ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В сущности, это были арендные отношения. Более того, богатые люди арендовали государственную землю крупными участками, чтобы делить ее и в свою очередь сдавать в аренду мелким хозяевам для непосредственной обработки. Государственные чиновники, получавшие землю в качестве платы за службу, тоже делили ее на мелкие участки и сдавали в аренду. Такой чиновник имел право продать свой земельный участок, только к покупателю переходила и обязанность нести государственную службу.

Законы Хаммурапи ограничивали продажу общинной земли, а это значит, что подобная практика была уже довольно распространенной. Но эта практика не соответствовала общинным отношениям. Община распадалась. Территориальная община (деревня за пределами города или городской квартал) практически превратилась в административную единицу. Сохранялся совет старейшин, но он возглавлялся теперь представителем царя, а важнейшие судебные функции были переданы назначенным царем судьям.

Основные ирригационные работы выполняли общинники, но и в этом возрастала роль частных хозяев. По законам Хаммурапи, если кто-то не доглядит за состоянием ирригационных сооружений на своей земле и от этого пострадают соседи, виновный обязан возместить им ущерб.

И все же ослабление централизованного управления ирригационными работами вело к упадку этой системы. Использовалось лишь то, что осталось от прежних времен. Во II тыс. до н. э. началось засоление почв и урожайность упала в три раза.

Итак, в чем заключались изменения в экономике по сравнению с шумерскими временами? Централизованное государственное хозяйство распалось, община превратилась в административную ячейку государства, в инструмент для сбора налогов. В противовес государственной собственности на землю стала развиваться частная собственность: землю, которую можно сдать в аренду и продать, уже нельзя назвать общественной собственностью.

Существенным изменением в социальной структуре общества стало расширение рабовладельческих отношений. Сходит на нет патриархальное рабство. Если раньше продажа детей в рабство считалась нормой, и выход дочери замуж означал продажу ее жениху, то теперь, наоборот, жених получал с невестой приданое от ее отца. Законы Хаммурапи ограничили кабальное рабство. Если прежде несостоятельный должник становился рабом кредитора, то теперь долг отрабатывал не сам должник, а члены его семьи, причем только в течение трех лет.

Но численность рабов, приобретенных путем покупки у иноземцев или захвата пленных, существенно возросла. Рабский труд стал широко использоваться в мелких хозяйствах. Это оказывалось достаточно выгодным, потому что не требовались надсмотрщики: находясь рядом с хозяином, раб не мог отлынивать от работы. Семья среднего достатка обычно имела от 3 до 6 рабов. Не иметь рабов считалось признаком бедности.

В правовом отношении население страны делилось на три категории: авилум, мушкенум и вардум. Вар дум – это рабы. Они тоже имели некоторые права. Рабу разрешалось иметь свое имущество, вступать в брак со свободной женщиной, причем дети от этого брака считались свободными. Авилум – свободный полноправный человек, мушкенум – государственный служащий. Если в Шумере государственные служащие были господствующей группой населения, то по законам Хаммурапи их правовой статус был ограничен. Если за членовредительство авилума полагалось наказание по принципу талиона («око за око, зуб за зуб»), то наказанием за членовредительство мушкенума был денежный штраф. Это кажется странным: ведь и при Хаммурапи государственные чиновники обладали повышенными правами, и простые люди от них зависели. Очевидно, здесь имело значение то обстоятельство, что для членов общин сохранялись традиционные архаичные нормы, а для царских слуг устанавливались новые нормы, более соответствующие товарно-денежным отношениям.

В VI–IV вв. до н. э. все эти процессы получают дальнейшее развитие. Царь теперь – лишь один из крупных землевладельцев, и даже не самый крупный. Он использует свою землю, как и другие, путем сдачи ее в аренду. Таким же образом используется и храмовая земля. Значительная часть этой земли была разобрана жрецами, которые платили храму арендную плату и уже от себя сдавали мелким арендаторам.

Когда земля сдавалась мелким хозяевам, практиковалось два вида арендной платы: или арендатор ежегодно платил оговоренную сумму, или отдавал хозяину земли треть урожая.

Земли крупных частных владельцев нередко формировались путем скупки владений мелких хозяев (или их закабаления), поэтому были разбросаны по разным частям страны.

Итак, земельный фонд страны теперь состоял из отдельных владений разного происхождения, и правовая разница между этими владениями постепенно стиралась. Правда, существовали «общие» земли – болота, пастбища, дороги, каналы, но это были не царские, а общегосударственные земли.

Главными статьями доходов государства и храмов были налоги, которые теперь собирались в денежной форме, и церковная десятина. Оставалась и государственная трудовая повинность по прокладке каналов и строительству, в которой должно было принимать участие все население. Но от этой повинности можно было откупиться, наняв вместо себя другого человека или просто заплатив определенную сумму денег. Продавалось и покупалось все: земли, сады, административные должности и должности жрецов.

А в конечном итоге непосредственными производителями были мелкие хозяева на небольших участках земли, собственных или арендованных. Размер этих участков колебался от 1/3 до нескольких га и располагались они обычно полосами вдоль арыков.

В прежние времена Тигр и Евфрат во время разливов приносили на поля массу плодородного ила. По мере развития мелиоративной системы такое естественное удобрение полей сходило на нет. Чтобы сберечь плодородие земли, теперь приходилось переходить к двухпольному севообороту, а иногда засевать лишь треть земли. В крупных хозяйствах, где практиковалось стойловое содержание скота, могли удобрять землю навозом, но в мелких хозяйствах такого источника удобрений не было. Это диктовало необходимость интенсификации земледелия, перехода к садово-огородным культурам.

Но именно для мелких хозяйств это часто было невозможно. Финиковая пальма, как и другие садовые культуры, первые годы после посадки не дает плодов. Чтобы перебиться в переходный период, надо было залезать в долги, а это вело к ростовщическому закабалению и разорению.

К тому же происходило парцеллирование хозяйств – дробление их при передаче по наследству.

Все это способствовало развитию ростовщичества и субаренды. В одних случаях богач арендовал у храма или государства большой участок земли, чтобы его раздробить и сдать в аренду мелким хозяевам, конечно, за более дорогую плату. В других случаях закабаленные крестьяне превращались из собственников в арендаторов своих хозяйств.

А техника сельского хозяйства оставалась на том же уровне, что и в Шумере. Правда, теперь здесь появились лошади, но они использовались только на войне. А пахали теперь не столько на ослах, сколько на волах и даже коровах.

В этот поздний период истории Вавилона дальнейшее распространение получили рабовладельческие отношения, причем все чаще эксплуатация рабов приобретала форму римского пекулия: раб вел самостоятельное хозяйство, лишь часть доходов отдавая рабовладельцу. Рабы арендовали участки земли, иногда у своих же хозяев, владели ремесленными мастерскими, торговыми заведениями. Вспомним, однако, что в античном мире пекулии были одним из главных признаков разложения рабовладельческого строя.

Особенности экономического развития Вавилона определялись все большим расширением сферы товарно-денежных отношений. Поскольку Вавилон находился на пересечении водных и сухопутных дорог, торговля между Западом и Востоком шла через этот город. Вавилон стал экономическим центром Ближнего Востока. Это и было главной причиной роста товарно-денежных отношений и продвижения на Восток экономических моделей Запада.

2.3.3. Город и горожане

Поскольку Вавилон был международным торговым центром, в обращении здесь были монеты разных государств. Поэтому вавилоняне, не обращая внимания на номинал монет, принимали их по весу содержащегося золота и серебра.

13
{"b":"622189","o":1}