ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Меч Предназначения
О да, босс!
#Щастьематеринства. Пособие по выживанию для мамы
Инсайдер 2
Большая книга ужасов – 79
Дядя Фёдор, пёс и кот в деревне Простоквашино
Марафон «Стройность и порядок». Система заданий на 55 дней
Загадки сна
Хакерская этика и дух информационализма

========== Глава 1. Драко возвращается. ==========

Позвольте молча ей грустить

И вам ни в чем не признаваться -

А может, ей пришлось расстаться

С тем, без кого ей больно жить.

***

Тёплый свет утреннего солнца проник в спальню через узкую щель между плотных штор, не спеша исследуя все пространство комнаты. Молодой человек, лежавший посреди большой кровати, потянулся, лениво открыл один глаз, затем, чуть помедлив, второй и оглянулся. Знакомая и изученная до мельчайших подробностей комната. Он так привык к ней за эти три года. Уже три года, как он покинул Англию. Три года, как он живет во Франции, в Страсбурге. Это очень красивый город. Но самое главное — это то, что его не знают. Ни единой знакомой души.

— Драко? Ты уже проснулся? — В комнату вошла его жена Мартина.

Они поженились через год после встречи по настоянию его отца, конечно. Была бы воля Малфоя, он бы в жизни не согласился на это. Хотя во всем есть исключения. И его исключение — это она. Девушка с тёплыми карими глазами, мягкими волосами и лёгким ароматом цветом. Девушка, которая заставляет его сердце трепетать от одной только мысли о ней. Девушка, которая мерещится ему во всех и каждом. Девушка, настолько запавшая в душу, в сердце, в голову, что теперь её ни за что и никогда не вытащишь, не выведешь или не выкинешь. Девушка, которую он не видел уже три года. Гермиона Грейнджер. От её имени становится так тепло внутри, но такое приятное чувство длится всего лишь пару минут. Если не секунд. Затем только боль. Глухая, тупая боль. Рана с годами не затягивается. Все ещё кровоточит и выжигает изнутри, как и два года назад. Удивительно, как человеку может быть больно без всяких физических причин.

Три года. Вроде бы небольшой промежуток времени. Но для разлуки это почти вечность. Хуже вечности. Невыносимо, трудно, убийственно. Самые нужные всегда далёко.

Перед глазами колдографии с её свадьбы с Поттером.

Почему он? Почему этот Поттер, который не достоин и пальца этой девушки?

Потому что его, Драко, не было рядом, потому что он уехал и от него не было вестей уже вот три года. Она не знает о нем практически ничего. Хотя может быть слышала о свадьбе. Может быть даже вспоминает иногда… может быть даже любит его… Конечно, конечно, конечно, она его любит. Она его помнит. Она клялась, обещала. Она не может такое забыть. Никто бы не смог.

— Да, Мартина, — его голос показался ему дрожащим. Так всегда бывает, когда он вспоминает об этой гордой гриффиндорке.

Он взглянул на свою жену. Это была невысокая девушка с темными гладкими волосами и бледной кожей. Ему всегда нравились тёмные. Гермиона опять исключение. Она вообще вне правил и норм. Она совершенно другая. Она любимая.

Мартина на год младше Малфоя. Она кажется ему глупой и наивной, они похожи больше на коллег, чем на супруг. Разумеется, об их половой жизни речь не идёт. Куда уж без этого. Но теплота отсутствует. Больше равнодушия, чем ласки. Мало участия в жизнях друг друга, мало поддержки, мало любви. Точнее её вообще нет. Между ними ничего нет.

Они живут в небольшом коттедже. Там три спальни: одна Малфоя, другая его жены, а третья для гостей. Да, они не спят вместе. Он не хочет, а она не настаивает. У Драко свой бизнес с отцом, который живет в загородном особняке вместе с матерью. Они занимаются редкими артефактами и книгами. Дела идут в гору, и эта работа парню действительно нравится. Ему всего двадцать один год, если он передумает, у него есть время заняться чем-то другим.

У него есть все, кроме неё. Все, что он может пожелать. Но единственное, что он желает, это она.

За три года он уже свыкся с этой мыслью, с этой невыносимой болью, с этой маской равнодушия, которую Гермиона с лёгкостью снимала, которую она даже и не замечала, видя только его суть и ранимую, добрую душу внутри.

Господи, как же он скучает. Как же не хватает её лучистой улыбки, звонкого смеха, тёплых глаз.

Чтобы он отдал за её объятия? За её поцелуй? За её прикосновение?

Все, что имеет, и ещё больше. Ещё столько же.

— Драко, спускайся на завтрак, — голос молодой миссис Малфой прервал его размышления, — всё готово.

