ЛитМир - Электронная Библиотека

- Да поймите вы! - громкий возглас заставил его вздрогнуть и оторвать взгляд от сородича.

Говорил - Лариэс напряг память, пытаясь вспомнить имя, - барон Йенс вассал и посланник графа Маркуса Финибусского, а заодно - главная причина столь представительной встречи, на которой присутствовали целых две королевы!

- Эти твари не остановятся! Они - само зло!

- Вы излишне драматизируете ситуацию, - заметил посол Аэтернума: высокий, светловолосый и гладко выбритый, как и все жители империи. - Безусловно, изначальные - это проблема, но она вполне решаема.

- Да ну? - барон не скрывал раздражения. - Тысячи проклятых Христом жуков-переростков - это решаемая проблема? Финибус на осадном положении! Воллис, - тут он кивнул на соседа, еще одного посла, - тоже. И мы не справляемся, сил не хватает! На место каждой убитой твари приходят по три новых!

Он сорвался на крик, понял, что проявляет бестактность в присутствии двух коронованных особ, кашлянул, явно смутившись, и, пробурчав извинения, сел.

Имперец же кивнул и произнес ровным, хорошо поставленным голосом опытного оратора:

- У меня есть четкие и недвусмысленные распоряжения от божественного. Аэтернум не собирается ввязываться в непонятную авантюру, которая больше смахивает либо на фарс, либо хитроумную интригу.

- И, тем не менее, это не интрига. - Чистый, как горный хрусталь, и певучий, точно трель соловья, голос заставил мужчин умолкнуть куда быстрее, нежели могучий командный рык.

Со своего места поднялась Кайса Иссон - правительница королевства Ривеланд. Она сделала несколько шагов по залу, заложив руки за спину, и Лариэс сумел хорошо рассмотреть водорожденную. Юноша с трудом сдержал вздох восхищения. Дикая Роза Севера была не просто абсурдно прекрасна - каждый маг стихий отличался неестественной красотой - она...

Юноша понял, что у него не хватает слов для того, чтобы описать увиденное. Даже его госпожа, которую называли Розой Юга и прекраснейшей женщиной мира, бледнела на фоне северянки!

Королева Кайса поражала не только своей внешностью, нет среди ее главных талантов числился выдающийся магический дар, а точнее - два дара, и, острый, будто лезвие меча, ум. Неординарность принимаемых ею решений давно стала притчей во языцех. Когда ее величество Кэлиста Вентис отправила гонцов ко всем королям и императору, попросив срочно приехать в Сентий для обсуждения вопроса первостепенной важности, лишь северянка лично откликнулась на зов. Она прибыла в сопровождении малой свиты и вообще без обоза, положенного человеку ее положения.

"Жаль сам этого не видел", - подумал Лариэс, который в день прибытия королевы по поручению принца находился за пределами дворца. - "Наверное, зрелище было незабываемое".

Он хмыкнул и продолжил наблюдение.

- Так вот, господа, - королева Ривеланда, наконец, остановилась, и, убедившись, что все взоры устремлены на нее, произнесла: - изначальные - это не выдумка. Ко мне приходят тревожные вести. Эти твари действительно пробудились, а значит, нам следует что-нибудь предпринять.

- Госпожа моя! - в голосе барона слышались надежда и восхищение. Он собирался сказать что-то еще, но Дикая Роза Севера остановила его легким движением руки.

- Да, что-то нужно делать, но, увы, Ривеланд не в состоянии оказать вам действенную помощь. Как известно, мое королевство находится не в самых лучших отношениях с восточными соседями, а без их решительной поддержки любое начинание страны Тысячи Рек обречено на провал.

Она мило улыбнулась собранию и собрание, как по команде, уставилось на посла Волукрима.

Как ни странно, лункс и не подумал смущаться, не начал он и оправдываться. Вместо этого, слуга Вороньего Короля, на чьем непроницаемом лице не дрогнул ни единый мускул, проговорил:

- Ее величество, наверное, позабыли, что причиной напряженных отношений стала ваша агрессия против великого герцогства Фейрлинд. Еще ее величество, скорее всего, запамятовали, и о в высшей степени оскорбительном требовании передать в ваше распоряжение единственную наследницу уничтоженного дома Фейргеборов. И, конечно же, ее величество, определенно не помнят про авантюрную - иначе и не скажешь - попытку вторжения в Лес Гарпий, предпринятую Ривеландом несколько лет назад, с крайне плачевными для королевства результатами.

