ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Счастье оптом
Думай и богатей: золотые правила успеха
Речь как меч
Богатый папа, бедный папа
Цветы для Элджернона
Вредная девчонка в школе
Аня де Круа 2
М. Ю. Лермонтов Лирика. Избранное. Анализ текста. Литературная критика. Сочинения
Монтессори для малышей. Полное руководство по воспитанию любознательного и ответственного ребенка

========== Глава 1. Отрицание ==========

Любой, кто знал Мориарти до его возвращения, мог бы отметить, что Джим сильно изменился. Правда, таких людей было немного. А если быть честным, по факту — только один. Но и тот, пока предпочитал молчать… Джеймс замечал это молчание, как нечто ползающее по его квартире, как длинное змеиное тело, в кольцах которого он то и дело боялся застрять.

Правда были и дни просветления. Тогда Джеймс брался за работу, восстанавливал порушенные связи, поднимал обратно свою фирму, от которой после зачистки Холмсом осталось всего ничего.

А порой он исчезал, на день, два, возвращался всегда молчаливый, с застывшим взглядом и в пятнах крови.

Если раньше Мориарти убивал чаще всего руками других, то сейчас ему нравилось, как нож рассекает чужую кожу. Или свою. В зависимости от настроения.

Сегодня ему не понравился взгляд разносчика пиццы. Поэтому от двери до ванной комнаты можно было пройти по кровавым следам. Сам Джеймс сидел там же, вырезая на холодной коже мертвого узоры. Ему нравилось дерево, которое выросло у того по позвоночнику. Он решил, что Себастьян тоже оценит.

Сообщение в один символ — «.» было сигналом, что он нужен. Сейчас.

***

Моран пил неразбавленный виски и понимал, что тот слишком слаб. Он перепробовал множество наркотиков, но ни один не действовал на него, словно ничего в этом мире уже не могло его взять. Самые ненасытные шлюхи мира обслуживали убийцу, но ни одной не удалось потушить тот огонь и похоть, что в нем пылали.

Его личный мир изменился. Кажется, ничего уже не могло разрушить этот прочный фундамент. Но нет — психика раскалывалась, разбивалась, крошилась по кирпичику и срывалась в обрыв сознания. Он соберется снова, как было всегда, только какой на этот раз будет рисунок, какого монстра он породит?

Телефон завибрировал, настойчиво давая о себе знать, вырывая Морана с мясом из своей собственной реальности. Лишь один человек способен на это и он зовет. Конечно, Моран может проигнорировать этот вызов. Но так же он знал, что через десять минут все равно будет в указанном месте — уверенный, холодный, целый, собранный по частям.

Кинув деньги на барную стойку, полковник вышел из бара и сел за руль. Бутылка виски, а ему не о чем, разве что резани по коже и наружу рванет проспиртованная кровь.

Моран знал куда ехать — в их условное место, где даже дверь оказывается незапертой. Как неосторожно, в первую очередь для тех, кто постарается сюда проникнуть без приглашения. Да и с приглашением бывает опасно, когда дело касается Мориарти.

В нос ударил такой родной, металлический запах крови, вокруг слишком много красного. Широкая длинная лента на полу, тянущаяся вглубь квартиры, заворачивала за угол, маня за собой. Будто бы багровая ковровая дорога, которую Джим раскатал специально для него, своего личного ручного киллера. Гензель и Гретель оставляли за собой след из хлебных крошек, а Мориарти создает свой путь из другого.

«Найди меня по следу из крови» — словно говорил его босс. И киллер всегда находил.

Стараясь не наступить на кровь, чтобы не испачкаться, Моран прошел по следу в ванную. Нужно будет поблагодарить босса за столь торжественный прием.

Джеймс обернулся, почувствовав, что больше не один.

— Привет, — растянулись в беззвучном приветствие тонкие губы. Застывшим, стеклянным взглядом он скользнул по лицу полковника, видя в нем собственное отражение.

Когда они оба успели сойти с ума?

Нет. Не так. Что стало последней каплей для Морана. Ни тело ли босса с простреленным черепом? Или это был его собственный сон.

Себастьян раньше был для него последним островком стабильности в зыбком болоте реальности. На чем удерживаться, когда и этого не стало.

Джеймс с трудом перевернул лежащее в ванной тощее тело. Он еще не закончил, хотя руки в крови по локоть. Ему нужно раскрыть эту грудную клетку, чтобы избавиться от ощущения, что его собственные ребра раскроются со щелчком.

