ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бородино: Стоять и умирать!
Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни
Да, я мать! Секреты активного материнства
Ghost Recon. Дикие Воды
Судный мозг
Вторая жизнь Уве
Лабиринт Ворона
Стань эффективным руководителем за 7 дней
Причуда мертвеца

========== Урок первый ==========

— Послушайте, к чему вам лишние проблемы, миссис…

— Мисс.

— … мисс Хартфилия. Давайте вы просто примете у меня контрольную, и мы забудем эту неурядицу, как страшный сон?

— Забыть о том, что вы, господин Чени, за полсеместра не был ни на одном моём уроке, и это в выпускном-то классе?!

Стинг устало вздохнул и, увидев собственное отражение в поверхности лакированного стола, не смог отказать себе в удовольствии скорчить очередную рожицу. Первые полчаса слушать бесконечные скандалы и взаимные обмены любезностями было интересно, но потом это занятие ему быстро наскучило. Если бы он знал, что затея проводить друга в кабинет химии (читать — пещеру Медузы Горгоны) закончится столь плачевно, он бы уже давно смотал удочки и находился вне пределов досягаемости.

Новенькую учительницу, работавшую в школе всего третий месяц, едва ли можно было отличить от ученицы: коротенькие юбочки клёш, идеально выглаженные блузы с рюшечками и порой неуместно большими разрезами и детская причёска с забавно повязанным набок хвостиком уж совсем не сочетались с занимаемой ею должностью. Из-за стопок тетрадей, которыми был завален учительский стол, виднелась лишь белёсая макушка и аккуратная заколочка в виде бабочки, которая при каждом движении едва заметно двигала радужными крыльями. Полминуты от силы полюбовавшись рожей кирпичом лучшего друга, Стинг всё же решил, что у бабочки движения и даже мимика куда более разнообразные.

— Повторю в сотый раз: у меня нет абсолютно никакого желания тратить своё личное время на такого… такого… — так и не сумев подобрать подходящее слово, блондинка замолкла, сверкнув глазами из-под стёкол очков. Ещё и губки, небось, надула, ну совсем куколка, хочется обнять и накормить хорошенько. Блондин не сдержался и прыснул, за что сразу же схлопотал пару убийственных взглядов, буквально пригвоздивших к стенке. О его присутствии в кабинете, казалось, уже успели позабыть.

— Пардон.

«Не зря, всё-таки, этот молчаливый индюк говорит: тише едешь — дальше будешь».

Оставшись довольной услышанным, молодая учительница вновь повернулась к черноволосому парню, который уже буквально нависал над её письменным столом. Поправив сползшие на нос очки, которые, судя по всему, были ей велики, да и вообще ни к чему, она схватила лежащую перед собой тетрадку и открыла её, не скрывая своего раздражения. Впервые за долгое время в помещении повисла тишина, нарушаемая лишь потрескиванием ламп и тиканьем настенных часов. Девушка нахмурилась, не отрывая немигающий взгляд от написанного, поправила белоснежные накрахмаленные манжеты блузки, после чего вслепую нащупала рядом красную ручку.

— Здесь всё неправильно. Абсолютно, — холодный, пробирающий до мурашек тон — и первый лист безжалостно перечёркнут, а вслед за ним и остальные. — Полный ноль. Это недоразумение надо запрятать куда подальше и никогда никому не показывать.

В следующее мгновение несчастная тетрадь была безжалостно разорвана надвое изящными женскими ручками и брошена на край стола перед Роугом. Стинг едва язык не проглотил от удивления, а Чени лишь скрипнул зубами от досады: пользуется своим положением, издевается, стерва. Несмотря на то, что познакомился с новоявленной преподавательницей парень только сегодня, он уже готов был придушить её голыми руками. В том, что работа была выполнена верно, у него не возникало и тени сомнений: хотя бы из-за того, что он просто переписал уже проверенную Хартфилией же контрольную. Но внешне парень оставался спокоен, как и ранее, ни один мускул не дрогнул на его лице. Если эта новоявленная химичка с обострённым чувством справедливости и вправду надеялась запугать его подобными мелочами, то она сильно ошиблась в выборе мальчика для битья.

— Мой рабочий день уже давно завершён, — девушка резко встала из-за стола, — поэтому я не собираюсь…

Раздавшийся удар по крышке стола заставил её испуганно вздрогнуть и, открыв рот, как выброшенная на сушу рыба, сесть обратно. Взгляд глаз цвета запёкшейся крови был абсолютно холоден и непроницаем.

