ЛитМир - Электронная Библиотека

Выжившие рассеялись и побежали. Орчихе в сапогах хватило хитрости, чтобы украсть лошадь. Она запрыгнула на вороного коня Корвина и остервенело хлопнула лошадь по крупу, отправляя её в галоп, но не учла, что животное дрессировали паладины. Когда лошадь промчалась мимо, Корвин громко свистнул. Конь немедленно встал на дыбы, меся копытами воздух. Орчиха скатилась с него и тяжело рухнула на каменистую почву. Корвин в мгновение ока оказался рядом и ударил её мечом по горлу. Маленькая орчиха успела плюнуть в него, прежде чем умерла.

Алгоринд вскочил на своего скакуна и крикнул Корвину следовать за ним. Действуя вместе, они сумели сразить всех орков, кроме двух, и даже эти двое не смогли уйти без потерь. Они были ранены и без колебаний бросили товарищей, чтобы ускользнуть и затеряться среди камней и теней.

— Как дикие животные, — заметил Корвин, когда они наконец прекратили поиски. — Даже побитая собака будет искать тесное и тихое место, чтобы зализать раны.

Алгоринд кивнул.

— Давай найдём место для лагеря. Утром мы точно встанем на след. Если будет на то воля Тира, мы найдём Бронвин прежде, чем снова зайдёт солнце.

* * * * *

Бронвин прошла сквозь стену башни и рухнула на землю. Прежде она никогда не испытывала такой холод, такую нехватку жизни, такое абсолютное отчаяние. Какой-то частью своего рассудка она заметила, что местность выглядит иначе, а стены Саммит Холла оказались не там, где она ожидала. Она подумает об этом позже. Она положила щёку на каменистую землю и позволила темноте себя забрать.

Когда Бронвин очнулась, сумерки почти закончились, и серебро неба потемнело с приходом мрака. Неожиданный шорох крыльев привлёк внимание и помог сфокусировать её сонные мысли. Рядом приземлился Лавочный Кот, хлопая крыльями и яростно каркая.

Бронвин застонала и повернула голову, чтобы лечь лицом вниз. От хриплых кличей ворона гудели виски.

— Подумай об этом, — взмолилась она.

Знакомый стук подкованных железом сапог Эбенайзера приблизился к ней. Дварф поднял её голову за косу и вгляделся в лицо.

— Я думал, ты разучилась читать, женщина. Где, именем Девяти Адов, ты была — в ледяной пещере? Ты же синяя, как лунный эльф!

Бронвин перекатилась и села, обхватив колени. Её била сильная дрожь.

— Лич. Боги, как мне холодно. Я не чувствовала холода, пока не ушла.

— Страх — полезная вещь, — прокомментировал дварф. — Помогает держаться на ногах. И к слову об этом, нам лучше делать ноги. Встать сможешь?

Она позволила дварфу поднять себя. После нескольких неровных шагов Бронвин уже могла нормально идти. Она выслушала рассказ Эбенайзера о прибытии паладинов и о том, как идея Кары позволила им найти её. В свою очередь, она поведала ему о том, что рассказал лич.

— Мы отправляемся в Глейдстоун, — сказала она. — Деревню примерно в двух часах езды на север отсюда. Это небольшая община эльфов и полу…

— Камни-булыжники! — сплюнул дварф. — Эльфийская деревня. Никогда не думал, что настанет день, когда я специально отправлюсь в эльфийскую деревню. И что мы там ищем?

— Игрушечное осадное орудие. Объясню позже.

Она бросила взгляд через плечо.

— Нам лучше спешить. Если это тот паладин, что преследовал меня раньше, скорее всего, он не отстанет.

Они ехали в свете восходящей луны, осторожно озираясь вокруг в поисках паладинов и орков. Вскоре Кара начала клевать носом, и Бронвин ехала, одной рукой обнимая девочку, чтобы удержать её на лошади. Когда они добрались до Глейдстоуна, Кара была не единственной спящей. В большинстве домов и лавок не горел свет.

Деревня представляла собой небольшое собрание домов и магазинов, сгрудившихся вдоль двух узких улиц и нескольких соединяющихся переулков. Пейзаж был достаточно приятным, и Бронвин пару раз уже приходилось наслаждаться здешним видом, когда она проезжала через деревню в прошлом. Большая часть домов была низкими и небольшими, с соломенными крышами. В гнезде на старой печной трубе спал аист. Большая уличная печь, в которой пекли весь деревенский хлеб, по-прежнему источала приятный жар и тёплый, вкусный аромат. Игрушечная лавка была закрыта, двери и ставни заперты, и всё это охранял крупный и с виду голодный пёс.