Повернувшись к Себастьяну, Джеймс слегка покачивался с пятки на носок, ему казалось что за спиной Морана колыхались черные щупальца.

— Поможешь? — кивнул он на парня в ванной, понимая, что его собственных сил, чтобы взломать реберную клетку, просто не хватит.

Очень часто Моран гадал, когда же Джеймс стал таким. Детская психологическая травма, гены или все вместе взятое? А может он собственноручно и осознанно взрастил монстра, вылепливая себя сам, словно из пластилина.

Стеклянный взгляд и тень, которая легла под глазами, говорившая о том, что Джеймс плохо спит, если вообще смыкает глаз. Как давно Моран не чувствовал его, хотя раньше он понимал своего босса даже на расстоянии. Прочнейшая связь, разрубленная топором.

Поможет ли он? Конечно. Он будет помогать боссу вечно. Он спустится за Мориарти в ад.

«К твоим ногам я сложу горы трупов» — вот как называлась их игра, их заигрывание друг с другом на каком-то высоком, непонятном, недоступном для обычных людей уровне. Себастьяну всегда нравились эти игры. Открывать людей, раздвигая с хрустом ребра, как шкатулки с драгоценностями, заглядывая внутрь, гадая, что там окажется на этот раз, перебирать влажные горячие органы. Ему нравилось это делать, когда жертва еще жива, когда раненое сердце из последних сил бьется о пальцы, а после — о язык. А легкие делают последний вздох, циркулируя свою посмертную порцию кислорода.

Моран молчал. Разве нужны слова сейчас, когда они вновь вместе? Когда убийце нужно лишь присутствие босса рядом, его дыхание, его взгляд.

Неуемный темный консультант и молчаливый снайпер, они разговаривали без слов, словно на телепатическом уровне, на каком-то лишь им двоим известном языке.

Тяжелый сапог опустился на грудную клетку, та треснула, как старая корзина, кожа порвалась, обнажая белоснежные осколки костей.

— Нет! Нет-нет-нет-нет! — острые кулаки обрушились на спину Морана.

— Нет! — лицо искажено гримасой недовольства.

Зачем, зачем он сломал его игрушку вместо того, чтобы аккуратно… красиво.

— Идиот! — Мориарти так часто произносил это слово по отношению к своему снайперу, что то словно потеряло всякую окраску. Но сейчас голос вновь взрывается эмоциями.

— Теперь он больше не интересен! — Джеймс больше не смотрел в ванну. Растоптанное тело было похоже на сломанную куклу, он и сам такой, только этого не видно.

Развернувшись, он ушел в гостиную, оставляя на двери кровавый отпечаток ладони, как пощечину.

Забравшись на диван с ногами, Джеймс смотрел в стену, дуясь, как ребенок которого родители заставили идти домой, хотя игра была в самом разгаре.

Их игра… У него уже была Большая Игра. Чем она закончилась?

Взгляд снайпера мрачен, зубы сжаты, как и кулаки. Его Джим наследил, не задумываясь о последствиях, а убирать мусор снова придется ему.

Полковник опустил равнодушный взгляд холодных глаз на труп — сломанный, кровавый, никому более не нужный. Знал ли разносчик пиццы, что этот день станет для него последним? Интересно, что бы выбрал этот бедный мальчик в качестве места своего погребения — реку, лес или ванну с кислотой? Бездыханное тело вряд ли ответит, поэтому приходится снова выбирать самому.

Мозг Морана начал свою работу — сначала нужно взломать базу данных пиццерии и удалить последний заказ, иначе на них выйдут в течение получаса, когда не досчитаются одного из работников. После расчленить труп и избавиться от улик и частей тела.

Выйдя из ванны, Бастиан кинул быстрый взгляд на обиженного расстроенного босса и открыл его ноутбук. Компьютерные махинации заняли несколько минут, никакого заказа на этот адрес не было и в помине.

Мориарти был просто убит горем от того, что его маленькая шалость не удалась. Так и хотелось немного утешить его, но, к сожалению, сейчас у Морана не было на это времени.

1
{"b":"621900","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девушка с татуировкой дракона
Происхождение
На волю, в пампасы!
Машина Времени. Полвека в движении
Дом учителя
Монстр
Эпоха викингов. Мир богов и мир людей в мифах северных германцев
Нэнси Дрю и гонка со временем
Солнечный круг