Он шумно вздохнул, встал с постели и пошёл на кухню. Это была светлая большая комната, наполненная свежим воздухом. За столом уже сидела его супруга.

Драко сел рядом, не произнося ни слова, и молча начал свою трапезу. Девушка готовила ему сама, они не держали домовиков. Это была его прихоть. Малфой знал, что Грейнджер на это ни за что бы не согласилась. Она всегда питала жалость и сострадание к слабым. К нему сначала, наверное, тоже. Жалость, переросшая в такое большое и глубокое чувство. Эта девушка поистине достойна уважения. И не только. Ещё и восхищения, и обожания, и любви. И он все это ей дарит, даже если она сейчас не с ним. Да, Мерлин, он готов подарить ей целый мир. Целый мир положить к её ногам.

— Сегодня поедешь куда-нибудь? — Опять Мартина возвращает его в реальность. Он и зол, и благодарен одновременно. Такими темпами и до депрессии не далеко. А он уже устал от этого состояния, когда ничего не хочется, когда руки опускаются, когда человек думает только о своей боли и своей потере.

— Может быть, встречусь с отцом, или сам поеду к Тревору.

Тревор продаёт артефакты и фолианты. У него достаточно хороший товар. Достойный Малфоя.

— Хорошо.

Вот так, разговор за весь день сводится к паре предложениям. Вполне нормально для их брака.

***

— Драко, это ты? — Младший Малфой вошёл в большой кабинет, — проходи.

Парень вошёл в кабинет, неся в руках портфель с бумагами.

— У нас появился большой шанс перекупить крестраж Герпия Злостного.

— Что? Это первый в мире крестраж? Кто же его продаёт? — В голове сразу возникло множество вопросов, которых хотелось задать в следующую секунду.

Это была отличная новость, значащая многое для их бизнеса. Он бы многое отдал за эту возможность завладеть такой ценной вещью, которую можно продать за большую сумму.

— Во Франции живет один маг, Бред Вислоу. Он из Англии, и ему срочно нужны деньги. Он скорее всего согласится продать его, я уже давно его окучиваю.

— Это хороший шанс для нашего бизнеса, отец.

— Я знаю, Драко, но есть одно но, — послышался тихий голос Люциуса.

Малфой напрягся, смотря на своего отца. Это «но» его смущало, потому что единственное, что он не захочет делать и о чем его отец прекрасно знает, это…

— Тебе надо вернуться в Англию, — сердце молодого мужчины упало в пятки.

… возвращение в Англию.

***

— Гермиона, милая, вставай, — послышался нежный голос её мужа.

Девушка поздно пришла с работы, она проводила сложное лечение пациента, отправившегося каким-то сложным зельем. Хорошо, что сегодня выходной. Гермиона открыла глаза и увидела перед собой Гарри. Уже повзрослевшего молодого человека с красивыми зелёными глазами и непослушными волосами. Скорее всего, он тоже только что проснулся. Соня. Он лежал около нее, и она обняла его за шею, нежно поцеловав в губы. Мужчина прижался к ней сильнее, углубляя поцелуй.

— Я жду тебя на кухне, — мужчина встал с постели и вышел из комнаты.

Супружеская пара жила на тихой улице в Лондоне, отсюда недалёко было до больницы Гермионы, а Гарри трансгрессировал в Министерство, где работал главным аврором. У них была уютная квартира с небольшой кухней, спальнями супругов и для гостей и гостиной.

Девушка села, и ей в голову ударила мысль о сне прошлой ночи. Ей снился он. Опять он, снова он, вновь он. Он, он, он и только он. Драко Малфой. Ее любовь, её идеал, её мечта. Человек, который так хорошо знает её. До всех подробностей, до всех мелочей, до всех уголков её души. Она до сих пор помнит его платиновые волосы, серые глаза, внимательно рассматривающие её при каждой встрече, крепкие руки и мягкие губы, так приятно целующие. И конечно, его запах. Прекрасный, дурманящий. Драко. Ее Драко.

Она не видела его уже три года. Наверное, не увидит никогда. Это больно, эта боль всегда в душе Гермионы. Она привыкла, смирилась, но рубцы не затягиваются, каждый день — пытка. Гарри ей помогает справляться с этим. Ей хорошо рядом с ним, она его тоже любит. Но по-другому. Иначе. Другого человека сильнее, глубже. Настолько крепко, насколько возможно. Мерлин, она бы все отдала за свидание с ним.

1
{"b":"621587","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Небо без звезд
Заказано влюбиться
50+ психологических техник на каждый день
Поймать дракона. Новый год в Академии
Вязание крючком. Самый понятный пошаговый самоучитель
Счастлива без рук. Реальная история любви и зверства
Сборник медитаций, визуализаций и гипнотических сценариев
Боевая практика книгоходцев
Ярость