— Давай-ка подождём до утра, — предложил Эбенайзер, посмотрев на тихо зарычавшего сторожа.

Глава 15

Терновый Оплот (ЛП) - i_004.png

Бронвин проснулась в хватке кошмара, колотя руками по одеялам и пытаясь сбежать от демонов, которые выли и ревели в её сновидениях.

— Тихо, тихо! — произнёс строгий дварфийский голос. Сильные руки схватили её за запястье и встряхнули, чтобы разбудить. — Побудь здесь и присмотри за девочкой.

Вынырнув из сна, Бронвин поняла, что следы кошмара присутствуют в реальности, а не только в её памяти. За окном раздавалась адская какофония воплей, грохота копыт и звона стали. Громче всего ревел и шипел гневный голос огня. Вверх взметались яркие языки пламени, облизывая ночное небо.

Бронвин спихнула с себя одеяла и натянула сапоги. Её разум отбросил старые страхи и быстро оценил ситуацию. Снятые ими на ночь покои представляли собой единственное просторное помещение, занимавшее весь второй этаж. Здесь была только одна дверь, на окнах присутствовали ставни. Бронвин какое-то время сможет удержать налётчиков, а если понадобится, Кара всегда сможет воспользоваться своими камнями, чтобы сбежать.

Она бросила быстрый взгляд на девочку. Лицо Кары было застывшим, но спокойным. Девочка подошла к окну и увидела орка, который прижал двух местных полуэльфов к глиняной печи. Неожиданно из земли взметнулся огонь, лизнув орку промежность. Тот взвыл от боли и неожиданности и попятился прочь.

— Я могу помочь, — решительно сказала Кара, повернувшись к Бронвин. Взгляд её карих глаз говорил: «Только попробуй отослать меня прочь!»

— Если придётся, ты уйдешь, — вынуждена была сказать Бронвин.

— Но не раньше.

Она согласно кивнула, и они уселись ждать.

* * * * *

На улице внизу Эбенайзер хмыкнул, когда волшебный огонь поджарил орка. Он кратко задумался, сможет ли Кара это повторить.

Впрочем, огня им и так хватало. Пылали четыре дома на восточной стороне деревни, и их было уже не спасти. Правда, поджог всего остального орков не интересовал. Они были здесь, чтобы грабить, и отчаянно пытались этим заняться.

Но Эбенайзеру показалось, что здесь замешана какая-то вендетта. В нападении было какое-то безумие, дикое, кровожадное отсутствие подготовки и планирования, из-за которого с этими тварями было ещё сложнее сражаться. Они были похожи на ужалённых пчёлами мулов. Невозможно было предсказать, что они станут делать и почему.

Один из орков заметил его и бросился в атаку, сжимая под мышкой фермерские вилы, как рыцарское копьё. На секунду Эбенайзер оказался в тупике, не зная, как лучше отразить нападение. Потом он вспомнил, где стоит — прямо перед одной из толстых оштукатуренных стен постоялого двора.

Дварф поднял молот, чтобы глупый орк подумал, будто он собирается стоять и сражаться, и позволил ему приблизиться. В последний миг он упал и перекатился в сторону. Орк не затормозил, и вилы вонзились глубоко в стену.

Эбенайзер оказался на ногах раньше, чем стих испуганный вскрик орка. Он с силой взмахнул молотом, обрушив его противнику на основание хребта. Орк рухнул, получив добавочное ускорение ещё одним ударом — по затылку.

Дварф огляделся кругом в поисках нового занятия. Неподалёку эльфийка с бледно-жёлтыми локонами в ночной сорочке им в тон в смятении таращилась на сломанный меч у себя в руках. Два мёртвых орка лежали рядом, и ей, похоже, было мало.

Это Эбенайзер уважал. Представься ему шанс защищать свой клан и свой дом, он не остановился бы, пока не закончил работу.

— Эй, блондиночка! — проревел дварф. Он вытащил из-за пояса топор и поднял его. — Нужен клинок?

74
{"b":"621744","o":1}