ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну? — спросил он посланца.

— Часовой на северной башне докладывает о приближении двух наездников. Мужчины и женщины.

Даг резко встал.

— Это моя сестра?

— Может быть. Люди, видевшие, как она входила в крепость перед нашей атакой, считают это возможным, но они видели её только издалека.

Был способ узнать наверняка. Даг шагнул к двери, которая вела в прилегающую комнату. Кара сидела на кровати с удивительно подавленным видом. Игрушки, которыми он её обеспечил, лежали на сундуке, в котором, предположил Даг, находилась вся её новая одежда и вещи. Она предпочитала носить ту одежду, в которой попала сюда — платье из розового шёлка. Очень скоро ему придётся отыскать способ убедить её расстаться с платьем на достаточный срок, чтобы его можно было постирать. В руках девочка держала небольшую деревянную куклу, грубо вырезанную и такую широкую и прямоугольную, что игрушка напоминала скорее дварфа, чем человека.

— Кара, у нас гости, — сказал он. — Как леди этого замка, ты должна их поприветствовать.

Это ей понравилось. Она сразу же встала и последовала за ним по лестнице к проходу, который шёл вдоль всей крепостной стены. Высота, казалось, нимало её не беспокоит — она была бесстрашным ребёнком, это Даг заметил — но он всё равно крепко взял её за руку, пока они шли к главным вратам.

У девочки вырвался радостный крик.

— Это Бронвин! Она приехала в гости?

— Она останется, если ты захочешь, — сказал Даг, и это была правда. Если он найдёт способ удержать их обеих, использовать силу, которой могли обладать лишь они, то наверняка этим способом воспользуется. — А мужчина с ней?

Карие глаза Кары прищурились, губа оттопырилась.

— Это тот, который меня украл. Он убил моих приёмных родителей и забрал меня. Он гнался за мной в Глубоководье.

Так значит, сэр Гарет всё-таки говорил правду, подумал Даг. В нём волной поднялось мрачное удовлетворение при мысли, что этот мужчина, этот паладин так удачно направляется прямо к нему в руки. Узколобый дурак наверное собирается пробиться через весь гарнизон или геройски погибнуть.

— Здесь он не причинит тебе вреда, — заверил её Даг, — но нет никакой уверенности, что он не сделает больно Бронвин, если мы их не впустим. Не бойся.

Кара бросила на него скептический взгляд.

— Я не боюсь. Я злюсь.

Он одобрительно улыбнулся и зашагал дальше. Они шли, пока не достигли небольшого нависающего над воротами парапета.

Даг не ожидал, что первый взгляд на сестру так на него подействует. Она была красива, и хотя он не видел её больше двадцати лет, очень знакома. Всплыло воспоминание, одно из тех воспоминаний, что навеки отпечатались в его разуме с абсолютной, страшной чёткостью. Он снова увидел искажённое мрачной решимостью белое лицо матери, когда она бросилась защищать своих детей. Это выражение возродилось в глазах его сестры Бронвин.

Он может этим воспользоваться, подумал Даг, отчаянно борясь сам с собой, чтобы оставаться беспристрастным. Если она так привязана к Каре, то может быть, готова на всё ради девочки. Их мать погибла, защищая своих отпрысков. Давайте посмотрим, думал он, унаследовала ли дочь Гвенидейл кроме лица ещё и характер матери.

Даг шагнул вперёд, чтобы ожидавшие у ворот наездники могли его хорошо разглядеть.

— Назовите ваши имена и ваше дело, — крикнул он вниз.

Боль, резкая, колющая и настойчивая, ударила в виски Алгоринда. Он прикрыл глаза и запрокинул голову, чтобы посмотреть на стену. Рыцарь ни на миг не сомневался, кто такой заговоривший с ними человек. От него волнами исходило зло. Алгоринд молча взмолился о силе и о защите, необходимой, чтобы удержать злую силу и побороть её.

Женщина рядом с ним на первый взгляд никак не пострадала. На самом деле, она казалась тревожливо спокойной, и на её губах играла небольшая улыбка.

— Спроси Кару, кто я такая.

Последовала мгновенная пауза.

— Очень хорошо, сестра. Ты говоришь многое, не расходуя слов зря, но ты ответила лишь на один из моих вопросов. Что тебе здесь нужно?

