ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ничем другим ты меня уже не соблазнишь, – весело сказал Фэй. Он ухмыльнулся и дернулся, а потом заспешил к противоположной стене, жестом приглашая их следовать за собой. На улице на сотню ярдов от фиолетовой травы поднимался другой старинный жилой небоскреб со стеклянными стенами. За ним рябью переливалось озеро Эри.

– Еще одно испытание бомбы? – спросил Гастерсон. Фэй указал на здание.

– Завтра, – объявил он, – здесь возведут современную фабрику, предназначенную исключительно для производства щекотунов.

– Ты имеешь в виду еще одно фаллическое бельмо на глазу без единого окна? – поинтересовался Гастерсон. – Фэй, вы просто непоследовательны. Вы все живете под землей. Почему тогда не строите Там свои заводы?

– Ш-щ! Там не хватает места. В дневное время выходить на поверхность – еще ничего. Но ночные ракеты страшнее. И потом, тут есть дикие животные с пустошей. Кроме шуток, Гасси, неужели ты не слышишь волчий вой по ночам?

– Только стоны оленей, умирающих от голода и нехватки охотников, – заверил его Гастерсон.

Дейзи вернула их к теме разговора.

– Я знаю, что здание пустует уже целый год, – сказала она с беспокойством, – но как?..

– Ш-ш! Внимание! Сейчас!

Очертания зданий в какой-то момент, казалось, расплылись и стали неясными. Затем все случилось так, словно яркая рябь озера нахлынула на старое стекло с расстояния сто ярдов. Маленькие волны, догоняя друг друга, мчались вниз и вверх по поверхности сверкающих стен, становились все выше и выше… А затем стекло внезапно треснуло, распалось на крохотные фрагменты и осыпалось, вслед за ним вниз полетели осколки бетона и пластика, а также пластмассовых труб. Прошло лишь несколько минут, и на месте небоскреба остался голый стальной каркас, который вибрировал так быстро, что казался почти невидимым на фоне сверкающей ряби озера.

Дейзи зажала уши руками, но взрыва не было, только долгий, тягучий, низкий грохот упавших с высоты двадцатого этажа обломков и шорох разлетающихся в стороны частиц земли.

– Эффектное зрелище! – подытожил Фэй. – Знал, что оно вам понравится. Этот маленький фокус впервые был придуман великим Теслой в последние годы его творчества. Исследователи обнаружили эту идею в его бумагах – мы только воплотили мечту. Крохотное резонирующее устройство, которое можно носить в сумке на поясе, настраивается на частоту естественных колебаний здания и затем постепенно, шаг за шагом, увеличивает их амплитуду, достигая разрушительного максимума к точно назначенному часу. Подобно тому, как солдаты, маршируя в ногу, могут разрушить мост здесь того же эффекта может добиться марширующий муравей, – он указал на голый каркас здания, постепенно приобретающий ясные очертания. – Мы сможем закрепить на нем фабрику. Если нет, то пропустим через него мегаток и он испарится. Безусловно, микрорезонатор – самое точное и быстродействующее разрушающее устройство. Теперь, когда у человечества есть щекотун, который даст ему возможность полностью использовать свой потенциал, можно рассчитывать на еще более эффектные решения. Что с вами, ребята?

Дейзи уставилась на фиолетовые стены комнаты с тупым недоверием. Ее руки дрожали. Понимающе посмеиваясь, Фэй заверил ее:

– Не стоит вам беспокоиться. Это здание будет в безопасности по меньшей мере еще месяц. – Внезапно его лицо исказила гримаса, и он подскочил на один фут вверх. Поднял было собранную в щепоть руку, чтобы почесать плечо, но сумел удержаться от этого движения и тут же объявил. – Надо бежать, ребята. Мой щекотун сильно меня ущипнул.

– Погоди, – окликнул его Гастерсон, вздрогнув всем телом, чему он тут же дал объяснение: – Мне только что привиделось, что если я затрясусь, вся моя плоть и внутренности отпадут от моего вибрирующего скелета. Бр-р! Фэй, прежде чем ты и «Микро» совершите опрометчивый поступок, я хочу, чтобы ты знал: существует одно непреодолимое препятствие для выпуска щекотуна как товара массового спроса. Средний мужчина или женщина не станут тратить много времени и усилий, чтобы загрузить щекотун. Люди попросту не аккуратны, и у них нет желания планировать свою жизнь.

