ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 1

Затянула себя в платье и уже думает, что звезда! Похудела бы сначала, корова жирная! Голоса нет, а все туда же – на сцену лезет.

Сколько ей может быть лет? Нина рассматривала фигуристую певицу в платье из золотой парчи. Оно обтягивало ее, как змеиная кожа, прорисовывая каждую складочку, показывая каждый лишний килограмм, которых особенно много скопилось в районе талии и задней части ниже пояса. Лет сорок – сорок пять. А декольтировалась, как молодуха, до самых сосков. И хрипит так, словно перед выступлением выкурила не меньше пачки сигарет. И это мы называем искусством!

Нина потянулась к пачке «Парламента». Привычным движением достала сигарету, щелкнула Zippo и глубоко затянулась, прикрывая глаза. Как же она любила курить, особенно первые две затяжки, когда в голове уже появился легкий хмельной туман, но не успел загустеть, превратиться в навязчивый.

Еще что ли выпить? Никак не получается отвлечься! В голове одна работа. Куда это дело годится? Пятница же. В кои-то веки решила расслабиться.

Нина махнула официантке, поймав ее взгляд, и показала на бокал. Та кивнула, дописала заказ за соседним столиком и подошла к ней.

– Повторить коктейльчик? – улыбнулась девушка, забирая пустой бокал и тарелку из-под креветок.

Сколько за день ей приходится улыбаться, некстати подумала Нина, рассматривая лучики мимических морщинок на симпатичном и молодом лице официантки. Состарится раньше времени, если и дальше будет продолжать в том же духе.

– Да, пожалуйста, – буркнула она излишне сурово.

– Что-нибудь из закуски еще принести? – по-прежнему дружелюбно поинтересовалась Валя, как сообщал стального цвета бейдж на кармане белоснежной форменной блузки.

– Еще креветок. Только масла поменьше, пожалуйста.

Дружелюбие официантки бесило. Кому и что она пытается доказать? Ведь устала же за целый день. Поди, на ногах еле держится. А туда же – улыбается всем подряд. Лучше бы столы протирала чаще, больше было бы пользы. Нина демонстративно смахнула крошки со стола и отвернулась в сторону сцены, где стареющая матрона, надрывно и сильно фальшивя, пыталась петь джаз.

Вернулась официантка Валя, неся поднос с третьим за сегодняшний вечер коктейлем для Нины.

– Креветки будут через несколько минут, – сказала девушка, ставя перед Ниной невысокий бокал с любимым Мохито.

– Спасибо!

«За это время я успею с тобой расправиться», – подумала Нина, любовно проводя пальцем по запотевшей стеклянной поверхности, оставляя прозрачную борозду. Листья мяты, что плавали в мутноватой бесцветной жидкости, источали приятный аромат, смешиваясь с запахом дольки лайма, надетой на кромку бокала. На официантку предпочитала не смотреть, чтобы не раздражаться от ее дружелюбия, которое считала наигранным, показушным.

Распрямила соломинку и сделала несколько мелких глотков, чувствуя, как мятно-лимонная прохлада наполняет рот и исчезает, оставляя приятное послевкусие. Замечательный коктейль. Привкуса рома практически нет, и хмель не накатывает, а наступает медленно, незаметно. Правда, увлекаться не стоит. Можно не рассчитать и выпить лишнего. Тогда мучительное похмелье неминуемо. Но свою норму она знает. Еще один и баста.

Сцена опустела, как и попытки изобразить джаз. Бар наполнила приятная музыка – ненавязчивая, приглушенная, то ли диско, то ли размышления на вольную тему. Давно пора! Под хриплые завывания и мысли рождались соответствующие – никак не удавалось переключиться на себя.

Официантка принесла креветки, жаренные в масле и специях. Отдельно подала чашку с теплой водой и небольшое полотенце.

– Не надоело улыбаться? – Вопрос сорвался с губ неожиданно, подумать Нина не успела. Видно, третий коктейль сыграл не последнюю роль. В любом случае, уже спросила и не особо жалела, наблюдая, как улыбка на лице Вали уступает место недоумению.

Впрочем, справилась девушка быстро, чем даже восхитила Нину.

– Мне за это платят, – ответила Валя, и только очень внимательный слушатель, какой и была Нина, уловил бы сталь в ее вежливом голосе.