Бронвин бросила быстрый взгляд на Алгоринда и кивнула. Это был сигнал, о котором они договорились. Они спешились и вместе подошли к стене. Хвала Тиру, его ментальные щиты выдержали, и причинённая близостью зла боль не стала сильнее.

— Я торговка, — крикнула Бронвин. Она стояла расслабленно, запрокинув голову и положив руки на бёдра. Можно было подумать, что торгуясь за жизнь девочки, она не испытывала никаких эмоций.

— Твои условия? — отозвался жрец. В его голосе звучала нота любопытства, которая показалась Алгоринду страшнее пылающей ярости.

— Достаточно просты. Я хочу Кару. Взамен я отдам тебе все три кольца Самулара и могущественный артефакт, которым они управляют. Что ты будешь с ними делать — меня не касается.

Это предательство ледяным кулаком ударило Алгоринда.

— Не надо! — запротестовал он, абсолютно ошеломлённый этой демонстрацией её истинной натуры.

Бронвин повернулась и улыбнулась ему холодной, слабой улыбкой.

Он потянулся к мечу, но было слишком поздно. Массивные двери распахнулись, и дюжина солдат Жентарима окружили их. Солдаты бросились на паладина, грубо затолкали его в ворота и принялись толкать дальше, к тому, что приготовила для него эта лживая предательница.

Глава 19

Терновый Оплот (ЛП) - i_004.png

Когда во двор ступили Бронвин и пленный паладин, Даг поспешил спуститься по лестнице у ворот. Он улыбнулся и шагнул вперёд, чтобы наконец забрать своё наследие.

— Здравствуй, Брон, — слабо улыбнувшись, сказал он, назвав почти забытую кличку.

— Брэн, — она стояла, глядя на него широко раскрытыми глазами. Её лицо являло собой холст на котором отражалось больше эмоций, чем он мог назвать. — Неожиданно я… так многое вспомнила.

Как и он. Они звали друг друга Брон и Брэн. Ближе всего по возрасту, если не по характеру, в детстве они были неразлучными друзьями и заклятыми врагами. На него обрушились образы, мимолётные и горьковато-сладкие.

Она шагнула вперёд и протянула руку в бездумном жесте. Он взял её ладонь в обе руки.

— Ты сделала предложение, но я хочу, чтобы ты его пересмотрела. Если пожелаешь, можешь остаться здесь, со мной и Карой.

Большие карие глаза Бронвин уставились на него. Взгляд похолодел. Она вырвала руку.

— Под одной крышей с убийцей моего отца? Ни за что. Отдай мне Кару, и я уйду.

Он не позволил её ответу причинить ему боль.

— Пока нет. Остался вопрос с кольцами и артефактами, — напомнил он, потом тихонько прицокнул. — Всё та же прежняя Брон. Забрала себе все игрушки.

Даг понимал несомненную привлекательность памяти, и жрец как мечом воспользовался своим знанием, что однажды он был человеком, которого Бронвин любила больше всех прочих.

Она покачала головой, отказываясь подчиняться.

— Я хочу увидеть Кару, — твёрдо заявила Бронвин.

Он поднял бровь.

— Разве ты её не слышала? Она в караулке, под опекой бывалых солдат, которые сейчас наверняка жалеют, что вместо этого им не пришлось патрулировать Трясину Мертвецов.

Она нагнула голову, прислушиваясь, и свирепо усмехнулась, когда услышала звуки борьбы разозлённой Кары.

Даг повернулся к стражнику у его локтя.

— Пускай её пришлют вниз.

Сообщение было доставлено, и Кара вылетела из двери караулки, как мелкая коричневая пташка. Она с радостным криком бросилась в объятия Бронвин.

— Отец сказал, что ты пришла в гости! Он сказал, что может быть ты останешься.

Бронвин поглядела на Дага поверх головы Кары, удерживая его взгляд, пока говорила.

— Планы изменились, Кара. Ты идёшь со мной. Отдай отцу кольцо.

Без промедления девочка сняла кольцо и протянула его Дагу. Это обеспокоило его — и немало уязвило. Разве он не смог заставить её понять, какой ценностью обладает кольцо, какая власть заключена в её наследстве? Неужели она так мало ценит кольцо — и самого Дага?

84
{"b":"621744","o":1}