Он умолк, спокойно и бесстрашно смотря в глаза правительнице одного из сильнейших государств мира.

Лариэс затаил дыхание. Любой человек, посмевший высказать подобное в лицо королеве Кэлисты, в тот же день лишился бы головы, однако ее величество Кайса лучше умела держать себя в руках. Лариэс заметил, как ее голубые глаза потемнели от ярости, но уже в следующий момент все вернулось на свои места и полукровка подумал, что ему, скорее всего, просто показалось.

- Вы совершенно правы, господин посол, - ласково и дружелюбно прощебетала она. - Какая жалость, что у печально известного короля Корвуса такие честные и преданные слуги.

Уши лункса дернулись, но он смолчал. Зато голос подала Кэлиста.

- Хватит уже ломать комедию, Кайса, - резко бросила она. - Вернись к себе и ругайся с послами старой вороны столько, сколько захочешь. А здесь, раз уж ты здесь и понимаешь всю серьезность ситуации, будь любезна, держи себя в руках.

Она вытянула указательный палец и ткнула им в сторону посла.

- А ты, лункс, прикрой свою клыкастую пасть. Я не верю в старые легенды и песни менестрелей, а потому не боюсь твоего хозяина. Так понятно?

Посол склонил голову в знаке согласия. Королева, кажется, осталась довольной.

- Кайса, прошу, сядь, не мельтеши, - уже спокойнее проговорила она и перевела указательный палец с волукримца на кресло своей венценосной сестры.

Та очаровательно улыбнулась и заняла свое место.

- Вот так-то лучше. - Роза Юга тепло улыбнулась. Порывистая и страстная, она всегда быстро сердилась, но и столь же быстро восстанавливала душевное равновесие. - Империю мы услышали, страну Тысячи Рек - тоже. Так что же скажут обитатели таинственного востока?

- Волукрим уже отправил помощь, - совершенно спокойно, точно ничего и не произошло, отозвался посол, - Армия под командованием барона Паллидия выступила около двух недель назад. Сразу же, как только призыв о помощи достиг столицы. Барон, - он кивнул в сторону Йенса, - просто не мог знать этого.

- Это правда? - посол Финибуса вскочил со своего места.

- Да. Повелитель свято чтит союзнические обязательства.

Дворянин в два прыжка оказался подле лункса, мощный и широкоплечий он с легкостью выдернул того из кресла и обнял.

- Спасибо, спасибо!

Лариэс заметил, что в уголках глаз дворянина блестят слезы.

"А ведь он действительно переживает за свою родину", - подумал юноша. - "Сколько же неподдельной искренности и боли за графство в этой простой благодарности".

Живя во дворце больше десяти лет, Лариэс успел привыкнуть к придворным интригам, к тому, что все прятали свои истинные чувства и намерения, и никто никогда не открыто не говорил то, что думает.

"Кроме, конечно же, его высочества", - тепло подумал юноша. - "Вот уж кто точно никогда не пройдет мимо несправедливости и не станет притворствовать".

- Все хорошо, - открыто и честно улыбнулся лункс. - Все хорошо.

Барон сразу как-то сник, стал меньше. Он вернулся на свое место и теперь сидел, покраснев, точно мальчишка, а посол Волукрима, меж тем, продолжал:

- Так вот, мы отправили войска на помощь восточным графствам.

- И сколько? - поинтересовался посол Аэтернума.

- Порядка двадцати тысяч воинов и дюжину сковывающих.

Повисло молчание и Лариэс догадался, что каждый в этом зале прикидывает: сколь же велика мощь Волукрима, если правитель этой страны может с легкостью отправить столь грозное войско для помощи своим соседям, не боясь ослабить свои силы?

- Что ж, полагаю, на этом можно заканчивать собрание, - проговорил имперский посол. - Двадцать тысяч каррасов не оставят изначальным ни единого шанса.

4
{"b":"619417","o":1}