ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Война ангелов. Великая пустота
Инвестор
Авантюрист: Новичок-одиночка
Девочка, которая всегда смеялась последней
Понаехавшая
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Магия утра. Как первый час дня определяет ваш успех
Монтессори для малышей. Полное руководство по воспитанию любознательного и ответственного ребенка
Жизнь, которую мы потеряли

========== Глава 1 ==========

Лужа была огромной и на первый взгляд совершенно непреодолимой. Она простиралась от одного бордюра до другого, не оставляя сухого места ни по центру дороги, ни по обочинам. Насколько она была глубокой оставалось только гадать. Но то, что преодолевать её без риска угробить автомобиль можно было только на джипе или кроссовере с более высокой посадкой, чем у легковушки, — это был факт. По-любому, надо было разворачиваться и ехать обратно, выискивая более подходящий проулок для выезда на Российскую. Но Андрей отчего-то заупрямился и решил рискнуть ехать вперёд. Его Солярис, за шесть лет эксплуатации, ещё ни разу его не подводил, да и в прошлом преодолевал лужи без особых затруднений. К тому же, как назло, сзади подъехал ещё один отчаянный и спешащий по своим делам смельчак и уже вовсю подначивал ехать вперёд то подмигиванием фар, то нетерпеливым бибиканием.

— Ладно, поехали. — Андрей закусил губу и нажал на газ, пуская свой Солярис в плавание по необъятной краснодарской луже.

Для их маленького города любой более-менее сильный дождь был настоящей проблемой и чуть ли ни стихийным бедствием. Те части города, которые находились чуть ниже, из-за проблем с водостоком, вечно заливало водой, создавая препятствия к передвижению, как для пешеходов, так и для автомобилистов. Некоторые улицы так сильно затапливало, что преодолеть их можно было разве что вплавь. Поэтому неудивительно, что многие автомобили глохли прямо посреди улицы, создавая затор и многокилометровую пробку. Вот и приходилось таким страдальцам, как Андрей, владеющих невысокими легковушками, рыскать по переулкам в поиске мест, где эти пробки можно было хоть немного объехать.

Этот проулок показался Андрею сначала весьма неплохим вариантом. Совсем недавно отремонтированная дорога рядом со школой обещала ровный путь, без ухабов и скрытых под водою ям, угодив в одну из которых, автомобиль мог бы запросто остаться уже навсегда. Наверное, именно поэтому Андрей и решил рискнуть. Нельзя сказать, что автомобилистом он был уж слишком осторожным. Было в его жизни, что он и отчаянно лихачил, и перебирался через кучи гравия в попытках срезать до работы путь. Но при этом старался водить он аккуратно и в случае явной опасности свой автомобиль риску не подвергать.

В этот же раз на него словно нашло затмение. Возможно, все дело было в сильном дожде, почти полностью скрывшем обзор и помешавшем должной оценке выбранного пути, или в динамичной музыке, что гремела из динамиков, подначивая на опрометчивые поступки. А может все вместе, включая сигналящий сзади автомобиль и сошедшиеся на небе звезды.

— Давай, родная, езжай, — шептал себе под нос Андрей, а сам в душе молился. Словно настоящий корабль, его Солярис рассекал передним бампером водную гладь и шёл с явным сопротивлением. Первоначальная резвость автомобиля с каждым преодоленным метром заметно убавлялась, а к середине лужи и вовсе сменилась на совсем уж черепаший темп. К тому же до этого почти неслышная работа двигателя вдруг приобрела неприятный надрывный характер, заглушающий рёв музыки, и на дисплее, впереди руля, зажегся и нервно замигал значок инжектора.

— Твою ж мать! Нет! Нет! Нееет. — Увидев мигающий значок, Андрей от страха и отчаяния чуть ли не зарыдал. За все годы езды на Солярисе он зажегся впервые. И ничего хорошего не предвещал. По своему плачевному опыту на предыдущих автомобилях Андрей уже знал, что машина сейчас или заглохнет, или существенно потеряет тягу. А значит возможность застрять посреди этой проклятущей лужи стала реальной как никогда. Двигатель истошно ревел и как будто умолял сжалиться над ним и отпустить газ. Но Андрей знал: дай он слабины - и автомобиль уж точно заглохнет. А потому не сдавался и продолжал жать на педаль. Он весь взмок как мышь, по лбу струились струйки пота, и казалось, что каким-то таинственным способом автомобиль утратил свою крышу и весь хлеставший снаружи дождь устремился внутрь, на многострадальную голову Андрея.