– Мы подумали об этом еще несколько недель назад. Фэй похлопал рукой по двери. – Каждая бобина щекотуна, которая поступит в продажу, будет, как обои, сделана по определенному трафарету – с одним из пяти возможных вариантов поддерживающего эйфорического материала, действующего на подсознание: «ловчее и ловчее», «мужественней и мужественней» – ну, вы понимаете. Покупателя в течение часа интервьюирует робот, который составляет распорядок дня покупателя и записывает его на недельную бобину. Новому владельцу настоятельно советуют побывать со щекотуном у врача и психоаналитика, чтобы наложить инструкции. Мы работали с медиками с самого начала. Они в восторге от щекотуна, потому что он вовремя будет напоминать людям о приеме лекарств, отдыхе, еде и отходе ко сну – в точном соответствии с рекомендациями доктора. Это колоссальная операция, Гасси, колос-с-с-с-сальная операция! Пока!

Дейзи заспешила к стене, чтобы посмотреть, как Фэй пересекает парк. Где-то в глубине души она немножко беспокоилась, как бы он не задержался, чтобы прикрепить микрорезонатор к их зданию, и хотела прикинуть, возможно ли такое по времени. А Гастерсон преспокойно уселся за машинку и принялся дубасить по клавишам.

– Хочу начать другой роман, – объяснил он Дейзи, – до того, как через каких-нибудь четыре с половиной недели муравей промарширует по этому зданию, или до того, как миллион крутых, классных, охреновенных ребят роем выберутся из-под земли и зашвырнут наш дом в озеро Эри.

IV

Рано утром следующего дня стены без окон начали ползти вверх по оголенному каркасу небоскреба, стоящего между их домом и озером. Дейзи закрыла эту сторону шторами затемнения. В течение еще одного-двух дней их мысли и разговоры были заняты неясными апокалиптическими видениями Гастерсона о том, как возбужденные щекотунами кроты вываливаются из подземелий, чтобы расщепить оставшиеся деревья, заключить в резервуары атмосферу и, возможно, демонтировать звезды – по крайней мере, с этой стороны Вселенной, – но потом они оба вновь зажили привычной беззаботной жизнью Гастерсон печатал, Дейзи ежедневно ходила за покупками в маленький магазинчик на поверхности, работающий в дневное время, и начала рисовать фреску на полу пустой квартиры, находящейся через одну квартиру от них.

– Нам нужно заманить к себе соседей, – как-то предложила она. – Мне необходимо, чтобы кто-то держал мои кисти и восхищался Как насчет того, чтобы съездить вниз в час коктейля, Гастерсон, и подхватить с собой парочку девушек для начала? Блесни своим мужественным обаянием, слегка ущипни их, подчеркни радости жизни на высоте, но удостоверься, что с ними можно сосуществовать. В то же время ты мог бы забрать в «Микро» наш чек на два ярда.

– Ты аморальная, алчная девка, – безразличным тоном произнес Гастерсон, пытаясь вообразить безумие вне безумия что сделало бы его следующий роман настоящим бестселлером пробуждающим в людях самостоятельное мышление

– Если ты так меня себе представляешь, то тебе не надо было сжевывать маску ВВ.

– Я предпочел бы тебя в зеленую полосочку, – сказал он ей. – Но в полосочку ли, в горошек или загоревшая ты лучше, чем все эти коктейльные кротихи.

По правде говоря, им обоим очень не нравилось спускаться вниз. Гораздо приятней было сидеть, уединившись, в своем высоком доме и наблюдать, как люди из Глубин Кливленда (так между собой они называли местный подземный пригород) несутся на рассвете на работу на бетонные поля и фабрики без окон, летят куда-то на реактивных самолетах и мчатся по магистралям, проводят послеобеденные партизанские учения с перерывом на чашечку кофе, а затем в сумерках, торопясь, возвращаются назад в атомозащитные, ярко освещенные, поражающие размерами, но все равно вызывающие клаустрофобию пещеры.

Фэй и его проекты вновь стали казаться сном, хотя Гастерсон наткнулся все же на интригующее объявление о щекотунах в газете «Манчестер Гардиан», которую он получал ежедневно по факсу Трое их детей тоже рассказали о подобных объявлениях, переданных по телевизору, хотя для мелюзги они не представляли особого интереса. А однажды днем они пришли домой с потрясающей новостью – старостам классов в подземных школах выдали щекотунов. Но после допроса с пристрастием Гастерсон убедился что это вовсе не щекотуны, а просто радиоприемники двусторонней связи со школьным полицейским участком.

5
{"b":"61906","o":1}