– Вам платят за работу, не так ли? Вместо того чтобы скалиться, лучше бы стол вытерли.

– Улыбаться мы обязаны всегда и всем. Это прописано в должностной инструкции. А стол я сейчас вытру. Обязательно! Еще какие-нибудь пожелания будут?

Невозмутимая, предельно вежливая и прямая, как струна, Валя смотрела на Нину, слава богу, без улыбки.

– Принесите еще Мохито, а через час – счет. Это все.

Не стоит тратить время, которое Нина очень ценила, на разборки с обслугой. Их работа – сделать так, чтобы посетителям было удобно. И если для этого не нужно улыбаться, значит, и это они должны выполнять.

Еще не открыв глаза, Нина поняла, что не дома, и что голова раскалывается от боли. Запах казенного жилья, смешанный с парами алкоголя, наполнял воздух. Одеяло давило тяжестью не в пример домашнему – легкому из коллофайбера. Тело покрылось болезненной испариной, а голова провалилась в «жидкую» синтепоновую подушку.

Только не это! Нина рассматривала брюнетистый затылок и прислушивалась к негромкому похрапыванию, боясь пошевелиться. Только не ночь любви неизвестно с кем!

Минут через пять, показавшихся ей вечностью, она решилась выбраться из-под одеяла. В голове шевелились смутные воспоминания. На журнальном столике стояли две рюмки и ополовиненная бутылка водки. Из закуски, кроме пустой банки из-под красной икры – ничего. Даже ложек и тех не было. Пальцами они, что ли икру таскали?

Голова трещала, тело тряслось от похмельной слабости. На казенный интерьер Нина старалась не смотреть, чувствуя, как переполняется гадливостью – к убогости, алкоголю и, самое главное, к себе. На цыпочках направилась в ванную, но на середине пути затормозила и вернулась к кровати. Обойдя ее, заглянула в лицо спящему мужчине. То ли почувствовал ее взгляд, то ли просто пришло время сменить позу, только мужчина заворочался, скривив и без того помятое лицо. Не раздумывая дольше, Нина рванула в ванную, захлопнула дверь и с силой вогнала щеколду замка в косяк. Так-то лучше – в относительной безопасности.

Присев на край ванны, задумалась. Она узнала мужчину – он сидел за соседним столиком в компании дамы. Ничем из себя непримечательный – коротко стриженый брюнет, в очках, темном костюме… Обычная офисная серость, в общем. Ярким пятном за их столом была дама – ухоженная блондинка, с нарощенными ногтями, вся в золоте, из разряда тех, что когда-то, сейчас казалось в прошлой жизни, увела у нее Сергея.

Кажется, они ссорились. Вернее, ссорилась она – высказывала ему весь вечер. Он-то, как раз, больше молчал, лишь временами в сердцах отворачивался. Пару раз, в такие моменты, Нина встретилась с ним взглядом. Но это же ни о чем не говорит! Или говорит?.. Как они здесь-то оказались, в дешевом гостиничном номере?

Память подбрасывала какие-то обрывки. Вроде как мужчина просил у нее огоньку… Или нет. Сколько же коктейлей она выпила вчера, раз не помнит даже, как расплачивалась по счету? Помнит, как садилась в такси. Получается, уехала она с ним? А дальше – пустота.

Нина повернула кран. Шум падающей сверху воды на металлическую поверхность наполнил ванную вместе с горячим паром. Сняв трусы и бюстгальтер, Нина забралась в ванну и встала под душ, смывая похмелье и смутные воспоминания о постыдном. Минут десять просто стояла, наслаждалась теплом, стараясь ни о чем не думать. Потом заставила себя намылиться и ополоснуться. Вроде немного полегчало, головная боль притупилась. Замоталась в неожиданно чистое и мягкое полотенце. Предстояло самое сложное – выйти из ванной и встретиться лицом к лицу с тем, с кем провела ночь.

В комнате ничего не изменилось, за исключением мелочи – мужчины в кровати не было. Нина огляделась. Спрятаться негде. Из помещений тут всего-то комната и ванная. Не было и вещей незнакомца. Тот стул, что они занимали, пустовал. А ее костюм и полушубок нетронутым беспорядком продолжали висеть на соседнем. Сумка валялась под стулом, как и до похода в ванную.

1
{"b":"619382","o":1}