— И всё же, мисс Хартфилия, я бы хотел, чтобы вы потратили немного своего личного времени и уделили его мне, — едва заметная, для проформы мелькнувшая улыбка на его губах напоминала скорее оскал.

«Япона ма-а-ать, Чени, ты что творишь?»

Блондинка картинно хлопнула длинными ресницами, исподлобья разглядывая горе-ученика, и сделала глубокий вдох, пытаясь сохранить остатки самообладания.

— Осталось почти два месяца до конца года, я посмотрю на твоё поведение. И посещаемость, — с напором добавила она, рыская взглядом по столу в надежде найти себе хоть какое-то занятие. Стопка непроверенных тетрадей сейчас оказалась как нельзя кстати: Хартфилия принялась проверять их с настолько заинтересованным видом, будто от этого зависела её жизнь, показывая тем самым, что на сегодня разговор окончен. Борясь с внутренним раздражением, которое упорно рвалось наружу, Роуг решил, что в этот раз лучше отступить. Схватив за ворот своего дружка и даже не посчитав нужным попрощаться, он вышел из кабинета, немного громче положенного хлопнув дверью. Стинг, растерянно барахтавшийся в крепкой хватке, наконец-то вырвался и художественно присвистнул.

— Друг мой сердечный, какая муха тебя укусила? — воскликнул парень, едва поспевая за товарищем. Их шаги звонким эхом отражались от стен: время было позднее, и школа уже успела опустеть. Взгляд, которым брюнет удостоил его в ответ, был красноречивее любых слов: Эвклиф внутренне сжался и сделал шаг в сторону — от греха подальше.

— Какого чёрта ты не сказал мне раньше, что наша бабуля вышла на пенсию? — рыкнул он и устало прикрыл глаза. Учительница, которая преподавала у них химию раньше, просто души не чаяла в парне, который был «так сильно похож на моего ненаглядного внука!», поэтому Чени не считал нужным обременять себя посещением этого урока и отделывался тем, что раз в месяц заходил к старушке на чай. К нескрываемому сожалению, Хартфилия оказалась куда менее сговорчивой, да и внуков, похожих на Роуга, у неё явно не водилось.

— Потому что ты и не спрашивал, — как ни в чём не бывало пожал плечами Стинг и под негодующие крики вахтёрши с пинка открыл дверь, выбегая на улицу; брюнет последовал за ним. В лицо сразу же пахнул свежестью прохладный вечерний ветер, режущий лёгкие. Роуг устало вздохнул и засмотрелся на чернильно-синее небо, на котором начали появляться первые звёзды. Эта новенькая определённо была не в курсе, что и по остальным предметам у него была посещаемость не ахти какая: ему вряд ли смогли бы рассказать там что-то новое. Благодаря отличной памяти, доведённому до совершенства флегматизму и идеальной выдержке он без особых усилий усваивал тот материал, на который другие тратили полгода, за одну-две недели. На «небольшие» странности одного из лучших учеников преподаватели попросту закрывали глаза, руководствуясь правилом «чем бы дитя не тешилось, лишь бы в олимпиадах участвовало». Вот только, судя по всему, Хартфилия явно не собиралась входить в их число. И, что за проклятый закон подлости, почему именно химия? Не физика, литература или иностранный, а именно эта проклятая химия, которую он просто на дух не переносит и ни капельки не понимает? Красный аттестат мысленно помахал ему ручкой и растворился в бездне безысходности.

— Да ладно тебе, на самом деле она просто душка, все остальные ученики в ней души не чают, — словно прочитав мысли друга, попробовал приободрить его Стинг и положил руку ему на плечо. — Кто же знал, что найдётся в мире человек, который сможет соперничать с тобой в твердолобости, — залился смехом он, но вовремя опомнился и замолчал. — Уверен, стоит тебе притвориться паинькой и просто походить к ней на занятия, как она сразу же сменит гнев на милость.

Роуг вновь вздохнул, мысленно считая до десяти и из последних сил сдерживаясь, чтобы не размазать лучшего друга по ближайшей стене. Вот же предатель. Но другого выхода не было, а посему оставалось лишь сделать вид, что он смирился со своей участью, а вместо этого получше присмотреться к своей противнице. А в том, что отношения у них будут, мягко говоря, не самые дружеские, парень почему-то ни капли не сомневался.

1
{"b":"620008","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Феномен «Инстаграма» 2.0. Все новые фишки
Последнее дыхание
Прыжок над пропастью
В магическом мире: наследие магов
Король на горе
Эволюция: Битва за Утопию. Книга псионика
За пять минут до