтобы эта штуковина могла думать.

вернуться

4

Пристрастие к одежде противоположного пола.

2
{"b":"61906","o":1}