— Ну давай же, милая, давай… Умоляю, — заклинал он свой автомобиль, надавливая на газ ногой, трясущейся от переполняющего адреналина. И словно услышав его отчаянную мольбу, Солярис, почти полностью остановившийся посреди затопленной улицы, неожиданно чуть прибавил ходу и продолжил движение вперёд. Он плыл медленно, очень медленно, хотя двигатель его надсадно ревел, но все же плыл. — Да, милая, да… Езжай вперёд, пожалуйста, езжай… Господи, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…

Показавшаяся в самом начале небольшой, лужа теперь уже выглядела бесконечной, а каждый преодоленный метр — километровой дистанцией. Усугубляло напряжение ещё и то, что дождь продолжал хлестать и через запотевшее лобовое стекло почти ничего не было видно. Андрей ехал чуть ли не на ощупь и спасало только то, что дорога под лужей была без ям. Наконец, по ощущениям Андрея, несколько часов спустя, Солярис все же достиг края лужи, которая, как выяснилось, простиралась почти до перекрёстка. Впереди, на светофоре, стоял черный внедорожник, и чтобы оказаться на сухом месте, Андрей пристроился ему почти впритык к заднему бамперу. Облегченно выдохнув, парень отпустил газ и переместил стопу на тормоз. Ногу неумолимо трясло, так что приходилось прилагать немалые усилия, чтобы удерживать педаль на месте. Чтобы успокоить тряску, он пару раз больно ущипнул себя за бедро и даже ударил кулаком по мышце, но помогло слабо. Нога, как и все тело парня, была ватной и слушалась слабо, продолжая свою пляску на педали и рискуя вот-вот соскочить.

Наконец на светофоре загорелся долгожданный зелёный, и Андрей уже хотел было возобновить свой путь, как вдруг стоящий впереди джип замигал аварийными огнями.

— Да чтоб тебя… Какого? — в отчаянии вскричал Андрей и с досады стукнул по рулю. Взмокшая от пота ладонь, соскользнула с гладкой баранки и сама собой упала на клаксон. Раздался громкий гудок, в ответ на который передняя дверь джипа приоткрылась и в просвете показалась рука водителя, пару раз махнувшего, типа «не стой, объезжай».

— Да как же я тебя объеду, динозавра такого? — заругался Андрей, пытаясь сообразить, что сделать, чтобы объехать новое препятствие. Оглянувшись, он увидел все ту же треклятую лужу, посреди которой увяз тот самый автомобиль, что подпер Андрея в самом начале его плавучей эпопеи. Сдавать назад, чтобы появилась возможность объехать джип, совершеннейшим образом не хотелось. Выехав из лужи один раз, ещё не факт, что получилось бы сделать это безопасно и во второй. Так что по-любому выходило, что вперёд он поедет только одновременно с джипом и никак иначе.

Достав из боковушки зонт, Андрей распахнул дверь и, вздохнув напоследок, с неохотой вышел под дождь. Летние туфли тут же набрали воды, и белый цвет дорогой кожи сменился на грязно-серый.

— Ну вот, ещё и туфли новые угробил, — окончательно расстроился Андрей. Назвать большим модником парня было нельзя, но одеваться красиво и со вкусом он любил, предпочитая раз в год потратить деньги в дорогом магазине, чем ежемесячно отовариваться на рынке или в дешёвом секондхэнде, как большинство мужчин с его работы.

Тихо ругаясь себе под нос и стараясь перешагивать наиболее мокрые участки асфальта, парень кое-как доковылял до водительской дверцы джипа и постучал в закрытое окно.

— Эй, шеф, помощь нужна? — произнес он в медленно приоткрывающуюся щелку и вдруг застыл, с удивлением глядя в лицо человека, все это время скрывавшегося в чреве черного джипа.

Андрея зацепили глаза незнакомца. Пронзительно синие, в обрамлении густых черных ресниц. Казалось, что два безоблачных кусочка неба просто отколупнули от вышины и поместили аккурат заместо человеческих глаз. На другие детали чужой внешности парень не обратил внимания. Ни на ровный нос, ни на приятные чувственные губы на уже довольно взрослом лице, ни на твёрдый подбородок с широкими скулами, покрытыми модной сейчас лёгкой небритостью — только два синих омута. Которые, раз зацепив, сразу же утянули парня в свою глубину и не хотели никак отпускать.

1
{"b":"620479","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Честь имею. Том 2
Непостоянные величины
Бесстрашная помощница для дьявола
Война миров 2. Гибель человечества
Королевство крестоносцев
Талорис
Чёрт из табакерки
Куриный бульон для души. Сила «Да». 101 история о смелости пробовать новое
Империя Млечного Пути. Книга 1. Разведчик